• Аэродром Кубинка в конце 1930-х – начале 1940-х годов

    Аэродром Кубинка ныне широко известен благодаря знаменитым авиационным группам высшего пилотажа «Русские витязи» и «Стрижи», базирующихся на нем. А история этого аэродрома началась в уже далеком 1932 году. Послевоенная история аэродрома и авиационных частей, базировавшихся в Кубинке, широко освещена в ряде печатных изданий и на страницах сети Интернет. Однако о создании и строительстве этого аэродрома в предвоенные годы до сих пор мало что известно.

    Заинтересовавшись этой темой, я на протяжении последних десяти лет активно посещаю музеи и архивы, встречаюсь с ветеранами и старожилами Кубинки, общаюсь с энтузиастами, которые также не равнодушны к истории этого знаменитого аэродрома. В результате этой работы и при активной помощи единомышленников Георгия Лысенко и Сергея Исаева удалось собрать большой объем материалов и информации. Работа продолжается, но мне хотелось бы вынести на суд любителей истории отечественной авиации фрагмент рассказа Павла Ивановича Маложена, ветерана 121-го авиаремонтного завода (121 АРЗ), который был свидетелем появления и развития аэродрома Кубинка.

    Рассказывает Павел Иванович Маложен:

    В 1937 году, когда мне было 10 лет, наша семья приехала с Украины в село Покровское под Звенигородом, где отец устроился работать в совхозе. Мать была домохозяйкой, а я учился в средней школе. На лето того года отца перевели в другое отделение совхоза в Гарь-Покровское у деревни Татарки (возле современной ж/д платформы Петелино). Там, в новой школе, я проучился до ноября 1937 года и потом по снегу на лошади мы всей семьей переехали в село Никольское, где и остались жить. Отец устроился работать лесником в Кубинское лесничество, а я продолжил учебу в местной школе, потом перевелся в Кубинскую.

    Рядом с Никольским находился аэродром, на котором базировались самолеты Р-5 и У-2, а также жилой городок, который назывался «Старый городок». Какая лётная часть находилась на аэродроме, я не знаю, но мой знакомый, Радченко Александр Григорьевич, рассказывал, что его брат, Андрей Григорьевич, примерно в это же время командовал звеном самолетов авиаотряда на этом аэродроме.
    Аэродром был обнесен двойным забором из колючей проволоки и на его территорию посторонних не пускали. Полеты проходили довольно часто. Самолёты взлетали и садились в две стороны: по направлению Никольское - Шарапово и в сторону Чапаевки.

    Каждый год летное поле аэродрома бороновали с использованием лошадей и потом засевали пыреем и тимофеевкой. На аэродроме часто проходили парашютные прыжки. Помню, как однажды, парашютист приземлился в огороде сельского дома. Летный состав авиачасти проживал в основном в домах жилого городка, а остальные военнослужащие (технический состав) в близлежащих деревнях: Никольском, Чапаевке и Кубинке, и за ними ездили машины.

    Из построек на аэродроме находились: большой ангар, два навеса под самолёты, здание штаба (ныне – здание технического отдела 121 АРЗ), склады. Жилой городок состоял из двух кирпичных двухэтажных домов (ныне существующих), двух бревенчатых двухэтажных домов (один из них сгорел во время войны), одного щитового двухэтажного дома, одного рубленого двухэтажного дома (сгорел во время войны), деревянного штаба (на месте современного магазина), деревянного клуба (на месте современного СКДЦ "Полет"). На месте ныне существующей старой водонапорной башни стояла другая, кирпичная, но ниже. Недалеко от пруда в районе современного магазина "Пятерочка" (бывшая территория строительной части в/ч 54617) находилось 5-6 бараков 14-го участка военно-строительных работ (14 УВСР), работники которого занимались строительством зданий и сооружений сначала на старом аэродроме и в Старом городке, а затем и на новом аэродроме, и в Новом городке. Район, где располагались бараки, так и назывался – 14-й участок. В Новый городок рабочих возили на машинах. Среди строителей было много приезжих из других регионов Советского Союза, например, из Смоленской области.

    Маложен Павел Иванович


    Павел Маложен в 1943 году
    Родился 21 января 1926 года в селе Жукля Черниговской области УССР. В 1937 году вместе с семьей переехал в село Никольское Звенигородского района.
    В мае 1942 года после окончания средней школы устроился работать в 151-ю стационарную авиационную мастерскую, в/ч 30009 (Старый городок) учеником слесаря, спустя три месяца был присвоен 1-й разряд слесаря по ремонту самолетов. Последовательно прошел ступени слесарной карьеры: с 1-го по 5-й разряд.

