• П.В.Струнов. Специальные полеты в Китае

    Страницы из дневника полковника в отставке Струнова Петра Владимировича

    Необходимое предисловие

    В начале 50-х, в период ядерного противоборства СССР и США, советским правительством было принято решение об организации «систематических полетов самолетов-заборников с целью отбора проб радиоактивных продуктов иностранных ядерных держав». Исследования продуктов ядерных взрывов, выбрасываемых в атмосферу, проведенные АН СССР, подтвердили возможность обнаружения на больших расстояниях не только мощности и даты взрыва, но и сведений об используемом ядерном материале и конструктивных особенностях заряда. Как указывает в книге «Они были первыми» Л.М. Мезелев, именно таким методом американские специалисты засекли испытание первой советской атомной бомбы, проведенное 29 августа 1949 года.

    Из письма первого заместителя начальника ПГУ при Совете Министров СССР А. П. Завенягина Маршалу Советского Союза А. М. Василевскому, написанного в конце 1952 под грифом «Совершенно секретно»: «В связи с проводимыми США испытаниями атомного оружия Первое Главное управление считает необходимым организовать в ряде точек Советского Союза постоянное наблюдение за радиоактивностью распространяющихся воздушных масс. Контроль радиоактивности атмосферы должен осуществляться путем забора проб воздуха с самолетов, оборудованных специальными фильтрами...»

    Вскоре под руководством И.В. Курчатова и И.К. Кикоина была разработана «Программа по наблюдению за атомными взрывами», для выполнения которой ВВС выделили 12 стратегических бомбардировщиков Ту-4, оснащенных гондолами со специальным оборудованием для забора воздуха.

    В 1954 году Соединенные Штаты планировали проведение ядерных испытаний в Тихом океане на Маршалловых островах (атоллы Эниветок и Бикини), расположенных далеко от границ Советского Союза. Анализ переноса воздушных масс с этих атоллов показал, что для получения наиболее точных результатов маршруты спецсамолетов должны проходить как можно ближе к экватору. Поэтому было принято решение обратиться к правительству Китайской народной Республики разрешить нашим ВВС направить шесть самолетов с личным составом в КНР для проведения исследовательских полетов. Такое разрешение было получено, и самолеты Ту-4 вместе с обслуживающим наземным персоналом перебазировались на один из аэродромов под Пекином.


    Стратегический бомбардировщик Ту-4

    1954 год, 16 февраля

    Авиационная база в Полтаве, 226 ап.

    О предстоящей ответственной командировке экипажей командира эскадрильи Киселёва А.В., командиров отрядов Луцика Л.П., Холода В.И., Полянина B.C., Жаркова В.М. и моего (я был зам. командира аэ) стало известно неделю назад.

    Сегодня поочередно вызывали в штаб ап каждый экипаж в полном составе.

    Офицеры, прилетевшие из Москвы, персонально беседовали с каждым членом экипажа, расспрашивали обо всем, записывали, уточняли, иногда заставляли расписаться; снимали размеры одежды, обуви, головного убора.

    Отпуская, предупреждали о том, чтобы на эту тему ни с кем не говорить, а на расспросы отвечать: «Предстоит служебная командировка».

    18 марта

    Всем членам экипажей, отобранным для предстоящей командировки, выдали штатскую одежду: обувь, костюмы, рубашки, галстуки, носки, перчатки, шарфы, головные уборы. Вручены временные удостоверения личности для работы за пределами СССР.

    Готовимся к перелёту 21 марта на аэродром Дягилево (под Рязанью).

    Сформирована оперативная группа от полка. В нее вошли: заместитель командира полка Герой Советского Союза подполковник Кирсанов И.И. (он же старший группы и будет летать в одном из экипажей), майор Кривенко Н.М. (начальник штаба группы) инженер-майор Виноградов (инженер группы), майор Валеев (врач), капитан Антонов (метеоролог). Опер-группа будет лететь на самолёте ИЛ-12.

    22 марта

    10 часов утра. Экипажи собраны в Доме офицеров. Прибыли Главком ВВС, командующий ДА и их свиты.

    Подполковник Кирсанов доложил Главкому о готовности экипажей к выполнению предстоящего задания.

    Мы узнали, что улетаем в Китай. Базироваться будем на одном из аэродромов Пекина. С него будем выполнять полеты над территорией Китая для забора проб воздуха.

    США испытывают в акватории Тихого океана водородные бомбы. От места их взрыва воздушные массы несут в себе определённые послевзрывные компоненты, достигая территории Китая. Эти компоненты представляют интерес для наших ученых физиков-атомщиков.

    Поставлена задача на перелёт в Пекин. Он состоит из 3-х этапов:
    - первый этап - перелёт с аэродрома Дягилево на аэродром Толмачёво (Новосибирск);
    - второй этап - перелёт с аэродрома Толмачёво на аэродром Белая (под Иркутском);
    - третий - этап - перелёт с аэродрома Белая на аэродром Пекина.

