Ворчалки дядюшки Бу

Главная >> Ворчалки дядюшки Бу

 

 

Рядовое событие или «контракт десятилетия»?
размышления о покупке украинских Л-39 Республикой Беларусь

Дядюшка Бу

Возможно, кто-то будет долго хохотать над темой этой «ворчалки», но честно признаться, написать ее меня подвигло неожиданное оживление в недрах интернета по поводу этого контракта и самих самолетов. В самом деле, давайте все вместе попробуем разобраться, как стоит относиться к событиям декабря 2005 и января 2006 годов, когда с украинских авиаремонтных заводов в Республику Беларусь поступили учебно-тренировочные самолеты Л-39.
Чтобы правильно оценить событие стоит обратиться к состоянию ВВС и войск ПВО РБ на сегодняшний день или в недалеком прошлом. Историю ВВС я затрагивать здесь не берусь, ибо это тема отдельной статьи. Такую (правда, на мой взгляд, несколько мифологизированную) опубликовал Андрей Фомин в своем журнале в прошлом году. Поэтому экскурс в историю мы ограничим рамками интересующего нас вопроса.
После распада Советского Союза и обретения в 1992 году государственной самостоятельности Беларусь получила достаточно внушительное военное наследие.
До 1992 года Краснознаменный Белорусский военный округ имел в своем составе 5-ю гвардейскую танковую армию, 7-ю танковую армию, 28-ю армию, 120-ю гвардейскую мотострелковую дивизию, 51-ю гвардейскую авиадивизию, 72-й гвардейский Объединенный учебный центр, а также соединения и части боевого, тылового и технического обеспечения. На территории республики, кроме войск округа, дислоцировались части так называемого центрального подчинения:
103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия, 38-я гвардейская воздушно-десантная бригада, 11-й корпус 2-й отдельной армии ПВО, 26 воздушная армия, а также соединения и части РВСН, 46 воздушной армии, 12 отдельный морской ракетоносный полк ВВС Балтийского флота, подчинявшихся в то время непосредственно Министерству обороны СССР и главкомам видов Вооруженных Сил.
Общая численность этой группировки войск составляла более 280 тысяч военнослужащих, рабочих и служащих. Концентрация воинских частей и соединений в республике была самой высокой на Европейском континенте. Один военнослужащий в Беларуси приходился на 43 человека гражданского населения. (Для сравнения: в Украине - на 98, в Казахстане - на 118, в России - на 634 человека). Для республики с населением в десять-одиннадцать миллионов такие непомерно большие Вооруженные Силы были не нужны, затраты на их содержание и оснащение – неприемлемы. К тому же их общая численность в соответствии с итоговым актом Хельсинкского соглашения от 10.07.92 г. не должна была превышать 100.000 военнослужащих.
В связи с этим в 1992-1996 годах прекратили свое существование или были серьезно реформированы свыше 250 воинских соединений и частей, отошедших под юрисдикцию Беларуси, а численность военнослужащих уменьшилась втрое и в 1997 году стабилизировалась на отметке в 83 тысячи человек. Одновременно с этим был существенно сокращен арсенал военной техники и вооружений. На 17 июля 1992 года армия Беларуси располагала 3457 танками, 3824 боевыми бронированными машинами, 1562 артиллерийскими системами, 390 боевыми самолетами, 79 ударными вертолетами.
В соответствии с Договором об обычных вооруженных силах в Европе и принятыми в его развитие правопреемниками СССР 15 мая 1992 года в Ташкенте "Соглашением о принципах и порядке выполнения Договора об обычных вооруженных силах в Европе", "Протоколом о максимальных уровнях для наличия обычных вооружений и техники Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Молдова, Российской Федерации, Украины и Республики Грузия в связи с Договором об обычных вооруженных силах в Европе", Беларусь согласилась иметь 1800 танков, 2600 боевых бронированных машин, 1615 артиллерийских систем, 260 боевых самолетов, 80 ударных вертолетов. Иными словами, республике предстояло избавиться от 1773 боевых танков, 1441 боевой бронированной машины, 130 боевых самолетов.
Это сокращение было осуществлено к началу 1996 года. К этому же времени в основном завершился процесс структурного реформирования армии: общевойсковые и танковые армии были преобразованы в армейские корпуса, мотострелковые и танковые дивизии - в отдельные механизированные бригады, а часть их - в базы хранения вооружения и техники, воздушно-десантная дивизия и отдельная воздушно-десантная бригада - в Мобильные силы, состоящие из трех мобильных бригад, авиационные полки - в авиационные базы.
Вооруженные Силы того периода имели трехвидовую структуру: Сухопутные войска, Военно-воздушные силы и Войска ПВО, а также соединения, воинские части и учреждения центрального подчинения, не входящие в виды Вооруженных Сил. ВВС и Войска ПВО имели свои командования, штабы и состояли из соответствующих родов авиации, зенитно-ракетных и радиотехнических войск, соединений и частей обеспечения. Сложившееся количественно-качественное состояние Вооруженных Сил не соответствовало экономическим возможностям государства. Возникшие противоречия между требованиями к Вооруженным Силам и их состоянием обусловили необходимость относительно быстрых и качественных преобразований, то есть проведения реформы Вооруженных Сил. Была подготовлена и в декабре 2001 года принята «Военная доктрина Республики Беларусь», а так же "Концепция строительства Вооруженных Сил Республики Беларусь до 2010 года" и "Программа завершения реформирования Вооруженных Сил Республики Беларусь на 2001-2005 годы".