    4 мая 1947 года был переведен в 55-е стационарные авиаремонтные мастерские (55 САМ, в/ч 35550) слесарем 5-го разряда, которые 15 октября 1957 года были переименованы в в/ч 13806 (121-й авиаремонтный завод, 121 АРЗ). 31 марта 1961 года переведен контрольным мастером 1-й группы в/части 13806, которая в марте 1994 года была официально переименована в 121 АРЗ. Трудовую карьеру закончил 2 апреля 1995 года в должности контролера сборочно-монтажных и ремонтных работ 5-го разряда 121 АРЗ.

    За время работы принимал участие в ремонте и обслуживании самолетов: У-2, И-16, Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, Пе-2, Ту-2, Ил-2, Ил-10, Spitfire, Hurricane, P-39 Airacobra, P-63 Kingcobra, Ил-28, Як-15, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29.

    За добросовестный труд имеет десятки поощрений: благодарности, денежные премии, занесение на доску почета и в книгу почета 121 АРЗ, присвоено звание «Лучший контролер».
    Проживает в поселке Старый городок Одинцовского района Московской области.

    На месте современного цеха испытаний двигателей 121 АРЗ, находились два-три деревянных барака для заключенных, строивших новый аэродром и Новый городок. Один из бараков был женский. Бараки, огороженные колючей проволокой, охранялись. До места строительства заключенные ходили пешком под конвоем.

    Однажды на старый аэродром приезжали землемеры, которые снимали замеры с летного поля аэродрома. Я нанялся к ним на работу: за рубль в день переносил и держал вешки. В 1938 году для строительства нового аэродрома начали корчевать часть леса под названием «Подрябинки» (территория от современного большого стадиона Нового городка до ТЭЧ ЦПАТа), в основном состоящего из берез и рябин. Изначально на новом аэродроме была одна небольшая грунтовая ВПП и большой кирпично-деревянный ангар (ДАРМ). На старом аэродроме в это время базировались самолеты следующих типов: У-2, УТ-2, И-15, И-16 (предположительно из 11-го и 24-го истребительных авиаполков. – Прим. В. Савченко).

    1 сентября 1941 года я пошел в 7-й класс, но нас вместо учебы отправили на сельхозработы в Подлипки, где приходилось ежедневно до позднего вечера убирать картошку и свеклу. После работ возвращались домой в полной темноте. В конце ноября 1941 года в Никольском был расквартирован особый кавалерийский отряд (кавалерийский отряд особого назначения 50-й стрелковой дивизии – Прим. В. Савченко). Командир отряда молодой парень старший лейтенант Курбангулов Сембезян Ахметович, комиссар - политрук Полянский Михаил Иванович. Бойцы отряда часто ходили в разведку по грунтовой дороге в сторону Троицкого. Однажды, кажется в начале декабря, 7 бойцов пошли в разведку и в лесу, в районе Троицкого, столкнулись с отрядом немцев, которые наступали на Никольское. Противник обстрелял разведчиков, но им удалось быстро вернуться в отряд и предупредить командира. Курбангулов собрал людей и контратаковал противника. Кавалеристы только успели доехать до опушки леса и спешиться, когда появились немцы. Завязался бой, фашистов отбросили назад, к Троицкому, предотвратив захват Никольского и старого аэродрома. Курбангулов был тяжело ранен, получив четыре пулевых ранения груди (впоследствии за этот бой старший лейтенант Курбангулов и политрук Полянский были представлены к ордену Красного Знамени. - Прим. В. Савченко).

    Позже, немцы захватили Криуши и продержались там 3 дня (точную дату, когда это произошло, сказать затрудняюсь). Также захватили Пронское, но через 4 часа наши войска выбили немцев, после чего они отступили в сторону Троицкого и Власово. Когда наши войска освободили Криуши, то деревню сожгли, чтобы немцы ее опять не заняли.

    В период наступления немцев, за Никольской больницей на поле часто выезжали «катюши», давали залп в сторону Троицкого, Власово и Москва-реки и сразу же уезжали. Пару раз противник обстреливал Старый городок и аэродром (скорее всего из миномётов) из артиллерии со стороны Троицкого. Вражеская авиация в основном бомбила Чапаевку, станцию Кубинка и новый аэродром. Старый аэродром не трогали.

