Байки - Выпуск 16

Главная >> Байки >> Выпуск 16

 
 

Главная
Вверх

Выпуск 1
Выпуск 2
Выпуск 3
Выпуск 4
Выпуск 5
Выпуск 6
Выпуск 7
Выпуск 8
Выпуск 9
Выпуск 10
Выпуск 11
Выпуск 12
Выпуск 13
Выпуск 14
Выпуск 15
Выпуск 16

Ваша история

80-ые годы, Ан-12 из 8-ой АДОН залетел куда-то типа Андижана, Фергана... Вылет по плану - на завтра. Командир дает команду. «У кого есть дела в городе, - свободны! Помните, вылет завтра в 10:00, не опаздывать! Остальные - в гостиницу». Утром под самолетом стоит весь экипаж за исключением младшего бортмеханика. А без него самолет летает, и летает очень хорошо, так как главная его обязанность - поставить/убрать колодки и тому подобные важные дела :) В общем, в 10:00 запуск, рулежка, взлет...
В процессе набора высоты получаем сообщение от диспетчера - Командир, тут прибежал член экипажа, вы его забыли! - Передай ему, что построение возле штаба в понедельник (дело было в субботу) в 10:00. Чтоб был как штык!
И каково же было удивление экипажа, когда в понедельник утром механик стоял в строю... Повезло ему - в тот день борт летел на Кубинку и подхватил нашего страдальца.

Igor Noname

А было это 31 декабря 1970 года. В то время я летал на Ли-2, работали в Надыме. Сухой закон: народ без выпивки был не очень веселым. И главбух КМСМУ3 решила слетать на материк за выпивкой и закуской... Взяла с собой еще трех девок, чтоб экипажу не скучать, и 26 декабря погнали в Тюмень. За время, оставшееся до нового года, надо было сделать 100-часовой регламент. Мы оставили технику и механику денег (на здоровье) и уехали с тетками. Отдохнули, отоварились, и 31 декабря на вылет в Надым. Через 50 мин. полета на высоте 2700 м задымил правый движок, потом показались и языки пламени. На одном двигателе Ли-2 еле тянет и мы решили сбросить 2000 кг груза, чтобы дотянуть до Ханты-Мансийска. Постепенно теряем высоту, нервы на пределе. Внизу деревья, перспектива паршивая! И вдруг в кабину вбегает одна из девушек, истерически смеется и кричит, что главбух хочет, чтоб ее последний раз в жизни трахнули. Мы смеялись до самой посадки. И все-таки сели нормально!

Denni Dok

Когда я летал в Тихорецке, на 3-м курсе пришло время первых самостоятельных полетов на Л-39.
В это время произошло несколько забавных историй. Вот несколько из них:
1) Курсант выполняя пойду по визуальному кругу, просто оговорился и сказал в эфир вместо "111, на 3-м шасси, механизацию выпустил, конвейер", сказал "111, на 3-м шасси, механизацию выпустил контейнер" на что ему веселый РП в эфир "Загружай!!!". Все кто это слышал в эфире очень долго смеялись.
2) Курсант, выполнив 1-й самостоятельный вылет, рулит по МРД. Увидев собак на рулежке, докладывает в эфир: "111, в районе 1-й РД бегают собаки!". На что ему опять же веселый РП: "111, не бойся они не кусаются!".
Вот такие вот истории.

Денис

А вот, что случилось однажды в моём экипаже. После очередной выброски подразделений десантных войск на учениях ВДВ, нам предстояло продолжить полёт в строю полка и повторно произвести выброску во втором заходе. Но после первой выброски у меня на самолёте не закрылся грузовой люк, и рампа осталась в опущенном состоянии. Мы в таком положении не могли увеличить скорость полета и, как раненая птица, вынуждены были отстать от общего строя и "ковылять" домой. Обстановка не создавала радости от полёта. Открытый грузолюк производил гнетущее впечатление на оставшихся десантников, тряска самолёта отражалась в их посеревших лицах и явное желание побыстрее покинуть этот самолёт. Но особое впечатление наш "особый случай" произвёл на штурмана, который недавно прибыл из училища и был назначен ко мне в экипаж. Он впервые оказался в сложной ситуации в полёте, и теперь ему необходимо было самостоятельно вывести нас на свой аэродром. Напичканный строгими установками по действиям в сложной обстановке, штурман так "ответственно" начал выполнять свою роль, что его команды явно направляли нас в противоположную сторону от дома. Простого знания географии достаточно, чтобы определить в какую сторону лететь от Пскова до Новгорода. Но команды штурмана расходились с моим представлением о дороге домой. Выяснять причину ошибок было некогда. Штурман даёт разворот "вправо", летим "влево". Таким образом мы добрались до своего аэродрома на трясущемся самолёте. Забот мне хватало. Надо было долететь, чтобы не разрушились створки открытого грузолюка, и посадку необходимо произвести, не "чиркнув" опущенной рампой. Единственной радостью от этого полёта было его благополучное завершение. На земле моя выдержка подвела. "Ты что? Совсем ... плохо себя чувствовал? /перевод/", - спросил я штурмана. "Командир! Я карту положил не той стороной", - ответил мне наш новый штурман.

