И.Г.Прокофьев

Главная >> История >> И.Г.Прокофьев >> Смердынская операция 2

 

 

Смердынская операция 2

    Но вернемся к февральским событиям 1943 года. 281-я ШАД, привлеченная к операции, в этот день действовала по переднему краю противника. Ее задачей было бомбардировочными и штурмовыми ударами уничтожать огневые средства и живую силу в районе Смердыня – Басино. При выполнении боевого задания наши штурмовики были атакованы немецкими истребителями.


И.А. Дьяков.
Найден номер самолета

    Самолет Ил-2 (заводской номер 7922) из состава 448-го штурмового авиаполка был сбит в районе цели. По наблюдению других экипажей группы, раненный летчик, младший лейтенант Просветов смог совершить вынужденную посадку на «брюхо» в 2-3 км южнее Зенино, на нашей территории.
Самолет оказался разбитым, а летчика отправили в лазарет. Другой самолет этого же полка (Ил-2 № 1720) по докладу других летчиков был потерян из виду в районе цели. Судьба самолета и летчика, младшего лейтенанта Андрея Андреевича Голубева неизвестна до сих пор.
    В 872-м штурмовой авиаполку в этот день был потерян один самолет Ил-2 (заводской номер 30795). По докладу экипажей других самолетов он был сбит истребителями Ме-109 в районе между Смердыня и Рамцы. Экипаж самолета состоял из командира звена, младшего лейтенанта Виноградова Николая Ивановича и воздушного стрелка, сержанта Ковалева Алексея Ивановича.
    В другом полку дивизии, в 703-м штурмовом, также были потеряны два самолета. Самолет Ил-2 (заводской номер 0124), который пилотировал командир эскадрильи, капитан Ладуницкий Василий Федорович, был потерян из виду в районе цели. Причины и обстоятельства его пропажи долгое время были неизвестны. По завершении операции, в штаб были отправлены списки безвозвратных потерь полка, в которых был указан и капитан Ладуницкий. И только под конец войны в 1945 году в штатно-должностной книге полка напротив фамилии Ладуницкого была сделана запись: вернулся. Обстоятельства возвращения в полк, а также его судьба после боевого вылета 14 февраля 1943 года автору не известны. Возможно, что Василий Федорович попал в плен и был освобожден только в 1945 году.


Летчики 448 штурмового авиаполка. 1943 год

    Также в районе цели зенитной артиллерией противника был подбит и после атакован истребителями противника самолет Ил-2 (заводской номер 1383). Из-за повреждения мотора экипаж совершил вынужденную посадку на нашей территории в районе Сотово. Самолет получил серьезные повреждения и был эвакуирован в полевые мастерские, летчик, младший лейтенант Янюк остался невредим, а воздушный стрелок, сержант Марущак получил ранение в ногу и был доставлен в госпиталь.

    На земле, несмотря на ввод в прорыв свежих сил, успех по расширению прорыва достигнут не был. Противник, опираясь на подошедшие резервы и на исключительно интенсивный артиллерийский и минометный огонь, сумел задержать наступление наших частей.

    15 февраля 1943 года для бомбардировки противника привлекаются части 1-го бомбардировочного авиакорпуса. Но поставленная перед ними задача остается невыполненной. В донесении командира 46-го бомбардировочного авиаполка командиру 263-й дивизии, говорится: «Девятка под командованием старшего лейтенанта Скоробогатова вылетев на выполнение боевого задания, была вынуждена вернуться, не выполнив задание из-за плохих метеоусловий. Из-за невозможности произвести посадку на своем аэродроме, самолеты сели на другие аэродромы: Мякишево, Порог и Куколь. С улучшением погоды все самолеты перелетели на свой аэродром. Ведущий группы, старший лейтенант Скоробогатов (экипаж: штурман, гвардии майор Янченко, стрелок-радист, старшина Задорожный) вернулся на свой аэродром после 32 минут полета по причине - не убирались шасси – перегорел предохранитель».