    2 мая 1942 года я устроился на работу в 151-ю стационарную авиамастерскую, в/ч 30009 (151 САМ). Я думаю, что эта мастерская зародились на новом аэродроме, поскольку мой друг, Василий Завьялов, 1925 года рождения, начинал работать в ней именно на том аэродроме. Эта мастерская располагалась в ангаре ДАРМа. Первые три месяца я отработал в 151 САМ учеником, после чего мне присвоили 1-й разряд слесаря по ремонту самолетов. Первый самолет, в ремонте которого я принимал участие, был И-16. Потом начали ремонтировать все поврежденные самолеты, которые нам доставляли: У-2, И-15, И-16, Як-1 - перетягивали перкаль, заменяли лонжероны, ставили заплатки на фюзеляж. Самолеты этих типов летали и со старого аэродрома. Также в мастерских осуществляли ремонт авиационных моторов. Всего в мастерской работало около 100 человек. Начальниками цехов являлись военнослужащие, а рабочими – гражданские лица. Первое время в мастерских работали солдаты на должностях механиков, но вскоре их заменили гражданскими.

    Командиром 151 САМ был капитан Шинаих, который все время носил на плече немецкий автомат (говорили, что он был фином по национальности). Комиссаром являлся старший лейтенант Обухов, начальником штаба – майор Леонов, начальником оружейного цеха – капитан Жидков, начальником моторного цеха (по ремонту моторов М-11 и М-105) – Соколов Сергей Николаевич, начальником 1-го самолетного цеха – старший лейтенант Вихрев. После Шинаиха командиром мастерских назначили капитана Ермакова.


    Павел Иванович Маложен.
    Старый городок, 1950-е годы
    Одно время мастерская была приписана к истребительному полку, базировавшемуся на новом аэродроме, и нам приходилось каждый день туда ходить пешком и прямо на местах (в капонирах и на летном поле) ремонтировать самолеты. Позже самолеты ремонтировали в ангаре.

    Во время войны нам выдавали по 650 грамм хлеба в день на человека, а кто курил, тот получал еще и махорку. В столовой мастерской работала пожилая женщина со своей дочерью. В здании, где сейчас техотдел, была небольшая комната – это и была столовая. Обедать ходили небольшими группами, так как всех сразу столовая принять не могла. На обед в основном давали «болтушку» – в воду замешивали муку и кипятили. Иногда в нее добавляли небольшое количество картофеля.

    В 1942 году на старом аэродроме обучали курсантов молодых летчиков на самолетах У-2, затем их распределяли по строевым частям. В 1942-1943 годах, когда в мастерской в основном работали гражданские, нам выдали винтовки, и мы ходили в караул (охраняли территорию мастерских). После караула домой не возвращались, сразу шли на работу.

    В августе 1943 года (точную дату не помню), примерно в 7 часов вечера, я возвращался домой с работы. В небе появилась армада немецких самолетов, летевших в сторону Москвы. В районе Кубинки самолеты развернулись и пошли бомбить Новый городок. Всего я насчитал 58 самолетов. Несколько бомб попали в склад вооружения, который находился в лесу у первого КПП (за современной автобусной остановкой). Склад загорелся. Боеприпасы там рвались еще в течение 3-4 дней.

    В феврале-марте 1944 года к нам приехал некий капитан Наринский. Походил, посмотрел мастерскую и уехал. 30 апреля 1944 года к станции Кубинка подогнали состав из нескольких железнодорожных вагонов, в который погрузили работников ремонтных мастерских в/ч № 30009 с вещами и отправили на станцию Сейма Горьковской области. А 10 мая 1944 года на место мастерских из Иваново передислоцировались 55-е САМ (в/ч 35550), командиром которых являлся тот самый капитан Наринский.

    Позже на старый аэродром перебазировался запасной авиационный полк на американских самолётах «Аэрокобра». Самолётов было много, и они были расставлены по всему аэродрому. Мы осуществляли клепку этих самолетов – усиливали фюзеляжи. Под конец войны все «Аэрокобры» перебазировали в Мары на хранение. После этого старый аэродром не использовался по прямому назначению, а на его месте остались только мастерские, позже переформированные в 121 АРЗ (в/ч 13806). После войны отремонтированные самолеты для облета таскали из мастерских на новый аэродром на металлических листах по дороге, которая проходила чуть левее современной бетонки от 121 АРЗ к ЛИС.

    Владимир Савченко
замена холодного остекления на теплое спб.