КВВАИУ-1976
Главная ] Вверх ] Кто есть кто ] Иван Павлович Лавейкин ] Игорь Ткаченко ] Николай Гурин ] Близнюк Станислав Григорьевич ] Лисикова Ольга Михайловна ] Последний бой ] Рассказы Н.Д.Пудовкина ] Рассказы истребителя ] "Фронтовые альбомы" А.Яр-Кравченко ] Л.Берлин "Записки парашютистки" ] Борис Владимирович Веселовский ] Альфред Гриславски ] Н.И.Иванов ] Иван Иванович Кирсанов ] Воспоминания Г.Н.Жидова ] Николай Павлович Гугнин ] Игорь Александрович Каберов ] Д.Т.Никишин ] М.М.Раскова "Записки штурмана" ] Леонид Иванович Тарощин ] Лев Щукин ] Сергей Струнков. Часть 1 ] Виртуозы реактивной войны ] [ КВВАИУ-1976 ] Рудель ] В.П.Пономарев ] Победитель! ] Боевой вылет ] Эрнест Удет ] Евгений Фролов ] Евгений Степанов ] Евгений Пепеляев ] Встреча ветеранов 2002 г. ] 100 советских асов ] Авиационные байки ]


 

К 25-летию выпуска ФАРЭО КВВАИУ 1976 года

Выпуск 1976 г.

 Июнь 1976 года. 
XXI-й выпуск Киевского высшего военного авиационного училища факультета авиационного радиоэлектронного оборудования перед главным входом, 
в офицерской форме «с иголочки», полные планов и надежд. 
Судьбы сложились очень по-разному. Иных уж нет, а те – далече…
(кликните на фото для увеличения)

Знойный июль 1971 года. Город Киев благоухал цветами и был еще нерадиоактивен и очень хорош во всех отношениях. Чешские троллейбусы мягко шуршали по тенистому Воздухофлотскому проспекту. Если не было сидячих мест – никто не входил внутрь, ждали следующего – он наверняка был полупустой.

На Воздухофлотском, дом 54 в Киевском высшем военном инженерном авиационном училище Военно-воздушных сил (КВИАВУ ВВС) идут вступительные экзамены.

Абитура живет в огромном спортзале. Жара, духота, двухъярусные железные кровати, вонючие полосатые матрасы, дырявые серые простыни… Впрочем, это совсем не казалось страшным - есть где ночевать - и хорошо.

Конкурс на 4-й факультет радиоэлектронного оборудования самый высокий - 15 человек на место. Еще набирают с гражданки на АО (3-й факультет - авиационное оборудование) и впервые за историю училища на АВ (2-й - факультет авиационное вооружение). На 1-й факультет СД (самолеты и двигатели) пока поступают только офицеры. Все сдают математику, физику, русский. Для поступления необходимо набрать в сумме минимум 13 баллов. Всего с гражданки будет принято на три факультета около 350 человек. В спортзале к началу экзаменов собрались вместе более трех тысяч. Кто-то еще живет в гостиницах, киевляне – дома.

Само училище ведет свое начало с 1950 года, когда оно было авиационным радиотехническим. Знамя в стеклянной пирамиде в вестибюле главного корпуса – еще то самое, другого так и не выдали.

Перед каждым экзаменом перекличка: …Зачешигрива! Я! Ха-ха-ха!! … Лысакобылка! Я! Га-га-га-а!!! Весело: ненька-Украина, потомки запорожцев. Валера Зачешигрива после выпуска попал в морскую авиацию и поменял фамилию, а Лысакобылка так и не поступил. Жаль, было бы украшение нашим ВВС…

Кто они и зачем здесь? Рассказать просто и непросто.

Много сказано и написано о военных летчиках. Честь им и хвала. Летчик – лицо ВВС. За летчиком – последнее слово. Он – герой и победитель, если все сделано как надо. Он же первый набирает полный рот земли, если кем-то что-то сделано не так. Летчик – на вершине большой пирамиды. Под ним – десятки тысяч человек: штабы, боевое управление, инженеры, техники, механики, аэродромно-техническое обслуживание, транспорт, связь, доктора и повара, зенитчики-ракетчики, кроме того, политрабочие, пропагандоны, особисты – тоже иногда небесполезные люди. Это только в ВВС. А еще авиационная, автомобильная, легкая и другие промышленности, конструктора, испытатели, военпреды, мастера, начальники участков, и так до безвестного рабочего, мастерящего водило, и пастуха, стерегущего в тенечке будущую кожаную летную куртку.