    Из-за плохих метеоусловий, которые не позволили бомбардировочной авиации действовать по своим целям, весь груз ответственности за поддержку наземных частей лег на плечи штурмовых авиаподразделений. Самолеты штурмовой авиации могли атаковать наземные цели на малой высоте. Поэтому в этот день две дивизии самолетов Ил-2 действовали по переднему краю противника. 281-я дивизия бомбардировочными и штурмовыми ударами уничтожала огневые точки и живую силу противника в районе Смердыня – Басино.
    При первом заходе на цель, группа штурмовиков 448-го штурмового авиаполка была атакована шестью истребителями Ме-109. Последними в строю шли два самолета ведомые, младшими лейтенантами Мяндиным и Полетаевым, на них-то и пришелся первый удар «мессершмиттов» снизу сзади. По докладу вернувшихся с боевого вылета других экипажей, их самолеты загорелись и упали в 2-3 км северо-восточнее Смердыни. Со слов вернувшихся летчиков, самолет Ил-2 (заводской номер 1874638) командира звена, младшего лейтенанта Федора Павловича Мяндина (воздушный стрелок, старшина Колесников Валентин Ефимович) сгорел на земле, а самолет Ил-2 (заводской номер 1873838) в составе экипажа: младшего лейтенанта Александра Дмитриевича Полетаева и воздушного стрелка, старшины Ивана Андреевича Теплова, разбился при падении.

    В августе 2007 года охотниками, в районе урочища Грустыня, были обнаружены обломки советского самолета. Эта информация поступила руководителю поискового отряда «Любань» Игорю Сурову, который, собрав актив преподавателей и учащихся Любанской средней школы № 1, выехал на место падения самолета.
    Обследовав прилегающую местность, поисковики обнаружили две воронки, рядом с которыми были разбросаны фрагменты самолета: броня, стойки шасси, коленчатый вал от мотора с тремя поршнями. На одном поршне удалось прочитать частично номер мотора АМ-38 № ш 295323(0 или 7). Рядом с воронкой школьниками были найдены обломки от 100 кг авиабомбы, гильзы от крупнокалиберной авиационной пушки ВЯ-23 1942 года выпуска, гильзы от пулемета УБ 1942 года выпуска, все это говорило о том, что данный самолет являлся двухместной модификацией.
    В результате проведенной работы, в воронке и на бруствере были обнаружены остатки амуниции экипажа: каблук от сапога, перчатка, ремни от портупеи, части от пристяжной системы парашютов. По радиусу разлета обломков самолета был сделан вывод, что самолет при падении взорвался на собственных бомбах.
    При обследовании обломков самолета, на створке бомболюка был обнаружен написанный красной краской номер 3838. По документам Центрального архива Министерства обороны было установлено, что самолет Ил-2 № 1873838 из состава 448 ШАП 281 ШАД 14 ВА не вернулся с боевого задания 15 февраля 1943 года, в состав экипажа входили: летчик, младший лейтенант Полетаев и воздушный стрелок, старшина Теплов. Так было установлено место их гибели.
    И если место и причину падения самолета Полетаева и Теплова, спустя 65 лет после войны, удалось установить, то судьба младшего лейтенанта Челоукина Виктора Васильевича до сих пор остается неизвестна. Его самолет Ил-2 (заводской номер 30514) был также атакован немецкими истребителями при втором заходе штурмовиков на цель. Другие летчики только и смогли наблюдать, как его самолет был подбит и со снижением ушел на сторону противника, скорее всего младший лейтенант Челоукин был убит или тяжело ранен.

