Воздушная разведка

Главная >> Люди в авиации >> Рассказы истребителя >> Воздушная разведка

 

 

Воюющим не в перчатках посвящается

Воздушная разведка
может быть немного необъективные воспоминания

 

Весна 1984 года в Афганистане явилась самым активным периодом за все 10 лет нашей «интернациональной» помощи. Очередная Панджшерская операция была в разгаре, ставка ВГК и все ПУ из Кабула переместились в Баграм.
Помимо полетов на удары, стали в то время практиковаться полеты на разведку. Началась вся компания так. Зашел как-то к нам в полк представитель ГК ВВС в Афганистане генерал-полковник М. Начал издалека, рассказал, как в войну летал на Як-9, в том числе, на разведку и свободную охоту. Потом спросил:
- А любители низко полетать у вас есть? Надо тут одно ущелье посмотреть, вводить туда войска или нет, вертушки туда не пройдут, да и побьют их.
Полк наш отличался высокой подготовкой и свободными нравами, полеты ниже деревьев, проходы над стартом на 50 м были довольно обычным делом. Поэтому без раздумья отвечаю о готовности лететь. Объект разведки – крестообразное ущелье, входящее западной веткой Панджшер севернее Анавы. Говорят, там основные россыпи лазурита и алмазов. Лететь решили на спарке, она более легкая, да и четыре глаза лучше двух, Для прикрытия выделялись пара МиГ–21 бис с С-24. Вылет завтра с рассветом.
Утром запускаем, в задней кабине спарки мой ведомый Витя С., на боевых - комэск первой Миша С. и его ведомый Толя Ч. Взлетаем, левый разворот с набором. Начало Панджшера, подходим на 4000 к заданному району. Солнце только взошло, в ущелье совсем темно. Разворот со снижением вправо, сильный световой экран, надо быстрей снизиться в тень, против солнца ничего не видно. Наконец тень, проявляется дно ущелья, снижение, начинаем слалом снизу вверх. Мимо проносится кишлак, народ не ушел – дымы, овцы. Проскакиваем пересечение ущелий, наш путь все круче уходит вверх. Форсаж, правым боевым перескакиваем перевал для входа в перпендикулярное ущелье. Где наше прикрытие? – нету! Понимаю, что удержаться было невозможно, помимо слежения за спаркой, надо смотреть за землей, скалы справа и слева, на предельно малой высоте камуфлированный самолет на солнце хорошо виден по тени, но внизу темно!


"Духи". Фото сделано из задней кабины МиГ-21УМ.
Афганистан, весна 1984 г.