    Готовимся к первому этапу. Контролирует нас Главный штурман ДА Герой Советского Союза генерал Ушаков. Постоянным представителем от ДА в нашей группе назначен генерал Белый.

    28 марта

    С перелётом с аэродрома Белая произошла неожиданная заминка.

    Весна в Прибайкалье пришла в этом году рано, очень потеплело, температура повысилась до + 10°С, снег растаял, грунт раскис, и аэродром Белая (грунтовый) оказался непригодным для приема самолётов Ту-4.

    На четырех самолётах во время пробега отлетающей от шасси грязью были повреждены обтекатели мотогондол со специальными приборами.

    Отремонтировать обтекатели своими силами невозможно: необходимы новые обтекатели и заводские рабочие.

    31 марта

    Вчера прилетел самолёт с рабочими завода и обтекателями. Сразу же начались ремонтные работы.

    Металлическая полоса аэродрома выложена в направлении с северо-запада на юго-восток. Господствуют северо-западные ветры, поэтому большей частью взлетают на северо-запад. С этим направлением взлета в конце полосы сразу же начинается березовая роща, которая, если придётся взлетать с полным весом, будет представлять опасное препятствие.

    Принято решение - в створе полосы сквозь всю рощу вырубить все крупные деревья.

    Солдаты аэродромной роты приступили к делу.

    3 апреля

    Стартовые условия благоприятствуют взлету на юго-восток. Взлетаем с интервалом в три минуты.

    Пролетели Улан-Батор, развернулись на Калган.

    Погода безоблачная, внизу бело-барашковая кучевка. Под нами «Великая Китайская стена».

    Летим с курсом на Пекин. До посадки чуть более часа.

    Первыми посадку произвели Киселев, потом Полянин, за ним я, за мной остальные.

    Встречают китайские военные, представители нашего посольства и другие лица.

    5 апреля

    Живем на окраине аэродрома.

    Я, штурман-навигатор Карханов и мой помощник разместились в одной комнате, в другой - остальные члены экипажа. Сержанты и рядовые размещены в казармах.

    Приступили к изучению района аэродрома, вероятных направлений полётов, запасных аэродромов, рельефа местности, линейных ориентиров, склеиваем карты...

    Познакомились с офицерами группы Баленко. Это наши люди, переучивающие лётный и технический состав ВВС Китая на самолетах Ту-4.

    К нашей группе прикреплено 8 переводчиков. Китайские солдаты убирают наши комнаты, в столовой обслуживают китайцы, кормят хорошо - китайская кухня славится на весь мир.

    12 апреля

    Начались специальные полеты.

    Произвели маршрутные полеты экипажи Киселева и Жаркова.

    13 апреля

    В 7 часов наш экипаж вылетел на маршрут. Полет на юго-восток до береговой черты, более получаса в океан и обратно, через 5 часов 15 минут приземлились на своем аэродроме. При возвращении с маршрута была интенсивная болтанка. После посадки, пока представитель института не произвел соответствующие замеры и не дал команду на выход, члены экипажа сидели в кабинах на рабочих местах.

    15 апреля

    Все экипажи выполнили по одному вылету на забор проб воздуха. После полета делимся впечатлениями.

    1 мая

    Из нашей группы 20 человек приглашены в качестве гостей на Первомайское празднование. В 8 часов уехали автобусом в гостиницу, расположенную на центральном проспекте, по которому будут двигаться демонстранты, рядом с правительственной трибуной.

    Нас провели на третий этаж в гостиный зал, там стоял у стены большой эллипсовидный стол, сервированный на 24 персоны. Сопровождавший нас китаец любезно сказал, что стол в нашем распоряжении.

    До начала демонстрации еще час.

    Выпили, хорошо закусили и поднялись на крышу гостиницы - в солярий, оттуда обозревали колонны демонстрантов. Очень красиво и зрелищно. Почти два часа наблюдали за демонстрацией. Потом снова расселись за столом и просидели около двух часов.

    В 14 часов хмельные, весёлые и довольные выехали в своё расположение.

    7 мая

    Полеты возобновились.

    Летали сразу 3 экипажа по разным маршрутам. От береговой черты уходили в океан до 250 км.

    Обратно лететь было нелегко, очень болтало, воздух настолько был турбулентен, что казалось вот-вот плоскость отвалится.

    Облачная кучевка быстро разрасталась, превращаясь в мощно-кучевую, а она-то и щекотала нам нервы. Через час после посадки началась гроза.



    29 мая

    Очередной полет.

    Взлетели в 6.00. Высоту 7000 метров набрали на маршруте. Вышли на побережье, углубились в море до 150 км, развернулись на юг, взяли курс параллельно береговой черте и так следовали час, потом развернулись на Пекин.