    Самолет Ил-2 (заводской номер 301214) в составе: летчика, младшего лейтенанта Перелая Николая Гавриловича и воздушного стрелка, старшего сержанта Егерева Георгия Васильевича был атакован двумя Ме-109 при выходе уже из третей атаки по указанным целям. Летчик, сколько мог, тянул на подбитом самолете до своего аэродрома, но поврежденный мотор перестал работать, и экипажу пришлось в 3-4 км юго-восточнее Зенино покинуть борт самолета с парашютами. Летчик приземлился невредимым, а вот стрелок самолета, старший сержант Егерев разбился, так как его парашют не раскрылся. Самолет же по инерции пролетел чуть дальше и разбился в районе Оломна в 14 км северо-восточнее деревни Посадников Остров.
    Об этом экипаже сохранились воспоминания бывшего комсорга 448-го штурмового авиаполка, подполковника в отставке Александра Алексеевича Панфилова. Вот как он вспоминал этот день: «15 февраля 1943 года Перелай с воздушным стрелком, старшим сержантом Г.В. Егеревым и вместе со своими боевыми товарищами вел воздушный бой с шестью Ме-109 в районе Смердыни. Воздушный стрелок Егерев в этом бою был убит. Но Перелай на подбитом самолете дотянул до своих и упал на переднем крае. Похоронив товарища, Николай на следующий день вернулся в свой полк». По словам бывшего комсорга, Николай Перелай отличался в бою особой храбростью и отвагой. В этих словах можно полностью убедиться, если взглянуть в личное дело летчика, которое хранится в военном архиве: «...в Красной Армии с 1940 года, на фронтах Отечественной войны с 15 апреля 1942 года. Звание младшего лейтенанта присвоено 2 февраля 1943 года, звание лейтенанта 29 апреля 1943 года. 19 апреля 1943 года был сбит, и 22 апреля попал в плен. Был в лагере для военнопленных в городе Рига, 2 июля 1943 года бежал. С 5 сентября 1943 года партизан в Витебской области. 11 октября 1943 года вернулся к месту службы. Награжден: орденом «Красное Знамя» - 1943 год, медаль «За оборону Ленинграда» - 1943 год, орден «Красное Знамя» - 1944 год». К слову сказать, 19 апреля 1943 года самолет Перелая был подбит в этих же местах, где был сбит в феврале. Перелай посадил израненный самолет на болото, и как в первый раз у него погиб стрелок-радист. К сожалению, Николай Гаврилович Перелай не дожил до Победы. 8 февраля 1944 года уже при освобождении новгородчины его Ил-2 был подбит зенитными автоматами немцев и взорвался в воздухе...
    Другой самолет Ил-2 (заводской номер 10022) из состава 448-го полка был атакован истребителями противника уже над нашей территорией в районе 1-2 км восточнее Доброе. О точном месте падения самолета никто доложить не смог. Но спустя несколько дней, самолет был обнаружен на вынужденной посадке эвакуационной командой дивизии в 1 км восточнее Зенино. Техники эвакуировали самолет в полевую авиаремонтную мастерскую, но о судьбе экипажа ничего сказать не могли. Только 29 марта 1943 года, когда из госпиталя в полк вернулся воздушный стрелок самолета, старший сержант Алексей Николаевич Баженов, стало известно о судьбе экипажа и обстоятельствах вынужденной посадки.
    Оказалось, что самолет был сбит истребителями противника, и как только летчик смог перелететь линию фронта они совершили вынужденную посадку на лес.
Оказалось, что летчик самолета, старший сержант Виктор Антонович Блажевич тяжело ранен, и после вынужденной посадки был отправлен на излечение в госпиталь № 1970. В суматохе боев, о ранении летчика и воздушного стрелка в полк не сообщили. Виктор Блажевич вернулся в полк только 4 июля 1943 года.

    Истребители сопровождения из состава 263-го истребительного авиаполка 215-й истребительной авиадивизии в районе Смердыня потеряли один Ла-5, который не вернулся с боевого задания. Летчик самолета, младший лейтенант Александр Петрович Каширин до сих пор считается пропавшим без вести.

    Летчики 1-го ГИАП вели бой со смешанной группой противника, в которой были как Ме-109, так и недавно появившиеся на данном участке фронта ФВ-190. В результате проведенного боя ими были заявлены следующие победы: капитаном Дмитрием Ащауловым и лейтенантом Александром Ганиным в районе деревни Черемная Гора был подбит Ме-109, а младшим лейтенантом Василием Ищенко в районе Любани - ФВ-190. Летчиком 263-го истребительного авиаполка сержантом Георгием Орловым на самолете Ла-5 был сбит в юго-западнее Черемной Горы немецкий бомбардировщик Хе-111.

    232-я штурмовая дивизия в течение дня подавляла огневые точки противника в районе укрепленного немцами населенного пункта Макарьевская Пустынь. Во время боевого задания зенитной артиллерией противника был сбит самолет Ил-2 (заводской номер 30902) из состава 704-го штурмового авиаполка, который пилотировал младший лейтенант Лобковский Александр Иванович. В оперативной сводке дивизии указывалось, что самолет упал на северной окраине Макарьевской Пустыни, при ударе взорвался, летчик погиб.


