• Ю.Г.Шатраков. Мы готовили войну...


    Пара МиГ-25РБ на задании. Фото из коллекции С.Цветкова

    В середине 60-х годов ХХ века первые самолеты МиГ-25 (Е-155) появились на аэродроме ГКНИИ ВВС в городе Ахтубинск. Днем они стояли зачехленными, чтобы даже представители промышленности и военные, не занятые в их испытаниях, не смогли увидеть необычные контуры нового самолета ОКБ А.И. Микояна. На этом самолете была установлена наша аппаратура (НИИ-33), позволяющая ему обеспечивать совместно с системой автоматического управления (САУ) и инерциальной системой навигации (ИСН), автоматический полет по заранее установленному маршруту и автоматический заход на посадку с заданным предпосадочным маневром. А этот маневр имел много вариантов и зависел от состояния летчика, самолета, воздушной обстановки в районе аэродрома и т.д. До этого три года на самолетах-лабораториях, а также специально оборудованных самолетах МиГ-21, Су-7 шла отработка системы. Были получены положительные результаты, которые полностью соответствовали требованиям Госкомиссии, и система была принята на вооружение ВВС.

    Полеты самолета МиГ-25 по программе Госиспытаний на аэродроме в Ахтубинске проводились сразу на всех модификациях этого удивительного и необычного летательного аппарата: перехватчика, разведчика и бомбардировщика. В тот период жизни нашей страны у правительства хватало средств и ума развивать авиацию, как фактор нашей безопасности. Иногда испытания приостанавливались по ряду причин, тогда от полетов отстранялись военные летчики, и полеты продолжали летчики испытатели ОКБ и Горьковского самолетостроительного завода. В итоге, наличие самолетов также стало требованием Заказчика.

    После обращения руководства ОАР (Объединенная Арабская Республика) к правительству нашей страны оказать помощь в войне с Израилем, летом 1970 года была сформирована группа специалистов, летчиков лидерных частей ВВС, освоивших этот самолет, для практической работы в Египте. Нам эти события напоминали о помощи нашей страны Испании в ее войне 1934 года. Но команда поступила, и ее надо было выполнять – мы любили нашу Родину, чтили завоевания наших отцов и дедов, и знали, что кроме нас никто не может выполнить порученное правительством задание.

    Два МиГ-25Р (серийные номера 0402 и 0601) после решений некоторых технических задач (самолеты не размещались по габаритам в грузовом отсеке) в частично разобранном состоянии на транспортных самолетах АН-22 и АН-12 были доставлены в Египет. Специалисты тоже для соблюдения конфиденциальности прилетели в эту страну на транспортных самолетах. После сборки самолетов, прогонки двигателей, проверки функционирования радиоэлектронного комплекса командир отряда доложил главному военному советнику о готовности выполнять поставленные задачи.


    МиГ-25РБС. Конец 70-х годов. Фото из архива С.Бурдина

    Первые полеты МиГ-25Р проходили над египетской территорией, а со второй половины мая летчики приступили к боевым полетам над Суэцким каналом. Взлет МиГ-25Р всегда прикрывало звено истребителей МиГ-21, которые прикрывали переднюю и заднюю полусферы разведчика. После разгона МиГ-25Р до М=2,5 необходимость в прикрытии отпадала, и истребители возвращались на базы. Полеты разведчика проводились на высотах 22-23 км. Над Синайским полуостровом МиГ-25Р постоянно пытались перехватить израильские истребители «Мираж» и «Фантом», но скорости и высоты были разные. Поэтому советские пилоты наблюдали эти перехваты сверху, хотя каждый раз было неприятно, что кто-то предупреждает неприятеля о времени вылета.

    Эти полеты продолжались до середины лета 1972 года. Расшифрованные в разведотделе штаба главного военного советника пленки позволили вскрыть всю структуру линий обороны израильтян, сети ПВО, зафиксировать все аэродромы, замаскированные склады, укрытия и бронетехнику. Качество снимков, сделанных с высоты более 20 км, было великолепным, различались отдельные группы людей и даже автомашины. На одном снимке был зафиксирован служебный автомобиль Премьер-министра Голды Меир, его узнали по номерам. Интересными были сведения по структуре оборонительной 160-и километровой линии «Бар-Лева» вдоль Суэцкого канала. Хорошо просматривались противотанковые средства, плотность которых доходила до 12 танков и 5 орудий на километр фронта. Пространство между опорными пунктами заполняли проволочные и минные заграждения.