В процессе реформирования Вооруженных Сил было предусмотрено создание новой, более эффективной системы управления. Претерпела изменения структура Вооруженных Сил Республики Беларусь. Путем объединения ВВС и Войск ПВО осуществлен переход на двухвидовую структуру и в настоящее время Вооруженные Силы включают два вида:
- Сухопутные войска;
- Военно-воздушные силы и войска ПВО.
ВВС и войска ПВО состоят из авиации, зенитных ракетных войск, радиотехнических войск, специальные войска, а также воинских частей и подразделений обеспечения и обслуживания.
В свою очередь авиация ВВС и войск ПВО состоит из родов: бомбардировочной, штурмовой, истребительной, разведывательной, транспортной авиации и авиации непосредственной авиационной поддержки. В соответствии с "Программой завершения реформирования Вооруженных Сил Республики Беларусь на 2001-2005 годы" в вооруженных силах был проведен очередной этап сокращений, которые коснулись как сокращения штатов остающихся, так и сокращения ряда имеющихся войсковых частей.
В результате на осень 2005 года авиация ВВС и войск ПВО представлена следующими родами.
Бомбардировочная авиация представлена бомбардировщиками Су-24М которые состоят на вооружении 116 бомбардировочно-разведывательной авиабазы (браб) расположенной на аэродроме Россь.
Штурмовая авиация, имеет на вооружении самолеты-штурмовики Су-25. Все они входят в состав 206 штурмовой авиабазы (аэродром Лида).
Истребительная авиация располагает истребителями Су-27П, МиГ-29 и МиГ-29БМ, которыми вооружена 61 истребительная авиабаза (аэродром Барановичи) и истребителями МиГ-29, которыми вооружена 927 иаб (аэродром Береза).
Разведывательная авиация использует возможности самолетов Су-24МР, находящихся на вооружении 116 браб (аэродром Россь). Кроме Су-24МР в интересах разведки используются вертолеты Ми-24К/Р, предназначенные для ведения воздушной разведки противника, местности и погоды и состоящие на вооружении 181 бвб.
Авиация непосредственной авиационной поддержки, на вооружении которой стоят боевые вертолеты Ми-24В/П, транспортно-боевые Ми-8МТ/МТКО1 базируется на авиабазах: Засимовичи (181 боевая вертолетная база) и Мачулищи (50 смешанная авиабаза).
Транспортная авиация обеспечена транспортными самолетами Ил-76, Ан-26 и транспортными вертолетами Ми-26, и предназначена для десантирования сил специальных операций, перевозки войск и материальных средств по воздуху, обеспечения маневра и боевых действий войск. Эти самолеты и вертолеты состоят на вооружении 50 саб.
Как видим, даже после всех сокращений в Беларуси остается достаточно мощная авиационная группировка. Одним из важных факторов нормальной работы такого сложного «организма» является обеспечение авиации кадровым офицерским составом. Если в средине 90-х проблема с кадрами решалась за счет военнослужащих сокращаемых частей и подразделений, то позднее кадровый вопрос оказался весьма тяжел. Необходимость в создании новой системы подготовки кадрового состава в Вооруженных Силах Республики Беларусь возникла с момента создания независимого государства. Потому кадровые органы и руководство Министерства обороны РБ искало пути кардинального решения этой проблемы. Обучение будущих офицеров (здесь и далее речь пойдет о курсантах) в российских военных институтах и академиях было сопряжено с рядом трудностей и в первую очередь финансовыми. Уже в те времена «котлеты были отдельно, а мухи отдельно». Стоимость подготовки специалиста наземника исчисляется сотнями тысяч долларов, а летчика естественно и того дороже. К тому же подготовка специалистов в другом государстве связана напрямую со взаимоотношениями между странами. Быть зависимым от политической любви или антипатий отдельных лидеров и группировок, в любой момент могущих разорвать систему подготовки военных кадров (при наличии внутренних возможностей решения проблемы) было бы, по меньшей мере, глупо. Потому был принят ряд решений.
Для подготовки кадровых военнослужащих для собственных Вооруженных Сил на основании Указа Президента Республики Беларусь от 17 мая 1995 г. №192 и приказа МО РБ от 31.5.95 г. №242 было начато формирование Военной академии Республики Беларусь. Она была создана 30 июня 1995 года в г. Минске на базах и территориях Минского высшего военного командного училища и Минского высшего военного инженерного училища ПВО. В нее входит 10 факультетов, в том числе и авиационный, где готовят летчиков и авиационных инженеров по различным специальностям.
Можно с известной долей скепсиса отзываться о качестве подготовки курсантов во вновь созданной учебной структуре. Однако не следует думать, что это проблемы лишь белорусской Военной Академии. Падение уровня подготовки специалистов это сегодня, на мой взгляд, общий бич военного и гражданского образования в СНГ, да и вообще в странах бывшего Союза. К тому же, если вдуматься, то у такой системы есть шанс на существование. Дело в том, что базовые общетехнические дисциплины в академии читают профессиональные преподаватели из двух училищ, на базе которых академия создана. Кроме того, привлекаются преподавательские кадры из гражданских ВУЗов. Специальные дисциплины читают летчики и инженеры уже служившие на той технике, к эксплуатации которой готовят курсантов. Ну а дальше все зависит от личных качеств преподавательского состава, который «выращивается» постепенно, с приобретением опыта.