Урочище Макарьевская Пустынь

    Еще в начале девяностых годов, работая с архивными документами Тосненского райвоенкомата, автору попались сведения о том, что в 70-е годы останки Александра Ивановича Лобковского были захоронены на воинском мемориале «Березовая Аллея» в городе Любани. Но проверить эти данные было невозможно, так как в документах полностью отсутствовали указания об обстоятельствах и месте нахождения останков пилота. Лишь в 2004 году поисковиками отрядов «Любань» (руководитель Игорь Суров), «Иван Сусанин» (руководитель Константин Москвин) и «Рубин» (руководитель Николай Михайлов) было обследовано место падения советского штурмовика Ил-2, установленное в районе Макарьевской Пустыни, прямо рядом с макарьевской канавкой в 30-40 м от развалин старого монастыря.


Вскрытая воронка на
месте падения Ил-2

    Было проведено вскрытие воронки на месте падения самолета, в которой были обнаружены обломки мотора. Останков погибшего летчика найти не удалось. На обломке редуктора была обнаружена фирменная бирка с заводским номером мотора: АМ-38 № ш 292316.
    Благодаря архивно-исследовательской работе, проведенной Сергеем Сердюком (г. Москва) в ЦАМО, были найдены приказы о постановке на учет и снятии с учета погибших самолетов по 232-й штурмовой авиационной дивизии, в которых был указан и обнаруженный номер.
«Приказ № 031 от 27 февраля 1943 г.
1. Самолеты ИЛ-2 704 ШАП №\№ 902, 1181, 5370, 5492 с моторами АМ-38 №\№ 2316, 4583289, 295404, 24126, как потерянные полком при боевой работе, из состава полка исключить и списать по книгам учета самолетов и моторов. Основание: Приказ по 704 ШАП № 013 от 26.02.43 г.».

    Тем самым версия о нахождении останков младшего лейтенанта Лобковского в 70-е годы подтвердилась, так как в 2004 году при обследовании места падения самолета, останков пилота обнаружено не было. Имя Александра Лобковского увековечено на мемориале «Березовая Аллея».

    В течение всего дня наземные части вели ожесточенные бои на всех участках прорыва, но к исходу дня в штабных документах 54-й армии появилась запись: «Большая убыль в личном составе наступающих частей, чрезвычайное утомление в результате беспрерывных боев, диктовали необходимость смены частей первого эшелона, для приведения их в порядок. Но одновременно необходимо было учитывать, что силы противника с каждым днем на участке прорыва нарастали, и пауза в активных действиях могла усилить противника, к тому же, часть сил второго эшелона, уже была введена в бой. Исходя из сказанного командующий армией к исходу 15 февраля 1943 года, решил: вводом 165-й стрелковой дивизии решить задачу выхода на дорогу Шапки – Любань».


“Березовая Аллея”
Место захоронения
Лобковского А.И.

    16 февраля 1943 года была нелетная погода, поэтому поддержки со стороны авиации наземным войскам оказано не было. Танки и пехота, утопая в снегу, продолжали пробивать оборону противника. Командующий Волховским фронтом, оценив создавшиеся положение на участке прорыва, приказал: «Ударной группе армии принять все меры к усилению прорвавшейся группы, в тоже время вести обеспечивающие действия с целью расширения ворот прорыва и построения на флангах прочной обороны». К исходу дня ставилась задача: «Разбить противника в лесном районе между шоссе Макарьевская Пустынь - Вериговщина и высотой 44.0, с тем, чтобы расширить фронт прорыва до болота Макарьевское».

    17 февраля 1943 года самолеты 232-й штурмовой дивизии атакавали пути подвоза боеприпасов и подхода резервов в районе Грустыня – Рамцы. Самолет Ил-2 (заводской номер 301228) из состава 704-го штурмового авиаполка был подбит в районе цели и совершил вынужденную посадку на «живот» в районе озера Тянегожское. Летчик самолета, младший лейтенант Кондрашов прибыл в часть.
    После выполнения боевого задания по штурмовке вышеуказанной дороги, на свой аэродром не вернулись два самолета из состава 230-го штурмового авиаполка. Самолет Ил-2 (заводской номер 301053), на котором вылетел штурман эскадрильи, лейтенант Клишевич Федор Климентьевич, и самолет Ил-2 (заводской номер 5546), в экипаж которого входили: заместитель командира эскадрильи, лейтенант Кравченко Трофим Тихонович и воздушный стрелок, младший сержант Свиденко Алексей Ануфриевич, считались пропавшими без вести.


Кравченко Т.Т.