Заход со снижением, лететь сверху вниз по ущелью гораздо хуже, высоты вперед не видно и все время надо отдавать ручку от себя, отрицательная перегрузка неприятна да и вся грязь с пола в глаза! Проскакиваем еще один кишлак недалеко от перекрестка, та же картина, народ не ушел! Уходим вверх, делаем еще заход, ничего нового!
Возвращаемся домой, на заруливании уже ждет газик, сообщают, что результаты буду докладывать лично Зам МО! Ни хрена себе разведка! Едем в дивизию, там сейчас штаб ставки.
Вталкивают в кабинет, передо мной 5 мужиков в «мапуте» без погон (полевая форма неизвестной банановый страны). Приехали! Понимаю, что Зам МО не опознаю, да и вообще кроме министра Д.Ф.Устинова и ГК ВВС П.С.Кутахова никого из верхов не помню, поднимаю глаза в потолок и докладываю:
- Товарищ маршал Советского Союза! Подполковник К...! Разрешите доложить результаты разведки!
Из группы выделяется седоволосый, невысокий (видать он и есть маршал).
- Что, подполковник, не узнал?
- Товарищ Маршал Советского Союза, извините, в такой форме не узнал!
- Докладывай, что видел?
Подробно рассказываю о полете, заканчиваю выводом:
- Из ущелья население не ушло, войск не обнаружил!
Маршал:
- Хорошо, что умеете так летать, - и, обращаясь к представителю ГК ВВС:
- Надо почаще истребителям летать на разведку!
С этого дня и начались свободные полеты. Первый день, три полета, закончился полным фиаско. Я обнаружил штук 10 караванов по 5-7 верблюдов, пару позиций ДШК, несколько групп духов и честно передавал данные по радио на КП. В результате этого было организовано три вылета групп досмотра с прикрытием, два вылета СУ-25, самому пришлось уничтожать обнаруженные ранее ДШК. Вечером командующий, подозвав меня, без особой радости сообщил:
- Всех блин замучил! Все ВВС армии работали сегодня на тебя - прослушивание общего канала операции велось и в ставке – не реагировать нельзя! Вот что, ты летай куда хочешь, но если что обнаружишь, тихо звони по телефону, не тревожь командование!
Последующие полеты происходили уже без особого шума. Для оперативного реагирования на спарку стал вешать С-24 или ФАБ-250. Но (мечта любого летчика!!) можно было летать когда и куда хочешь, звоню на КП, мол лечу туда-то, и все - со ставкой не поспоришь!
Из этих полетов вспоминается открытие восхитительного места - ущелья в 100 км на северо-западе Баграма. Река с севера на юг, выходит к границе Пакистана. Наиболее красивые места начинались на уровне около 2000. Долина шириной метров 300, справа и слева отвесные скалы, горная речушка, березки, кучевка на вертикальных стенах. Впереди на фоне ярко-голубого неба – заснеженные вершины шести-семи тысячников. Дно ущелья плавно шло вверх, поворачивало на влево на 180 градусов и заканчивалось перевалом, за которым начинался Панджшер.
Как-то обнаружил в закрытом со всех сторон склоне лагерь с цветными альпинистскими палатками. После двухчасового переваривания данных в верхах, получаю приказ, взять звено и шарахнуть по лагерю! Наших альпинистов там не нет!
Можно без конца вспоминать эти полеты, все это отдельные рассказы.
Операция шла на убыль, встал вопрос, что делать дальше. Войска прошли ущелье, духи ушли в горы, наш батальон обосновался в Анаве. Лидера Панджшера Ахмад-Шаха Мансуда не нашли, и его поимка стала главным политическим вопросом успешного завершения операции. Все местные разведгруппы были поставлены «на уши», в Баграме дежурила усиленная эскадрилья Ми-8 с ротой десантуры у бортов и звеном Ми-24 прикрытия. По любым данным о местонахождении Мансуда, армада поднималась в воздух, но к моменту подхода вертушек, он успевал сменить дислокацию и исчезал.
В это тревожное время при одном из посещений живописных мест, выскочив на перевал, переходящий к Панджшеру, вижу в снегах группу мужиков, стреноженные лошади, взгляд успевает выхватить детали: костер: чайник и цвет головных уборов. Сознавая важность ситуации чешу в эфир открытым текстом:
- На перевале пять седел, духи у костра!
После минутной паузы в эфире команда:
- Срочно на посадку!
На пробеге информация:
- После выключения в дивизию.
"Волга" комдива уже ждет у самолета, снова везут в ставку.
В штабе уже опознаю начальство:
- Товарищ маршал Советского Союза! При проведении разведки обнаружил …, - и во всех деталях описываю полет.
- Сколько, говоришь, их было?
- Пять человек у костра, лошади рядом!
- Ну, а оружие у них было?
Мысленно ругаю себя за уточнение излишних деталей:
- Трудно утверждать, товарищ Маршал Советского Союза! Скорость, понимаете, 1000!
Маршал немного думает, нагибается к письменному столу, достает и протягивает мне фотографию Ахмад-Шаха:
- А этого случайно не видел?
Теряю дар речи и мычу снова что-то про скорость.
Пауза:
- Возьми фото себе, вдруг где встретишь!
Встретиться уже не пришлось. Через пять лет мы покинули Афганистан. Ахмат-Шах Мансуд возглавил сопротивление против талибов, стал нашим лучшим другом, и позже погиб от рук фанатика-террориста. Маршал стал министром, в перестроечное время оказался неугоден и, по подходящему поводу, был отправлен на отдых.
Фотография же осталась у меня и иногда напоминает те уже далекие времена.

©  Fighter-pilot 2006

Дата публикации: 22.08.2010
Автор: Ветеран 927 иап

Назад Главная Вверх Следующая

Реклама