Подготовка инженерного состава в академии была начата первой, поскольку проще всего сделать учебные лаборатории и учебный аэродром. Поставьте на него несколько списанных самолетов и вертолетов, которые будущие инженеры будут «ломать» при обучении, и учебная база в первом приближении готова. Техников для авиации уже начали готовить в Минском государственном высшем авиационном колледже, традиционно (уже 30 лет) выпускающем офицеров запаса.
Наибольшие проблемы возникли при подготовке летных кадров для военной авиации. Собственных учебных авиационных баз академия не имеет. Поэтому для обучения вертолетчиков в академии используют материальную базу Минского аэроклуба с вертолетами Ми-2. Аэроклуб расположен недалеко от академии. Имеющиеся методики обучения пилотированию вертолета Ми-2, отработанные годами в аэроклубе, послужили прекрасной основой для создания программ первоначальной подготовки вертолетчиков. Последующее их обучение проходит на базе 181 бвб на вертолетах Ми-8 и Ми-24. Войсковую стажировку курсанты как и в советское время проходят в тех частях куда будут распределены после окончания военной академии.
Тяжелее ситуация складывается при подготовке летчиков. Для обучения курсантов-летчиков последовательно используют планеры «Бланик» (аэроклуб в Бобруйске), самолеты Як-52 (аэроклуб в Витебске), Л-39 (аэроклуб в Вязьме, Россия). Как видим, первый реактивный самолет курсанты осваивают в Российской Федерации в Вязьме. В период освоения подготовки летных кадров без этого зарубежного этапа обойтись не представлялось возможным, однако уже тогда было ясно, что затраты на подготовку курсантов на Л-39 настолько велики, что необходимо изыскивать другие возможности.
Для того чтобы полностью отказаться от зарубежной помощи в подготовке летчиков для ВВС Беларуси, возникло предложение о закупке учебных самолетов Л-39. Предпосылки к такому решению были самые очевидные. Л-39 уже находился на вооружении полков в Белоруссии в 80-х годах. Ведь этот самолет длительное время использовался в качестве учебно-тренировочного в полках, вооруженных Су-25. После вывода из Афганистана собственные самолеты Л-39 были переданы в различные части на территории Украины. Однако в 206 шаб еще остался летный и инженерно-технический состав, длительное время эксплуатировавший этот самолет.
Поэтому еще в конце 90-х годов Совет Министров Республики Беларусь принял решение о закупке самолетов Л-39. По ряду объективных причин контракт на закупку 10 самолетов был подписан только в 2005 году.
Стоимость всего контракта по Л-39 несоизмерима (в смысле меньше) с затратами на подготовку группы курсантов в РФ. Как правильно замечали товарищи при обсуждении этой темы на форумах, самолеты эти старые (1988 года выпуска) и не боевые, а учебно-тренировочные (т.е. стоимость соответствующая). К тому же хочется напомнить, что и в Вязьме самолеты были не 90-х годов выпуска. Потому, при прочих равных условиях, белорусских Л-39 хватит еще лет на 6-7. Самолеты, что вполне логично, будут состоять на вооружении учебной эскадрильи 206 шаб. На сегодняшний день она является лучшей авиабазой и одной из лучших частей в Вооруженных Силах Республики Беларусь. Уверенно можно сказать, что лучшая она не только на бумаге. Нет сомнения, что Л-39 попадут в хорошие руки. Есть еще один довод в пользу осуществления этого контракта. Я глубоко уважаю вяземских летчиков-инструкторов, но следует помнить, что настоящими воздушными бойцами становятся не в училищах (и раньше при Союзе тоже). Бойцами летчиков делают в полках. Очень многое (если не все) зависит в этом случае от командира части. « Афганцы» и хорошие методисты в базе еще есть – важно не упустить преемственность поколений. Тому уже есть примеры из новейшей истории. В 206 шаб лучшим бомбардиром является выпускник белорусской военной академии.
В период подготовки к подписанию контракта на покупку Л-39 возникла вполне логичная идея о двойном использовании учебно-тренировочных самолетов. В Беларуси достаточно часто проводятся мероприятия по укреплению её государственности. В ряде таких мероприятий участвует авиация. Всякий знает, насколько зрелищно выглядит низколетящий самолет или вертолет, даже если он не выполняет никаких маневров. Поскольку использование военных самолетов в воздушных шоу дело дорогое и не всегда безопасное, то целесообразно использовать для этих целей относительно дешевые в эксплуатации легкие учебно-тренировочные самолеты. Если уж такие самолеты все равно покупаются, то вполне логично, что на их базе можно создать пилотажную группу. Ведь инструкторы учебной эскадрильи именно те люди, которым следует летать на авиашоу. Еще в советские времена «шкрабы» (так по старинке иногда именовали себя инструкторы летных училищ) считались лучшими пилотажниками.
Идея получила поддержку правительства (возможно именно она стала толчком в выделении финансовых средств). Так появились Л-39 в национальной окраске со стилизацией под белорусских буслов (аистов).