    В оперативной сводке штаба 232-й штурмовой дивизии за 17 февраля 1943 года сказано: «Дивизия в течение дня парами и группами по 6-5 самолетов Ил-2 бомбардировочными и огневыми ударами подавляла и уничтожала артминбатареи, ДЗОТы, блиндажи и живую силу противника в опорном пункте Макарьевская Пустынь, до двух батарей полевой артиллерии на опорном пункте севернее и северо-западнее окраины Рамцы, две батареи зенитной артиллерии, что в 1 км южнее Грустыня, обстреляла колонну до 10 автомашин и 7 подвод по дороге из Липки на Рамцы. Всего Ил-2 произвели 24 самолетовылета, из них: 19 на атаки целей, 6 перелеты с аэродрома Гремячево на аэродром Плеханово. В результате боевых действий подавлен огонь двух батарей зенитной артиллерии, двух точек зенитных пулеметов, до двух минбатарей, взорван склад с боеприпасами в пункте Макарьевская Пустынь. Разрушено: два дома в пункте Рамцы и один дом в пункте Макарьевская Пустынь, два блиндажа, разбито и уничтожено три подводы с лошадьми. Два самолета Ил-2 лейтенант Клишевич и лейтенант Кравченко со стрелком сержантом Свиденко вылетавшие на боевое задание в 16.40 на свой аэродром не возвратились. Состояние и место посадки неизвестно».

    Весной 2004 года в районе реки Лезна, рядом со старой вырубкой, была проведена поисковая экспедиция на месте падения самолета Ил-2, обнаруженного любанскими поисковиками.
    В 2000 году, еще при жизни Василия Ивановича Груздова (поисковика из города Тосно, он умер от тяжелой болезни в 2003 году), мы вместе пытались найти этот самолет. О нем рассказали Василию Ивановичу лесники. Но, тогда, проплутав целый день в лесу, мы ничего не нашли.
 


Обломки самолета Ил-2. Межрегиональная
поисковая экспедиция “Любань-2004”

    Поздней осенью 2003 года, место падения нашел командир поискового отряда из города Любань – Игорь Суров. И вот сейчас, по схеме нарисованной им, мы вышли на то место, куда стремились несколько лет. Александр Юрьевич Коноплев – руководитель поисковой экспедиции «Любань-2004», прекрасно знающий тосненскую землю, не только по старым военным картам, ведь он прошагал почти всю территорию бывшей полосы наступления 54-й армии Волховского фронта, буквально за час вывел нас от дороги на указанное Игорем место. Ни время не пощадило самолет, ни люди. На голой заболоченной поляне лежала только бронированная «капсула» кабины - ни крыльев, ни мотора, ни стоек шасси рядом не было. Скорее всего, эти обломки уже давно были сданы в металлолом.
    Приблизившись к месту падения самолета, мы стали обследовать окрестности. Вокруг валялись небольшие куски броневых листов и дюраля – обшивки самолета. При первом же взгляде на устройство кабины, стало ясно, что перед нами одноместный образец самолета Ил-2. Такие машины выпускались до октября 42 года. Разбирая обломки самолета, нашли прямоугольный броневой лист – защиту выхлопных патрубков. Перевернув его внутренней стороной, мы обнаружили еле заметные следы, нанесенные белой краской. Очистив лист ото мха и жухлой листвы, перед нашими глазами появились цифры: 30105(7 или 3). Последняя цифра полностью не читалась, в этом месте металл сильно поржавел. Это заводской номер самолета! Это была удача…


