Д.И.Романов. Оружие воздушного боя

   Главная >> История >> Оружие воздушного боя >> Глава 4. Ракетное и арт.вооружение в период ВМВ

 

Глава 4. Ракетное и артиллерийское вооружение самолетов в период второй мировой войны (1939-1945 г.г.)

4.9. Боевое применение оружия и воздушная стрельба в бою.

 

Стрельба в воздухе очень сложна. Для того чтобы поразить наземную или воздушную цель с летящего самолета, требуется большое мастерство воздушного стрелка, которое достигается систематической и серьезной тренировкой на основе прочных теоретических знаний. Воздушная цель движется с очень большой скоростью, которая для самолетов периода войны, всего только в 4-5 раз была меньше скорости снаряда. Поэтому, если стрельба велась с дальности 500 м, то пока снаряд пролетит это расстояние, цель успеет переместиться на 60-100 м.
Наиболее характерными для воздушной стрельбы условиями являются:
- большие скорости самолета - стрелка и самолета - цели;
- разнообразное взаимное расположение самолета - стрелка к цели;
- переменная высота стрельбы, которая может изменяться от 25 до 12000 м;
- оружие вместе с самолетом перемещается с большой скоростью, а подвижное оружие (турели) еще перемещается с большой угловой скоростью относительно самолета, на котором оно установлено и т.д.
Таким образом, при воздушной стрельбе необходимо вводить в прицеливание ряд поправок для того, чтобы решить главную задачу воздушной стрельбы, состоящую в том, чтобы придать оружию такое положение, при котором снаряд пройдет через точку встречи с целью и поразит ее.
В период войны воздушная стрельба в бою основывалась на ряде теоретических разработок, практических рекомендациях и инструкциях. Воздушным бойцам давались исчерпывающие рекомендации по сопроводительной и заградительной стрельбе, стрельбе по разнообразным наземным целям.
Вот несколько примеров из таких рекомендаций: "...враг обнаружен. Он показался сзади сверху со стороны Солнца, чтобы быть менее заметным. Вы видите пока лишь два пятнышка, теряющиеся иногда в лучах Солнца. Надо полагать, что эта пара истребителей. Движением пальца снимаете оружие с предохранителя и следите за приближающимся врагом... Наконец, уже отчетливо видны силуэты обеих самолетов - это известные вам одноместные истребители, обладающие скоростью около 700 км/час. Ловите ведущего в прицел. По количеству дальномерных штрихов, занимаемых размахом самолета-цели, видите, что дальность до цели еще велика, и открывать огонь рано. Цель приближается; вот уже вас отделяет от нее 1000 м, затем 800 м. Одним из известных вам способов подсчитываете нужное упреждение и совмещаете оружие с прицелом так, чтобы цель оказалась на расчетном расстоянии от перекрестия прицела, а ее ось была направлена в перекрестие.
Уточняете наводку и нажимаете на спуск. Короткая очередь, и вы видите, как огненные нити трасс прошли впереди и ниже цели. Враг открыл огонь. Вводите поправку и даете длинную очередь. Враг продолжает стрелять. Теперь расчеты вести некогда. Используя навыки, приобретенные тренировкой, вы учитываете изменения в условиях ведения огня, даете одну очередь за другой, вводя поправки на трассе. И вот, наконец, огонь ведущего оборвался, мотор самолета задымил, и он отвалил в сторону. Немедленно переносите огонь на ведомого. Но тот, потеряв ведущего, удачным маневром вышел из боя. Атака отбита".
В приведенном примере рекомендаций рассмотрена рядовая оборонительная ситуация. Враг обнаружен своевременно времени на подготовку к бою было достаточно.
На войне было больше ситуаций, когда оборонительный бой начинался внезапно, под обстрелом истребителей неожиданно и стремительно, атаковавших бомбардировщик. Вопрос кто кого собьет, решался за доли секунды. Времени на расчет прицеливания не было. Ответный огонь должен наступить мгновенно, совершенно автоматически прицеливаясь по врагу. Для этого нужна серьезная тренировка, ежедневная, многократная, как это делали прославленные асы А.Покрышкин, И.Кожедуб, А.Ворожейкин и многие, многие другие.