Л-39 ВВС Беларуси

На мой взгляд, следует отдать должное такому решению. Одним контрактом Беларусь решила проблему с подготовкой своих военных летчиков и приобрела весьма полезный атрибут государственности (как это ни парадоксально звучит).
Остается только добавить, что необычный дизайн окраски Л-39 принадлежит руке подполковника В.Ляхара. К сожалению, лично его не знаю, но отношение к его детищу в ВВС прямо скажем разное. Окраска утверждалась на весьма высоком уровне и уже после этого передавалась на заводы в Украину. Поскольку самолеты ремонтируют два завода, то и покраска их, несмотря на одинаковый рисунок разная. У «чугуевцев» она яркая, блестящая - хоть сейчас на выставку в Париж. Тот, кто видел Л-39 приходившие из ЧССР с завода, помнит, что самолеты были лакированные. Здесь удалось получить очень похожее качество покраски. «Одесситы», привыкшие делать «приглушенный» камуфляж на самолетах, выполнили и белорусские Элки в той же манере (что сразу отметили на авиабазе). Правда и заводчане постанывали от необходимости малевать очень сложные геометрические рисунки. Не то, что камуфляж – клади, как бог на душу послал (в пределах определенной схемы, конечно). Приходилось использовать массу трафаретов, поэтому нетрудно догадаться о выражениях выдаваемых работягами, занятыми на покраске самолетов.

Сергей Бурдин
январь 2006 г
.

Обсудить на форуме

Архив
Ноябрь 2005:
Кое-что о советских боевых вертолетах
Май 2005:
Насколько современным ВВС России нужен истребитель пятого поколения?
Апрель 2005:
Реорганизация авиастроительной промышленности России – взгляд из соседнего окопа
Март 2005:
Что можно ответить на вопрос «Какой самолет лучше?»

©  Sergey Burdin 2006

Дата публикации: 22.08.2010

Главная Вверх Следующая

Реклама