Обломки самолета Ил-2

    Протиснувшись внутрь «бочки», на то место, где было кресло пилота, мы увидели большие куски белого, оплавленного метала – алюминия. С боковых стенок также свисали оплавленные куски дюраля. Видно, что сильнейший огонь бушевал внутри кабины самолета. Вытащив на поверхность эти бесформенные куски, стали рассматривать их, и вдруг обнаружили, что среди оплавившегося дюраля торчали пряжки и карабины от парашютной системы.
    Быть свидетелем той давней трагедии тяжело. Обнаружив в лесной глухомани останки солдата, погибшего 60 лет назад, мысленно переносишься в те далекие годы и по расположению останков летчика, его амуниции, оружия – как бы присутствуешь при самом главном в его жизни бое, видишь последние действия, движения, последние мгновения его жизни...
    Позже, когда мы усталые и вымокшие, сидели на бивуаке ижевского отряда «Долг», пройдя ни один километр по заболоченной вырубке и разбитой лесовозами старой дороге, руководитель Удмуртского республиканского объединения Фаиль Ибрагимов гостеприимно угощал нас горячим чаем. Фаиль извлек из палатки алюминиевую фляжку с водкой. Только она могла согреть наши продрогшие души... Когда в третий раз, стоя в молчаливом кругу, мы подняли кружки, кто-то из нас прошептал: «…И за этого сгоревшего летчика…».
    На следующий день, услышав наш рассказ о самолете, на место падения вышел на работу весь Вологодский поисковый отряд, под руководством Ивана Александровича Дьякова. И еще раз, тщательным образом просеяли болотистую почву, в районе самолета...
    При проведении поисковых работ на месте падения самолета останков летчика обнаружено не было! Но потому, что в кабине самолета были обнаружены фрагменты пристяжной системы парашюта, вплавленные в сгоревший алюминий, одним из предположений стало то, что возможно летчик сгорел в кабине самолета.
    Установить обстоятельства гибели данного самолеты мы могли только благодаря найденному заводскому номеру.


Клишевич Ф.К.

    Проведя исследовательскую работу с документами Центрального архива Министерства обороны РФ в городе Подольске, удалось разыскать долгожданный документ:
«Книга учета летных происшествий 230 ШАП за 1942-1944 годы:
Характер происшествия: потеря материальной части.
Место происшествия: район Рамцы – Грустыня
Дата: 17 февраля 1943 года
Тип самолета: Ил-2 №\№ 1053, 5546
Экипаж: Летчик Клишевич. Летчик Кравченко.
Причина: Сбиты ИА противника.
Состояние экипажей, матчасти: неизвестно.
Краткое описание происшествия: не вернулись с боевого задания.
Примечание: предположительно сбиты ИА противника».

    Все совпадало. Район, указанный в документе «Рамцы – Грустыня», это как раз в районе нахождения обломков самолета. Номер, указанный в донесении 1053 – именно так в документах авиаполков сокращали полный заводской номер самолетов, которые изготавливались на заводе № 30.
Благодаря полученным архивным сведениям стало известно, что 17 февраля 1943 года не вернулся с боевого задания из района Рамцы – Грустыня, самолет Ил-2 № 301053, который пилотировал заместитель командира АЭ, он же штурман АЭ 230 ШАП 232 ШАД лейтенант Клишевич Федор Климентьевич.
    Поисковики отправили запросы в администрации и военкоматы, где родился и откуда призывался Федор Климентьевич для того, чтобы разыскать его родных и сообщить о находке его самолета, а с их слов узнать как можно больше о самом летчике. Первый ответ пришел из Омска, откуда призывался Клишевич перед войной. Этот ответ ошеломил поисковиков:


Клишевич Ф.К.

«В городе Омске проживает двоюродный племянник Клишевич Ф.К. – Александр Прокопьевич Клишевич. С его слов в 1943 году родственникам на лейтенанта Клишевича Ф.К. пришла «похоронка», но в 1946 году после войны он вернулся живой. Его самолет был сбит в Ленинградской области, в бессознательном состоянии он попал в плен, где находился до освобождения военнопленных Красной Армией. Последнее место жительства ветерана Великой Отечественной войны Ф.К. Клишевича: Республика Беларусь, Слуцкий район село Кривичи».
    Получив сообщение из Омска, о том, что Федор Клишевич остался в живых и последнее время проживал в Белоруссии, специалисты фонда поисковых отрядов Ленинградской области отправили туда запрос, ответ на который не заставил себя ждать.
    «На Ваш запрос сообщаем, что Клишевич Федор Климентьевич родился в 1920 году в д. Кривичи Старобинского района Бобруйской (Минской) области. В 1937 году уехал в город Омск. В 1938 году во время работы, без отрыва от производства окончил пилотское отделение Омского областного аэроклуба и получил звание пилота. В Красную Армию поступил добровольно, и в октябре 1938 года через Сталинский РВК города Омска был зачислен курсантом военно-авиационной школы. В апреле 1940 года окончил Новосибирское авиационное училище. С апреля по июль 1940 года проходил службу в 164-м резервном авиаполку (город Воронеж). С июля 1940 года по октябрь 1941 года службу проходил в составе 100-го дальнебомбардировочного полка (г. Орел) в должности командира авиазвена. С первых дней Великой Отечественной войны в составе 100 ДБАП участвовал в боях на Западном фронте. С октября 1941 по август 1942 года проходил службу во 2-й отдельной авиаэскадрильи воздушно-десантных войск Красной Армии (г. Орджоникидзе) на должности командир звена авиаотряда. С октября по декабрь 1942 года участвовал в боях против немецких оккупантов на Калининском фронте в составе 232-й штурмовой авиадивизии в должности заместителя командира эскадрильи. С декабря 1942 года по 17 февраля 1943 года участвовал в боях на Волховском фронте в составе 230-го штурмового авиаполка 232 ШАД.