В воздушной стрельбе задача летчика - истребителя или штурмовика была значительно сложней, чем задача стрелка оборонительной установки бомбардировщика. Если стрелок был занят только наблюдением и стрельбой, то летчик должен еще вести самолет, ориентироваться, следить за воздушной обстановкой и т.д. Он должен мастерски владеть своим самолетом и безошибочно выбирать оптимальный маневр для атаки и атаковывать воздушного врага с наивыгоднейшего направления, так чтобы цель вписалась в сетку прицела и до ее сбития не могла бы противодействовать маневром или оборонительным огнем.
Поэтому, кроме всего ранее сказанного, летчик должен был отлично знать летно-тактические возможности воздушной цели и уметь использовать в свою пользу слабые и сильные ее качества.
Летчики - истребители отлично знали, что атаковать врага первым - значит победить, т.е. первым открывать огонь и поразить противника с первой очереди. Наиболее эффективными атаками истребителей по истребителям считались атаки сзади, сверху, сбоку под ракурсом, не превосходящим 2/4 или с проскоком под самолет противника и переходом в атаку сзади, снизу. Очень рекомендовалось открывать огонь с дальностей, не превосходящих 200 м, и вести огонь сначала короткими очередями для уточнения наводки по трассам, а затем длинными на поражение.
При атаках на встречных курсах рекомендовалось открывать огонь с дальностей 800-1000 м. При атаках истребителем бомбардировщика первый заход рекомендовалось производить спереди, сбоку, а последующие сзади, сбоку или сзади, снизу. В первом случае огонь открывать на дальности 600-800 м, а во втором - не более 200 м. Первыми очередями стараться вывести из строя стрелка подвижной оборонительной установки или саму установку, а затем с малой дальности порядка 100-50 м вести огонь по кабине летчика или по одному из моторов.
При стрельбе по наземным целям также давались рекомендации, в зависимости от типа наземной цели и ее зенитной обороны.
Атаки точечных, незащищенных или слабо защищенных броней целей рекомендовалось производить с высот 600-800 м с углами пикирования от 15 до 30 градусов.
Если летчик открывает огонь на высоте 300 м, т.е. на дальности порядка 600 м и прекращает на высоте 100-200 м, т.е. на дальности 200-400 м, то он имеет, 2-3 сек на ведение огня. Это очень мало. Поэтому начало атаки производилось с дальности 1200-1600 м с углом пикирования не более 30 градусов, что обеспечивает достаточное время на прицеливание и ведение огня.
Для уменьшения потерь от зенитного огня противника рекомендовались атаки наземных целей с пикирования под углом 50-70 градусов с высоты полета 1000-1500 м. Или атакующий самолет должен подходить к цели на бреющем полете, маскируясь рельефом местности, а затем на расстоянии 3-4 км от цели выскакивать на высоту 200-300 м и с этой высоты атаковать цель с небольшим углом пикирования.
Выход из атаки рекомендовался с учетом зенитной обороны противника, так чтобы он был неоднообразным, т.е. чередовать выход из атаки с правым и левым разворотом, боевым разворотом, кабрированием, горкой и т.п., чтобы противник не мог пристреляться, а главное - при выходе из атаки не подставлять зенитчикам максимально проецируемой площади своего самолета.
На войне приведенные и многие из неприведенных рекомендаций отрабатывались в войсках осмысливанием и тренировками.
В ходе войны многие летчики избирали свои отработанные ими варианты атаки, прицеливания и стрельбы.
В настоящей работе уместно привести. "Заметки об огневом мастерстве" дважды Героя Советского Союза майора А.Ворожейкина. В этой небольшой книжке автор рассказывает о том, как непросто стать воздушным бойцом снайперской категории.