    Удивление у спецов вызывало наличие больших хранилищ на берегу канала, они напоминали пожарные водоемы. Точность внес один из офицеров, воевавших еще с фашистами во время Второй Мировой войны. Это – нефтяные хранилища, содержание которых должно было по отводным каналам транспортироваться в Суэцкий канал и поджигаться в момент начала боевых действий. Да, так немцы на Невском пятачке зимой обливали крутой берег Невы, только водой, чтобы штурмовые группы не смогли подняться. Один из офицеров долго смотрел на эти сооружения и затем тихо произнес: «Хорошо хоть в бассейнах нефть, а не дерьмо». Стоящие рядом только улыбнулись.

    Вторая линия обороны проходила на расстоянии 50-и километров от канала по перевалам Гидди и Митла. Здесь для переброски резервов была подготовлены разветвленная сеть дорог и трубопроводов. МиГ-25Р, оборудованные аппаратурой радиотехнической разведки, зафиксировали центры создания радиопомех у горы Геббель-Умм-Махас, все станции РЛС ПВО и зенитные батареи. В итоге появились цифровые карты всех предполагаемых районов боевых действий.

    Средства ПВО Израиля с ракетами «Хок» не могли представлять угрозы разведчикам, так как они поражали воздушные цели на высотах до 13 км. Полеты разведчиков уже прокладывались до удалений превышающих 2000 км от аэродрома базирования с использованием запасного подфюзеляжного бака объемом 5300 литров. Опасность для МиГ-25Р могли представлять американские ЗРК «Найк-Геркулес», но сведения о поставках их в Израиль в отряд еще не поступали. Единственным, что могли противопоставить израильтяне беспрепятственным полетам МиГ-25Р – это протесты ООН. И не напрасно, советские спецы начали уже прорабатывать возможность применения термостойких бомб ФАБ-500Т с улучшенной аэродинамикой. Сброшенные с высот более 20 км эти бомбы могли поражать цели на расстояниях несколько десятков километров от точки отцепа, а каждый МиГ-25РБ мог нести до 8 таких пятисот килограммовых бомб. И, если подсчитать эффективность их использования, то становилось ясным, как можно было в вооруженных конфликтах сохранять жизни бойцов, используя такие авиаудары по целям. В июле 1972 года все специалисты отряда вернулись на Родину. Командировка закончилась.

    В октябре 1973 года египетские войска форсировали Суэцкий канал и атаковали израильские подразделения. Началась четвертая арабо-израильская война, которая продолжалась 18 дней. Она закончилась там, где и началась – на берегах Суэцкого канала. Отвечая мысленно на вопрос: «что же готовили специалисты отряда МиГ-25Р», напрашивался у некоторых спецов ответ – «войну». Но научить воевать местные воинские подразделения советские спецы не смогли, в таких странах хотят, чтобы за их воинские подразделения воевали бы другие.

    Ю.Шатраков
    Октябрь 2012

    Материал получен через Максима Цветкова

    Об авторе


    Шатраков Юрий Григорьевич, д.т.н., профессор, заслуженный деятель науки РФ, член Российской академии технологических наук.
    С 1963 работал в НИИ-33, с 1966 - главный конструктор многофункциональных антенно-фидерных самолетных систем, высокопомехозащищенных командных радиолиний управления истребителями-перехватчиками при наведении, при его участии и научном руководстве создавались радиотехнические системы автоматической посадки самолетов, в т. ч. на авианесущие корабли; 1979 - переведен в Москву в ГУ Минрадиопрома, главный инженер, отвечал за автоматизацию управления воздушным движением, был членом Комиссии по запуску орбитального корабля «Буран», отвечал за создание цветных телевизоров с большим экраном; 1989 – Академия оборонных отраслей промышленности (с 1999 – Московская акад. рынка труда и информационных технологий), ректор; автор новых научных направлений в области радиотехнических систем, подготовил более 25 кандидатов и докторов наук.
Официальный сайт grant-epos.com