    30 мая

    Вторая половина дня.

    На стадионе гоняем футбольный мяч. Играют почти все, и поэтому окрестили игру «сорок на сорок». Мяч попал ко мне, я пробежал с ним метров десять, прилаживаясь ударить его левой ногой, но не ударил, а наступил на него и упал. Почувствовал жгучую боль в левой ступне и приступ тошноты. Подбежал командир огневых установок (КОУ) Бабанов и, увидев мою левую ступню, вывернутую вовнутрь под 90°, стал что-то с ней делать. Я закричал от боли и повернулся на левый бок. Тут же он отпустил мою ногу, она стукнулась о землю, что-то хрустнуло в суставе стопы, и она приняла нормальный вид.

    С помощью товарища поднялся, сгоряча прошел метров пять, но далее не мог не только идти, но и стоять.

    Меня отнесли в медпункт.

    Врач Валеев снял туфлю, носок, осмотрел ступню, прощупал. Острой боли я не чувствовал.

    - Дай Бог, чтобы все закончилось только вывихом, - сказал он. - Надо ехать в госпиталь.

    Подъехала медмашина, усадили меня в нее и покатили в Пекин. Там сразу же сделали рентген стопы, и поставили диагноз – «Перелом наружной лодыжки левого голеностопного сустава». Меня оставили в госпитале.

    31 мая

    Валеев приехал не один: в палату, одетые в белые халаты, вошли штурманы Карханов, Щербань и командир корабля Луцик. Их приезду был рад. Улыбаясь, поднялся с кровати, оделся в пижаму, поздоровался со всеми, демонстрируя, как я хожу с помощью костылей.

    3 июня

    Меня посетил Иван Иванович Кирсанов. Он является заместителем командира полка, а здесь - старшим нашей группы. С ним приехал мой помощник Колосов и штурман Щербань (был моим штурманом в годы войны).

    Кирсанов сразу же заговорил о деле:

    - Я вот о чем, Петр Владимирович, с тобой хочу посоветоваться: полеты по забору проб воздуха завершены и нам разрешено возвращаться домой. Так вот, дорогой, как быть с тобою: в госпитале оставлять или забирать?

    - Только со всеми вместе, - ответил я, - чувствую себя хорошо, вот только нога загипсована, но это не помеха лететь.

    - Хорошо, Петро, твое мнение я учту. Подробнее поговорим позже. Они уехали.

    6 июня

    Приехал Валеев, выписал меня из госпиталя, привез на аэродром. На 10 июня запланирован перелёт домой.

    На моём самолете будет лететь командиром корабля Кирсанов, я - в качестве его помощника.

    Готовимся к перелету: прокладываем маршруты, уточняем данные радиотехнических средств, запасных аэродромов и связи. Готовлюсь с экипажем и я. В этом смысле Кирсанов полностью положился на меня.

    10 июня

    Раннее утро, 6 часов. Весь состав группы на аэродроме, тут же и китайские военные, кому положено быть. Опробуются моторы, стоянка самолетов гудит.

    Предполетные указания. Погода благоприятствует.

    Китайцы крепко жмут нам руки, мы им, расходимся по самолетам.

    В 7.30 взлетел Киселев, спустя 15 минут с интервалом в 3 минуты взлетели остальные экипажи, а мой экипаж замкнул строй.

    13 июня

    Сегодня все экипажи приземлились на аэродроме Полтава.

    Операция «Полтава-Пекин-Полтава» завершена благополучно.

    Накануне дня Авиации мне и всем командирам экипажей, участвовавшим в выполнении правительственного задания и выполнившим его успешно, вручены ордена Боевого Красного Знамени.


    Биографическая справка


    Струнов Петр Владимирович

    Родился 13 марта 1922 года в сибирском селе под Новосибирском. Окончил Новосибирскую школу пилотов. В действующей армии с июня 1944 года. В составе 10 бап совершил 29 боевых вылетов на бомбардировку военных объектов в глубоком тылу противника.

    После Великой Отечественной войны освоил самолеты Ту-4, Ту-16, ЗМ.

    1 мая 1951 г. участвует в воздушном параде над Красной площадью.

    В 1954 году (март-июль) находился в командировке в КНР, где выполнял полеты с целью отбора радиоактивных продуктов американских ядерных взрывов.

    Заместитель командира 40 тбап аэродром «Украинка» в 1957-1960 гг.

    1960-1972 гг. - старший летчик-инструктор воздушной армии ДА.

    Награжден орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны, орденом Богдана Хмельницкого и 18 медалями.

    Активно участвует в ветеранском движении. Проживает в г. Полтава в Украине.
отдых Флеш игры приколы бесплатные импаза инструкция и препарат импаза