Во время воздушных боев на Халхин-Голе молодой летчик А.Ворожейкин упускал безнаказанно не один самолет японцев потому, что не имел необходимых навыков в атаке, прицеливании и стрельбе.
Вспоминая сравнительно недавние бои на Халхин-Голе, А.Ворожейкин признается в своих ошибках и откровенно говорит, что его заставило взяться за изучение теории воздушной стрельбы и тренировки в ней.
Он пишет: "Я встретил в воздухе противника, и у меня была сравнительно неплохая позиция для атаки. Я открыл огонь по трассе. Никакого результата. Я дал еще одну очередь. Противник стал уходить. Я за ним. Дальность нормальная. Дал еще очередь. Все то же. Во мне начала кипеть злость. Я истратил весь боекомплект, но вражеского самолета не сбил".
Неудача эта была неслучайной. Летчик прицелом не пользовался. Держался у цели "в хвосте", т.е. под ракурсом 0/4. Дальность до цели определял на глазок ". Он считал, что дальность стрельбы была 100-150 м, а фактически 500 м. Следя за целью, он точно воспроизводил ее маневр, но угол упреждения по маневрирующей цели определить не мог. Короче, стрелял по-наземному, забывая о том, что воздушная стрельба, есть суть решения задачи стрельбы в трехмерном пространстве, а не на плоскости.
Раздумывая над постигшими его неудачами, летчика беспокоила мысль... "Как же лучше стрелять: навскидку или по прицелу?" Это вопрос он решил сам. Секрет огневого мастерства он постиг за счет настойчивых тренировок в прицеливании по силуэтам воздушных целей, в выработке чувства пространства и определении дальности до цели по прицелу и глазомерно.
Результаты настойчивых тренировок положительно сказались при воздушных стрельбах по буксируемой мишени-конусу (перкальный мешок длиной 6 м и диаметром в 1 м).
При стрельбе ночью по конусу А.Ворожейкин из 60 выстрелов попадал в конус 51 пулей, при нормативной оценке на "отлично" требовалось попасть 5-ю пулями.
А.Ворожейкин в качестве командира авиаэскадрильи вступил в активные воздушные бои в период Белгородской операции 1943 года.
Его шестерка Яков встретила несколько групп немецких бомбардировщиков Ю-87, под прикрытием истребителей Ме-109. Всего было 40 вражеских самолетов. Наша шестерка разогнала бомбардировщиков, воспретив бомбометание по нашим войскам. Было сбито 4 самолета. А.Ворожейкин сбил два Ю-87, истратив на их сбитие всего-навсего три очереди, а его ведомый летчик Выборнов израсходовал весь боекомплект на сбитие одного бомбардировщика Ю-87.
Вслед первому воздушному бою повторился бой с двумя девятками Ю-87 в сопровождении истребителей Ме-109. А.Ворожейкин в этом бою сбил три Ю-87 и одного Ме-109, израсходовав на каждый сбитый самолет по одной очереди, а его ведомый, летчик Анин на один сбитый Ю-87 израсходовал весь боекомплект.
За время войны было очень много примеров мастерского владения оружием воздушного боя и грамотной тактикой ведения боя.
К ним относятся воздушные бои, проведенные летчиками дважды Героями Советского Союза, Героями Советского Союза и летчиками без столь высоких званий.
Старший лейтенант А.Горовец в воздушном бою 6.07.1943 г. сбил
девять бомбардировщиков из 20, с которыми он один вступил в бой.
Майор С.Савосин под Кенигсбергом, случайно попав в группу немецких истребителей, в составе 12 самолетов, сумел координированным маневрированием сорвать прицельный огонь немцев. Огненные трассы пуль и снарядов в течение 15 минут хлестали мимо борта самолета Савосина. С.Савосин, только что окончил с отличием Военно-Воздушную академию, сумел на практике использовать академические знания, умения и навыки маневрирования в воздушном бою, с чем и вышел победителем не только мастерством, но и школой знаний воздушной стрельбы.
