1940-41 годы

Д.Т.Никишин "Страницы биографии военного летчика" Подготовил к публикации Б.П.Рычило ©2000-2002  

Главная
Вверх
1929 год
1930 год
1931 год
1934 год
1937 год
1938 год
1938 год
1939 год
1939 год
1940 год
1940-41 годы
1942 год
1942 год
1943 год
1944 год
1945 год
1945 год
1948 год
1953-60 годы
1960 год
1960-68 годы
1968 год

 

Слушатель Военной академии командного и штурманского состава ВВС КА. Монино.

 

 В сентябре 1940 года мне было присвоено звание «майор», а в академию я прибыл позже других, когда занятия уже начались. Со мной в одной группе оказались мой бывший курсант Георгий Зимин и Василий Сталин.

Василий часто после занятий звал меня присоединиться к его компании, но я такого застолья не любил и всегда отговаривался тем, что из-за опоздания к началу учебы должен наверстывать упущенное и больше заниматься. Все-таки однажды он узнал, что я собираюсь к родителям в Лианозово, и усадил меня к себе в машину. У Белорусского вокзала Василий отправил компанию на дачу, а сам повез меня в Лианозово. Дома я познакомил его с родителями, только фамилию не назвал. Сестра Саша сразу догадалась, с кем я приехал, потому что она работала в райвоенкомате, но промолчала. Василий посидел с нами за чаем и скоро уехал.

В Монино слушатели академии летчики-истребители тогда летали днем и ночью, а бомбардировщики на Пе-2 - только днем. Я освоил здесь Пе-2, разработал и опробовал на полигоне под Ногинском удары по площадным целям (таким как железнодорожные узлы, батареи) с пикирования звеном, а затем и по точечным целям звеном с сохранением огневого взаимодействия.

В июне 1941 года половину курса направили на стажировку в Бологое в танковую бригаду, а вторую (я был в ее составе) - в Севастополь, на Черноморский флот. Нашей группой командовал комиссар Козлов. Программа стажировки прямого отношения к авиации не имела - нам предстояло непосредственно познакомиться с организацией службы на флоте, а позже поменяться с группой в Бологом. Пришлось спускаться в скафандре на дно Балаклавской бухты, ходить в море на боевых кораблях разного класса, и даже на подводных лодках. Как-то раз из Южной бухты я через перископ подлодки детально осмотрел весь город: морской вокзал, набережную, здания морского музея и панорамы обороны Севастополя, не предполагая еще, что скоро все это превратится в руины.

Вечером 21 июня в Доме флота мы были на праздничном вечере, приуроченном к окончанию учений, а потом вместе с Зиминым остались до утра в гостях у секретарей и работников горкома партии. На рассвете по военно-морской базе объявили «большой морской сбор», и поскольку предчувствие войны витало в воздухе, наши хозяева похватали противогазы и побежали по своим местам. Мы добрались в часть часам к семи, тут немецкие самолеты начали бомбить город, порт и сбрасывать в бухты мины на парашютах. Одна из них попала в здание школы и разнесла его на кирпичи. Ударили зенитные орудия и пулеметы, один сбитый бомбардировщик вскоре рухнул у входа в Северную бухту.

Четыре дня мы помогали в организации обороны Севастополя, а затем были отозваны, и поезд, почти не останавливаясь, помчал нас к Москве. В Монино какое-то время нам пришлось выезжать на машинах для поиска немецких парашютистов-диверсантов, но все вызовы оказались ложными - сказалась общая нервозность первых дней войны. Наконец, меня вызвал Главком ВВС А.Д.Локтионов[1] и приказал приступить к формированию полка из летчиков-испытателей и слушателей академии на бомбардировщиках Пе-2. Пока я ездил к Главкому, Зимин успел записать меня в истребительный полк на ЛаГГ-3, но в связи с уже полученной мною задачей истребителем я не стал. Основная работа по формированию бомбардировочного полка проходила на аэродроме в Чкаловской, однако не было завершена, так как И.В.Сталин пришел к выводу, что война принимает затяжной характер, и вместо того, чтобы лететь на фронт, слушатели Академии отправились в тыл, оказавшись в конце концов в Оренбурге. Там ускоренно завершили курс обучения, третьего мая 1942 года я прибыл к начальнику отдела кадров ВВС Орехову. Мне было известно, что недавно погиб знакомый мне командир разведывательного авиаполка на Пе-2, действовавшего на харьковском направлении, и я выразил желание быть назначенным на его место. Но Орехов зашумел: «Тебя что, в академии учили, чтобы полком командовать?». Я его не сразу понял, говорю: «Если нельзя полком, тогда эскадрильей». Но оказалось, что меня уже решили назначить заместителем командира 3-й авиационной бригады резерва ВГК, штаб которой находился под Дмитровом.


[1] Генерал-полковник, 1893-1941 гг.

 

Назад Следующая

Реклама