Клишевич Федор Климентьевич
с супругой Ольгой Семеновной

    17 февраля во время штурмовки укрепленного района противника на станции Любань в воздушном бою был сбит и в тяжелом состоянии (с самолетом упал в лес, где получил общую контузию) попал в плен. В плену находился в лагере военнопленных в городе Рига, затем в г.Лодзь (Польша), а потом в Германии, где работал на каменном карьере.
Освобожден из плена 2 мая 1945 года союзными войсками (американцами). В течение шести месяцев проходил специальную проверку на станции Алкино (Южно-Уральский военный округ). В декабре 1945 года был уволен в запас».


Ф.К. Клишевич с детьми и внуками

    Также в письме говорилось, что Федор Климентьевич был женат с мая 1941 года на своей однокласснице по школе Ольге Семеновне Коноплянник, которая тоже прошла всю войну в составе 164-го батальона аэродромного обслуживания, и закончила войну в Кенигсберге. Опять встретились они только в 1946 году, вырастили двух сыновей и дождались от них четверых внуков.
    Только спустя годы, Федор Климентьевич узнал, что за бои под Ленинградом он был представлен командиром полка к ордену «Красной Звезды», но в штабе дивизии его подвиги были оценены выше, и приказом командира 232-й штурмовой дивизии от 4 марта 1943 года он был награжден орденом «Отечественной войны 2 степени». В 1993 году Федор Клишевич умер, но память о нем бережно хранят его земляки. В селе Кривичи в стенах школьного краеведческого музея хранятся его документы и воспоминания о своей тяжелой, но яркой жизни.
    Этими воспоминаниями белорусские школьники поделились со своими сверстниками из поискового музея любанской школы.


Стенгазета 230 штурмового авиаполка,
сохраненная Ф.К. Клишевичем

    Из воспоминаний бывшего заместителя командира 1-й АЭ 230 ШАП Клишевича Федора Климентьевича: «Участие полка в боевых действиях по прорыву блокады города Ленина закалило летный состав, сплотило его... Командир полка майор Гребень Макар Зиновьевич был опытным командиром, а главное то, что он сам лично водил группы самолетов на самых напряженных участках полосы прорыва.
    Вспоминаю, как летный состав полка был восхищен мужеством и отвагой своего командира, его смекалкой, правильным выбором маршрута полета группы и выходом на боевой курс к цели. Это поднимало моральный дух летного состава, у летчиков был хороший боевой настрой, узнав, что ведет группу сам командир полка. Величие этого личного примера командира особенно осознаешь, когда прошли годы и начинаешь вспоминать и взвешивать моральный дух однополчан, их порыв смело вступать в бой. Командир полка не получал приказа от командования дивизии на вылет ведущим группы. Это было велением его сердца, беспредельная преданность Родине и глубокое понимание целей и задач нашего командования по разгрому немецких полчищ, вторгшихся на нашу землю и окруживших город Ленина... Он очень хорошо ориентировался на карте, хорошо знал район действий и базирования полка, что позволяло ему правильно выбирать маршрут полета на цель и обратно, внезапный выход на цель, поразив ее и возвращался с группой всегда без единой потери. Полк получил суровую фронтовую закалку благодаря мужеству, отваге и умению своего командира Гребня М.З... Участие в боевых действиях полка в прорыве блокады Ленинграда дорого обошлось и нашему полку, многие славные соколы и воздушные стрелки сложили свои головы за наше правое дело. Их имена бессмертны. Вечная им Слава!».