Эдуард Зайцев

Аэропорт Амдерма, 80-е годы. Нулевая видимость. В дупель пьяный лётчик сажает свой самолёт поперёк полосы. Трезвый в такую погоду вообще бы не полетел. Кому обычно рассказываю, не верят. А чему здесь не верить? Самолёт то Ан-2, он при встречном ветре может вообще без пробега сесть. Ветер был поперёк полосы, вот он поперёк и сел. На доклад сил не было, прямо в кабине и отключился. Руководитель полётов на своей ЭрПэшке носится по полосе из конца в конец, не может найти самолёт. Не иголка ведь, в стоге сена. Собрался было докладывать о чрезвычайном происшествии, как боковым зрением увидел его в метрах двадцати от полосы.
На следующий день был разбор полётов. Спрашивают этого лётчика, как мол докатился до того, что сел за штурвал пьяным. А он говорит: "А я трезвый и не летаю, я на Ан-2 трезвым летать боюсь".

Электрогруппа

На Байконуре построили полосу для посадки "Бурана". Аэродром "Юбилейный" называется. Для ее эксплуатации создали часть. Но, так как Буран - штука космическая, то и часть получилась смешанная - добавили подразделений из структуры космодрома. Все бы ничего, но и комплектоваться часть стала как из авиаторов, так и из ракетчиков, имеющих весьма отдаленные понятия об авиации. То есть ракетчиков стали назначать на авиационные клетки. Помнится, один из них (отпахавший на БД лет пять первым номером) сказал мне, что только здесь он понял, что такое порядок в армии. Ну и вот.

Один ракетчик, выпустившийся из академии Дзержинского, попадает в Научно-испытательное управление на площадку, запускающую "Протон". Работа с техникой без личного состава. Короче, жизнь удалась. Но, тот весь из себя в ж... командир и подает рапорт - хочу, мол, личным составом командовать. Его просьбу удовлетворили - направили в эту самую часть на полосу Бурана заведовать группой РТО. Новый командир развил бурную деятельность. С двух сторон полосы в аккурат перед ближним приводом отрыл землянки, посадил в них по солдатику с телефоном, организовав круглосуточное дежурство. Подчиненных офицеров по субботам отряжал ездить по космодрому и собирать старые покрышки. То есть, выделяется машина, офицер или прапор - старший, несколько солдат - и вперед. Собранные покрышки хитрым способом раскладывались возле землянок. Народ никак не мог врубиться в замысел командира, тихо матерился - но все делал. Загадка скоро разрешилась.

Часть готовилась к приему первого самолета 3МТ с "бочкой" - то есть центральным блоком "Энергии". Полет испытательный. Первая посадка на эту полосу да еще с таким грузом! За штурвалом асы. На КДП начальство, конструктора, летчики ЛИИ - что ни человек - легенда в авиации. Часть вылизывала аэродром до последнего. До посадки какие-то минуты. Все заточено, все в ожидании. И вдруг один из летчиков-испытателей, глянув на полосу спрашивает: "Командир, а что это за черный дым в конце полосы?" Командир части обмер, так как видит, что в начале полосы что-то горит и черным дымом полосу затягивает. На счастье, высунулся наш ракетчик и говорит: Разрешите доложить, товарищ полковник. Я смотрю, дымка на горизонте, чтобы экипажу облегчить обнаружение полосы я приказал обозначить ее начало КОСТРАМИ!". На КДП даже вентиляторы жужжать перестали. Первым среагировал командир: "Товарищ майор, экипаж доложил, что полосу видит, прикажите погасить костры". Майор мгновенно по телефону приказывает погасить костры. Приказание выполняется быстро, так как у майора средства тушения были наготове и в исправном состоянии. Испытатель, так медленно командиру: "Это у тебя тут все такие летчики?" Самолет сел благополучно. Майора с повышением отправили уже в ракетную часть заместителем командира. За немногим более пяти лет дослужился наш майор до командира Центра испытаний и применения МКС "Энергия-Буран". Но к тому времени Союз развалился и программу закрыли.

Андрей Лаврентьев

© www.airforce.ru 1998-2011

Реклама