1945 год

Д.Т.Никишин "Страницы биографии военного летчика" Подготовил к публикации Б.П.Рычило ©2000-2002  

Главная
Вверх
1929 год
1930 год
1931 год
1934 год
1937 год
1938 год
1938 год
1939 год
1939 год
1940 год
1940-41 годы
1942 год
1942 год
1943 год
1944 год
1945 год
1945 год
1948 год
1953-60 годы
1960 год
1960-68 годы
1968 год

 

Австрия

Д.Т.Никишин на фоне своего Ту-2 (54 Кб)

Командир 6-го Гв.БАК генерал-майор авиации Никишин Д.Т. (второй справа)
у своего Ту-2. Австрия. 1945 г.

 

Базировались мы в Австрии на трех аэродромах. Первые послевоенные месяцы обстановка была противоречивой, не всегда можно было сразу понять, то ли конец войне, то ли еще нет. Ездил я на «Форде» - кабриолете везде сам, без оружия, даже в Альпы и в венскую оперу. И в то же время в Вене под видом советских офицеров разбойничали власовцы.

На аэродроме в Асперне остался Ме-262, и я собрался его опробовать в полете, дал инженеру указание подготовить. Однако при осмотре обнаружилось, что двигатели пробиты автоматными пулями - видимо, немцы умышленно вывели его из строя. Впоследствии этот самолет передали в НИИ ВВС на Чкаловской. Как-то видел издали арестованного бывшего генерала Власова, которого доставляли под конвоем самолетом в Москву: в Асперне самолет с ним садился для дозаправки.

Пролетом в Париж на Ли-2 сел в Асперне и мой хороший знакомый В.Грачев. Он должен был забрать Молотова из Парижа и доставить на дачу к Сталину на Рицу. У него не было второго пилота, а в полетном листе, подписанном генералом Власиком - три свободные строки, чтобы вписать, кого посчитает нужным. И он принялся уговаривать меня лететь вместе. Но, помня полтавскую историю, я повел его к Красовскому. Тот, понятно, отказал. Посылали и в Италию проверить, что делает там группа Витрука. Я подготовил Бостон, но тоже письменного приказа не получил.

Летом 1945 года я получил орден Суворова II-й степени, и звание «генерал-майор авиации».

Во время войны военачальников, участвовавших в проведении крупных операций, как правило, награждали высшими орденами. Представления по полной форме в таких случаях составлялись не всегда, зачастую было достаточно телефонного звонка или устного распоряжения Сталина. Бывали и неожиданности для награжденных. В 1945 году Сталин в списке представленных к званию Героя Советского Союза взял и исправил фамилию, которая ему не понравилась. Так генерал А.С.Жидов стал Жадовым.

К званию Героя Советского Союза Красовский представлял меня трижды: два раза во время войны и один раз уже после Победы. Но документы на представление так и не утвердили - у меня с руководящими военными политработниками отношения были далеко не лучшие. Приведу только один пример: вскоре после окончания войны уже из Австрии меня вызвал в Москву маршал Новиков. Я на своем «Бостоне» сел на Центральном аэродроме, приехал в 23-й дом. Еще на лестнице ко мне кто-то подошел и пригласил к Члену Военного совета ВВС Шиманову - тот уже узнал о моем прибытии. Шиманова в свое время назначили в ВВС из ЦК, чтобы он получил звание «генерал-полковник». Увидев меня, он сразу спросил:

- Трофеи привез?

- Какие трофеи? - опешил я - Я что, трофейная команда?

Короче говоря, мы с ним повздорили и возмущенный до предела я ушел к Новикову. Тот, узнав причину моего возмущения, успокоил:

- Не удивляйся, ему все трофеи привозят, вот он и привык.

Пока одни рисковали жизнью на фронтах, другие обзаводились дачами и барахлом, теряли всякую совесть. Меня они на свой лад переделать не могли, вот и злились. Были у Шиманова приспешники - генералы Рытов и Гудков (позже первый из них стал Членом Военного Совета ВВС, а второй начальником управления кадров ВВС), так они даже в 1959 году безуспешно пытались навредить мне - обвиняли в якобы имевших место приписках в летной книжке.

Насколько я знаю, московские любители трофеев опасались только Сталина и старались действовать тайком. Летом 1945 года в Вену прибыл крупный политработник штаба ВВС генерал К. Мы разместили его на вилле, где в зале висела великолепная хрустальная люстра весом тонны в полторы. У нас как раз шли крупные учения, и генерал в основном был предоставлен сам себе. Положив глаз на люстру, он дал поручение своему адъютанту по-тихому демонтировать ее и упаковать в оружейные ящики. Когда собрался улетать в Москву, то заранее просил его не провожать, рано утром загрузил ящики в С-47 и тихо отбыл.

За завтраком за одним столом с Красовским сидел я и командиры еще двух корпусов. Тема трофеев тогда была в моде, а Степан Акимович был любитель розыгрышей. И вот он стал меня спрашивать, как я вывез какой-то австрийский шкаф. Я ему подыгрываю, командиры не знают, что и думать, а тут еще подошел адъютант Красовского и доложил, что К. вывез самолетом несколько тяжелых ящиков. Теперь уже удивились все, к тому же комендант обнаружил пропажу люстры и доложил в СМЕРШ, а те сообщили по своим каналам И.Сталину. Когда самолет К. приземлился в Москве, его уже ждал приказ о снятии с должности. Генерал упал в обморок прямо у трапа, а самолет тут же заправили и адъютанта вместе с люстрой отправили назад в Вену вешать ее на место.

Генерал К. несколько месяцев томился в резерве, но поскольку состоял в каком-то родстве с Вершининым, в конце концов получил должность заместителя начальника Института авиационной медицины по строительству. Надо заметить, что строительством этот институт никогда не занимался.

Вызов меня в Москву, о котором я уже упомянул, был связан с подготовкой к войне с Японией. Незадолго до этого мы с женой провожали с аэродрома под Веной генерала Белобородова в Хабаровск. На прощание он сказал, чтобы я не радовался, а тоже собирал чемоданы. Вскоре на Дальний Восток отправился и Красовский. В Москве меня принял Вершинин и предложил принять командование 7-м бомбардировочным корпусом 12-й Воздушной армии, которому предстояло действовать в составе Забайкальского фронта. Мне не хотелось расставаться со своим 6-м Гвардейским БАК, и я предложил перебросить его на Восток, к тому же одну эскадрилью майора Кузнецова уже перевели на Сахалин. С этим вопросом я был даже у Миронова в административном отделе ЦК, но и он ничего менять не мог. Везде отвечали, что необходимая группировка авиации на границах с Маньчжурией уже создана. Командовать 7-м БАК был назначен В.Ушаков, а я вернулся в Австрию.

 

Назад Следующая

Реклама

Диализаторы определения диализаторы.