Нет летчика – и не нужна эта пирамида. Но и летчик без этой пирамиды становится чисто литературным персонажем. Вместе они нужны стране, и пирамида должна быть прочной и без изъянов.

Так что без инженеров в авиации не обойтись. В то время их готовили Киевское и Рижское высшие военные инженерные авиационные училища и Военно-воздушная инженерная академия им. проф. Н.Жуковского в Москве. До передачи ракетчикам тем же занималась академия им. Можайского в Ленинграде. Неофициально КВИАВУ ВВС занимало по рейтингу следующую ступеньку после Жуковки.

Связывая жизнь с военной авиацией, не все хотят или могут по состоянию здоровья, а также многим другим причинам стать летчиками. Поступали в инженерное училище и сыновья погибших испытателей самолетов и парашютов – матери упросили их никогда не летать. Потом некоторые все равно летали инженерами-испытателями и тоже погибали. Многие по молодости лет вообще не знали, кем хотят стать. Уже на втором курсе приходили к начальнику курса с вопросом: «А летать-то когда начнем?».

Почти всем поступающим по 17 лет. Треть из Киева, треть из Москвы (включая Монино, Чкаловскую и т.д.). Малая группа – солдаты срочной службы, для которых суммарный проходной балл близок к 6, однако многие из них просто приехали отдохнуть и беззаботно скоротать время в Киеве до своего дембеля. Есть суворовцы, но на радиофак не попал ни один.

Почти у всех поступивших отцы или деды – офицеры, преимущественно авиаторы, изредка еще попадаются сыновья служащих, из села – единицы, как правило, дети председателей колхозов, директоров совхозов. Были редкие случаи: Леня Приворотский – школьный золотой медалист и чемпион Украины по радиоспорту, сын скромного киевского шофера, единственный на курсе еврей по паспорту (хотя не по паспорту было сколько угодно). Поэтому приемная комиссия вынужденно зачислила его на радиофак с твердым намерением начальства избавиться, как только представится такая возможность.

Наконец, волнения позади: поступили, курс – 120 человек. Всех постригли наголо. Пошли получать форму. ХБ – первый срок. ПШ – второй. Фуражка болтается на голове – ничего, по словам кладовщика волосы отрастут… Впрочем, отрасти им еще долго не давали. После присяги за признаки скобки на затылке начальник курса п/п-к Григорьев легко отправлял на «губу».

Август. Курс молодого бойца. Пионерский лагерь Лесники где-то к юго-западу от Киева. Сосны, пыль, дурь. Воды толком нет, помыться практически невозможно. Сначала было тепло и терпимо, на убранных колхозных полях еще попадались забытые овощеводами помидоры. К концу срока в столовой закончились продукты (старшины были местными, поэтому сахар, масло, хлеб и макароны растащили по хатам) и с заходом солнца войско жалось в кучу, чтобы согреться во время прослушивания последних известий перед отбоем.

Офицеры в Лесниках проводили время без семей однообразно – ежевечерне напивались до беспамятства и чудили как могли, соревнуясь в идиотизме. Наутро обучали курсантов премудростям ружейных приемов с СКС, комментируя процесс навсегда запомнившимися афоризмами типа: «Интеллигенция… Как за хлеб, так двумя пальцами, как за член, так двумя руками!». Почему-то на должности начальников курсов и курсовых офицеров почти сплошь назначали офицеров наименее подходивших на роль воспитателей.

Как учил главный комсомолец факультета: «Лучше ходить в шапке по Крещатику, чем в папахе по степи!». Странно, что при всех преимуществах службы в Киеве нельзя было найти три десятка приличных командиров.

Зачисленные на курс солдаты, назначенные старшинами и командирами групп, старались в рамках своей компетенции не отставать от них в дури. Но большинство из нас, выросших на военных аэродромах и в гарнизонах, прекрасно знали цену и тем, и другим…

Зато в самом училище «дедовщины» не было и в помине. Отношения между младшими и старшими курсами традиционно были самыми товарищескими.

Училище территориально состояло из двух городков: 34-го и 27-го, да еще и учебного аэродрома в Жулянах. Основной 34-й городок на Воздухофлотском делился на служебную и бытовую территории. На служебной размещались главный учебный корпус, штаб, библиотека, корпус факультета АО и мастерские. Огромный трехэтажный учебный корпус, в основе своей был еще дореволюционной постройки. В плане он представлял собой букву «Ш», по краям с ним соединялись переходами на уровне второго этажа здания штаба училища (на востоке) и библиотеки с обычным и секретным фондами (на западе).