    Продолжали поддерживать наступление и штурмовики 281-й штурмовой дивизии. Их задача оставалась прежней: бомбардировочными и штурмовыми ударами уничтожать огневые средства и живую силу противника в районе Смердыня – Басино. Опять в районе цели наши самолеты были атакованы истребителями противника. Летчик самолета, младший лейтенант Андреев долго «тянул» свой подбитый самолет (Ил-2 № 3013, из состава 872-го ШАП) до аэродрома в Плеханово, но упал у шлюза южнее Волховстроя. К счастью, летчику удалось спастись, и он прибыл в часть в этот же день.
    Подбитым ушел от цели Ил-2 (заводской номер 30817) лейтенанта Михаила Васильевича Гомонова. Спустя несколько дней, его разбитый самолет обнаружила эвакуационная команда в районе 4 км восточнее Малиновки, но о судьбе летчика они доложить ничего не смогли. Скорее всего, погибшего летчика похоронили наземные части.
    Другой самолет из этого же полка был сбит истребителями противника и упал северо-восточнее Зенино на позиции пехотных частей. Когда к месту падения самолета подбежали солдаты, то они увидели, что самолет Ил-2 (заводской номер 7238) полностью разбит, и на месте падения образовалась большая воронка.
    Обнаруженные личные документы были переданы в отдел ВВС штаба 54-й армии, и только тогда в полку узнали, что погиб экипаж командира эскадрильи, старшего лейтенанта Александра Ивановича Додонова и воздушного стрелка, старшины Павла Федоровича Дикова.
    Скорее всего, обнаруженные останки погибших были собраны солдатами и закопаны в мерзлой земле прямо рядом с местом падения самолета. И так как место гибели было зафиксировано, в послевоенных документах Тосненского РВК, экипаж старшего лейтенанта Додонова значился перезахороненным в городе Любань. На самом деле оказалось, что большая часть останков погибшего экипажа осталась в воронке вместе с обломками самолета.


Игорь Суров рядом со 100-килограммовой
авиационной бомбой.

    Это выяснилось, когда в июле 2007 года охотники в районе урочища Кородыня показали командиру поискового отряда «Любань» Игорю Сурову воронку, рядом с которой были разбросаны обломки советского самолета. При первом обследовании места падения были обнаружены гильзы от крупнокалиберной пушки ВЯ-23 1941 и 1942 годов выпуска, гильзы от пулемета ШКАС 1941 года выпуска и гильзы от пулемета УБ 1942 года выпуска, что говорило о том, что данный самолет является двухместной модификацией. Рядом с воронкой поисковики нашли обрывки шлемофонов, кожаный ремешок от наручных часов, остатки петлиц, относящихся к знакам различия младшего начальствующего состава, введенные приказам НКО СССР № 391 от 2 ноября 1940 года, также у воронки были найдены два неразорвавшихся реактивных снаряда 82 мм и 100 кг авиабомба. А когда поисковики приступили к «подъему» обломков самолета, оказалось, что среди искореженного алюминия и брони находятся останки экипажа. Вместе с останками были обнаружены: офицерская пряжка со звездой, одна меховая перчатка и часть шлемофона. На одном из фрагментов обшивки самолета черной краской через трафарет был нанесен заводской номер самолета: 7238.
    По этому номеру было установлено, что было найдено место падения самолета Ил-2 № 7238 из состава 448-го штурмового авиаполка, который не вернулся с боевого задания 17 февраля 1943 года в составе экипажа: командира АЭ, старшего лейтенанта Додонова Александра Ивановича и воздушного стрелка, старшины Дикова Павла Федоровича.
    Это был один из лучших экипажей 281-й штурмовой дивизии. Старший лейтенант Александр Додонов был одним из первых летчиков, кто освоил ночные полеты на Ил-2 осенью 1942 года. Павел Диков был в списке первых воздушных стрелков добровольцев. Когда в дивизии были впервые переоборудованы несколько Ил-2 из одноместных машин в двухместные, понадобились воздушные стрелки, которые смогли бы прикрывать самолет с задней полусферы. Механики и оружейники были первыми, кто изъявил желание летать в качестве воздушных стрелков. Это было еще в августе 1942 года.


Торжественное захоронение на мемориале
“Березовая Аллея” в г. Любань

    Теперь останки погибших летчиков наконец-то обретут вечный покой на воинском мемориале «Березовая Аллея», именно в том городе, куда было устремлено все февральское наступление 1943 года.

Обсудить на форуме

© Илья Прокофьев 2008

Дата публикации: 22.08.2010
Автор: Илья Прокофьев

Назад Главная Вверх Следующая

Реклама