Фасад здания смотрел окнами на юг. До 1974 года его прикрывали от солнца огромные тополя, потом ради борьбы с тополиным пухом их спилили, выкорчевали и заменили тоненькими липами. В аудиториях стало жарко, как на сковороде. Перед уходом в запас генерал-лейтенант Максимов собственноручно посадил на месте тополей первую липу: «Будет у нас липовая аллея!» Потом добавил: «Кто доживет – увидит».

Перед фасадом расстилался огромный прямоугольный газон, обрамленный по периметру асфальтированными дорогами. В центре – маленький бюст Ленина на постаменте. Это – училищный плац. В свою очередь его окружала роскошная старая дубрава. Вся эта киевская местность именовалась прежде «Дубовый гаёк».

Каждый из трех параллельных корпусов протянулся метров на сто. Боковые заняты классами и лабораториями, битком набитыми действующими образцами техники. В среднем на первом этаже типография, кухня и вестибюль с огромным гипсовым Чкаловым в унтах. На втором этаже столовая, на третьем огромный актовый зал с балконом и спортзал, на четвертом еще два спортзала.

Вдоль общей с зенитно-артиллерийским училищем ограды вытянулись приземистые постройки мастерских. Тогда там можно было встретить работающих пенсионеров, еще летавших на касторовом масле бомбить басмачей.

На бытовой территории располагались жилые дома постоянного состава, казармы, гостиница для иностранных слушателей, именуемая в народе «Арабкой», штаб тыла, склады, овощехранилища, стадион, тир, огромный ангар с настоящими самолетами. Хозяйство большое. За забором протянулась улица Космонавтов, вливавшаяся в одноименную площадь… «Луноходы на космодроме» – так звали патрульные милицейские газики, проезжавшие по площади Космонавтов.

27-й городок располагался ближе к центру города, в районе Брест-Литовского проспекта, там помимо ученых корпусов и сверхзвуковой аэродинамической трубы находилось общежитие, куда переводили с 4-го курса. Жизнь там была куда свободнее.

Начало 70-х - переломный для КВИАВУ ВВС момент. Как говорил старшина Мехед: «Товарищи курсанты, начинается военизация военных училищ!». За несколько лет до того вообще были золотые времена: слушателя после поступления на год отправляли в строевую часть послужить авиамехаником. Присматривались. Обязательные прыжки с парашютом. Первые три года на казарменном положении, звание младшего лейтенанта, четвертый и пятый курс на свободном с ежемесячным жалованием 95 рублей. Постепенно привилегии урезались.

Если в начале 70-х шли разговоры о преобразовании КВИАВУ ВВС в академию, но дело закончилось его переименованием в КВВАИУ (название унифицировано по структуре для всех учебных заведений), а слушателей в курсантов, исчезновением скатертей из столовой и выдачей по выпуску зеленых ромбов вместо белых. В те же годы ряд авиационных технических училищ преобразовали в высшие. Это было необходимо, так как техника третьего поколения требовала более высокого уровня подготовки ИТС.

Весь руководящий состав училища сначала состоял из участников войны. Командовал училищем генерал-лейтенант-инженер Максимов Н.А. Курсанты имели счастье видеть его лишь по большим праздникам. Общее построение он любил завершить историческим анекдотом из жизни Екатерины II, после чего возвращался в штаб по первому этажу с кафельным полом и сводчатым потолком в сопровождении училищного оркестра (кстати, очень приличного), вдохновенно исполнявшего марши гвардейских полков.

Заместитель начальника училища по общим вопросам генерал-майор авиации Недбайло А.К. был в войну летчиком-штурмовиком и закончил ее дважды Героем Советского Союза. В победном 45-м он в свои 23 года уже был майором. Зато от полковника до генерала служил потом целых 18 лет. По какой-то неизвестной причине курсантов ненавидел люто. Одиноко бредущий по территории курсант, попавшийся ему на глаза, был обречен на немедленное заточение на гарнизонную (а другой и не было) гауптвахту.

Киевская гауптвахта. С нее когда-то убежал через разобранный дымоход сам Котовский!!! Этим полагалось гордиться. Его камера №23 содержалась в блестящем состоянии, сажали в нее только в крайних случаях.

«Ну що, хлопци, видбой!» - такой фразой мордастые сержанты комендантской роты, постоянно приписанные к «губе», укладывали в общей камере 60 человек на нары, так, чтобы грохот падающих тел сливался в единый четкий удар. «Тренировка» могла продолжаться часами…

Если кто-то думает, что будущему военному инженеру очень полезно было окунуться в это дерьмо, то он заблуждается. Когда заступал караул из КВВАИУ, арестованные ликовали: эти сутки над ними не издевались.

Зато заместитель начальника по науке доктор и профессор генерал-майор-инженер В.Чинаев был прямой противоположностью заму по общим. На одиноко бредущего по территории курсанта он глядел влюбленными глазами, даже мог подозвать, дружески обнять за плечи и долго расспрашивать о всяких подробностях жизни и службы, после чего отпускал с миром.

Начальник политотдела генерал-майор Попов А.П. в войну был летчиком-истребителем, сбил «только» 14 немецких самолетов, и ему не хватило до Героя Советского Союза одного фашиста, война рано закончилась. А в то же время в училище были и преподаватели – Герои в звании полковника (Карпов А.А., Корнев А.С.). По этой причине генерал Попов комплексовал (зря, конечно) и периодически отыгрывался на курсантах, нагрянув на экзамен по истории КПСС.

По вечерам перед скучающим строем курса прапорщик Мехед любил повторять: «Рыба гниет с головы!». Он имел в виду командиров отделений.

Зато переступая порог лекционного зала, класса или лаборатории курсант попадал в совсем другой мир, имевший мало общего с внутренней, гарнизонной и караульной службой. Здесь им занимались маститые преподаватели, некоторые с мировой известностью, и относились к нему как к коллеге, были требовательны, но не скрывали удовольствия, когда видели хороший результат своей работы. Они знали, что к будущему офицеру нельзя относиться как к солдату: это два абсолютно разных типа отношения к жизни и поведения. Поощрялось участие в научной работе, и немало выпускников пошло потом в науку. Признательность таким преподавателям специальных дисциплин, как Мигулин, Свешников, Резников, Череп, рано умерший профессор математики Кац осталась навсегда.

После празднования в 1975 году 30-летия Победы и вручения юбилейных медалей в запас отправили практически всех участников войны, что немедленно обернулось внедрением самых разных бестолковых нововведений. Упразднили докторский совет, ну и так далее…

По традиции, сложившейся, видимо, со времен Василия Сталина, каждое авиационное училище должно было показывать выдающиеся спортивные результаты. С этой целью содержалась целая бригада дармоедов в чине сверхсрочников – волейболистов, футболистов и баскетболистов. Когда они почему-то появлялись на территории училища, все даже удивлялись…

Леню Приворотского с первого семестра запрягли на соревнования по радиоспорту. Сначала Леня сопротивлялся, но под угрозой отчисления смирился. Он возвращался в казарму то из Питера, то из Новосибирска, то с Камчатки, получал на сдачу сессии неделю вместо месяца, и получал «отлично» по всем предметам, снова мчался куда-то «охотиться на лис». К третьему курсу некоторые преподаватели факультета уже обращались к нему за консультациями по специальным предметам, как к эксперту.

Наверное, небезынтересен перечень действительно основательно изученных за пять лет учебы дисциплин:

  1. Марксистско-ленинская философия
  2. Научный коммунизм
  3. Политическая экономия
  4. История КПСС
  5. Партийно-политическая работа в Советских Вооруженных Силах
  6. Аналитическая геометрия
  7. Иностранный язык
  8. Математический анализ
  9. Техническое черчение
  10. Физика
  11. Авиационное оборудование
  12. Авиационные квантово-электронные устройства
  13. Авиационные радиолокационные устройства
  14. Авиационные радионавигационные устройства и системы
  15. Авиационные радиопередающие устройства
  16. Авиационные радиоприемные устройства
  17. Авиационные радиосвязные устройства
  18. Авиационные системы радиоуправления
  19. Авиационные системы радиоэлектронной борьбы
  20. Авиационные телевизионные устройства
  21. Авиационные электронно-вычислительные машины радиоэлектронных систем
  22. Автоматика радиотехнических устройств
  23. Антенны и фидерные устройства
  24. Боевые авиационные комплексы и безопасность полета
  25. Импульсные и цифровые устройства
  26. Инженерно-авиационная служба и эксплуатация авиационного РЭО
  27. Комплексы авиационного радиоэлектронного оборудования, их боевое применение и боевая эффективность
  28. Радиоизмерения и технические средства эксплуатации РЭО
  29. Радиотехнические цепи и сигналы
  30. Статистическая теория радиотехнических устройств
  31. Электродинамика и распространение радиоволн
  32. Электронные приборы и элементы авиационных радиотехнических устройств
  33. Военная администрация
  34. История военного искусства
  35. Тактика ВВС
  36. Общая тактика и военная топография
  37. Общевоинские уставы и организация службы войск
  38. Оружие массового поражения и защита войск и объектов от него
  39. Основы военной психологии и педагогики
  40. Выполнены в разное время:

  41. Курсовой проект по авиационным радиоприемным устройствам
  42. Курсовой проект по импульсным и цифровым устройствам
  43. Курсовой проект по антеннам и фидерным устройствам
  44. Курсовой проект по авиационным радиопередающим устройствам
  45. Аэродромная практика
  46. Войсковая стажировка
  47. Войсковая стажировка на технических должностях на новейшей по тем временам технике - Су-24, МиГ-23 и т.п.
  48. Производственная практика по радиоэлектронному оборудованию
  49. Производственная практика на самолетостроительном заводе «Знамя Труда» в Москве
  50. Ремонтная практика
  51. Учебно-производственная практика на аэродроме
  52. Автомобильная подготовка
  53. Огневая подготовка
  54. Строевая подготовка
  55. Физическая подготовка

В завершение - защита дипломного проекта и госэкзамен по научному коммунизму.

Список вроде короткий, но в действительности по ходу дела много было интересного.

Когда подошли к выпуску, училищем уже командовал полковник Челышев Константин Борисович, прежде возглавлявший факультет авиационного радиоэлектронного оборудования. Позже он стал генерал-лейтенантом - в авиации для инженера-радиста карьера почти фантастическая.

За пять лет с курса отчислено было всего около 30 человек.

Большинство получило распределение в войска. Человек 15 поехали в группы войск, где в основном начали службу с должностей начальников групп. В авиацию ВМФ распределили 8 человек. Порядка 20 выпускников попали в научно-исследовательские институты.

Имевший за время учебы 52 пересдачи экзаменов племянник комиссара киевской милиции получил место военпреда на одном из киевских же предприятий.

Старший сержант Савельев успешно отучился в училище 9 лет и был выпущен со справкой (вместо диплома) о том, что прослушал полный курс обучения. Правда, был он племянником какого-то артиллерийского маршала.

Круглый отличник и чемпион Вооруженных Сил по радиоспорту Леня Приворотский был направлен в Заполярье в полк ПВО на должность техника, где и прозябал потом долгие годы в прямом и переносном смысле.

Четверть века пролетела неожиданно быстро. И надо было бы собраться по этому поводу, да нет уже КВИАВУ, и Киев не тот.

Выпускники 1976 г.

P.S. От редактора: для выпускников - связь через Бориса Рычило, e-mail BRytchilo@rector.mesi.ru 

 

Реклама

Диллер: фильтры джебо в Украине. Изготовление ростовая кукла свинья. Изготовление ростовая кукла.

 


Главная ] Вверх ] Кто есть кто ] Иван Павлович Лавейкин ] Игорь Ткаченко ] Николай Гурин ] Близнюк Станислав Григорьевич ] Лисикова Ольга Михайловна ] Последний бой ] Рассказы Н.Д.Пудовкина ] Рассказы истребителя ] "Фронтовые альбомы" А.Яр-Кравченко ] Л.Берлин "Записки парашютистки" ] Борис Владимирович Веселовский ] Альфред Гриславски ] Н.И.Иванов ] Иван Иванович Кирсанов ] Воспоминания Г.Н.Жидова ] Николай Павлович Гугнин ] Игорь Александрович Каберов ] Д.Т.Никишин ] М.М.Раскова "Записки штурмана" ] Леонид Иванович Тарощин ] Лев Щукин ] Сергей Струнков. Часть 1 ] Виртуозы реактивной войны ] [ КВВАИУ-1976 ] Рудель ] В.П.Пономарев ] Победитель! ] Боевой вылет ] Эрнест Удет ] Евгений Фролов ] Евгений Степанов ] Евгений Пепеляев ] Встреча ветеранов 2002 г. ] 100 советских асов ] Авиационные байки ]