Возвращаясь к мастерству А.Ворожейкина, следует сказать, что он на личном опыте воздушной стрельбы, выдал летчикам самые известные и краткие рекомендации:
- выбор места атаки;
- точное прицеливание в уязвимый агрегат самолета;
-небольшая дальность стрельбы 50-100м;
- в момент стрельбы не маневрируй.
"...при стрельбе по Ю-87 лучше всего заходить сзади снизу и стрелять с кабрирования, т.к. при этом имеешь перед собой большую цель: самолет перед тобой в развернутом виде. Если находишься на расстоянии 25-30 м. и угол кабрирования 20-30 градусов, то целиться лучше всего во втулку винта вражеского самолета. Здесь не требуется особых расчетов. В этом случае огонь наверняка поразит самое уязвимое место Ю-87- мотор, кабину, бензобаки.
...я часто задавался вопросом: Какой момент в воздушном бою нужно считать решающим?
Опыт научил: это - момент открытия огня. Он требует напряжения всех физических и моральных сил летчика. В этот момент все внимание должно быть сосредоточено на цели. Мы говорим летчику: "В этот момент замри. Никуда не оглядывайся! До этого, маневрируй, как хочешь, но, когда ты открыл огонь, все эволюции прекрати". Майор С.Савосин именно так и поступал, т.е. не давал момента врагу на прицельный огонь.
Теория воздушной стрельбы, настойчивые тренировки в ней обогащали мастерство воздушных бойцов.
Н.М.Скоморохов в книге "Боем живет истребитель" весьма самокритично оценивает результаты своей стрельбы в первых воздушных боях. После нескольких боев он, так же как и А.Ворожейкин, задает себе вопрос: почему мои очереди проходят мимо целей? За ответом он обратился к заместителю командира полка Я.И.Микитченко.
"...Выслушав меня, Яков Иванович приказал на две недели засесть за учебники по теории воздушной стрельбы. Двух недель оказалось достаточно, чтобы я сам разобрался в том, почему мои снаряды не достигли цели - я просто-напросто не брал нужного упреждения, не осуществлял слежения, открывая огонь с большой дистанции.
Микитченко принял у меня своеобразный зачет, заставил тренироваться в прицеливании".
Н.М.Скоморохов до 1943 года не сбил ни одного вражеского самолета, но зато сам уже успел побывать в сложных переплетах. Стал опытным боевым летчикам. В начале 1943 года тот же Микитченко сказал: " Скоморохов уже сам может учить других, воевать...".
С 1943 года начался счет сбитым фашистским стервятникам. За всю войну в 143 воздушных боях Николай Михайлович ни разу не был ранен. Сбил 46 самолетов лично и 8 в группе, любовно относясь к самолету, его вооружению и к правилам воздушной стрельбы.
Летчики-истребители дважды Герои Советского Союза произвели около 10000 боевых вылетов, из них около 3000 с воздушными боями, в которых сбито 1050 самолетов врага лично и 156 в группе с другими летчиками. Летчики-штурмовики дважды Герои Советского Союза совершили 6400 боевых вылетов и в воздушных боях сбили 31 немецко-фашистский самолет.
Летчики- бомбардировщики дважды Герои Советского Союза произвели 2041 боевой вылет и сбили три немецких самолета.
Общие потери немецко-фашистских самолетов за период Великой Отечественной войны составляют около 54000 самолетов. Из них сбито:
- зенитной артиллерией ПВО страны- 2654;
- летчиками ПВО страны - 3930 самолетов;
- летчиками ВМФ - около 5000 самолетов;
- летчиками ВВС - около 35000 самолетов,
Уничтожено на аэродромах летчиками всех родов авиации - 17% от общего количества потерь. Число летчиков Германии сократилось к 1944 году вдвое - с 45 тыс. чел. до 21 тыс. чел. (ИМВ т.6).
Воздушные бои в основном складывались в ходе патрульного сопровождения, перехвата из положения барражирования в воздухе и из положения дежурства истребителей на аэродромах.
В результате боя летчиков-истребителей с истребителями немцев первая атака являлась наиболее удачной - около 70 % первых атак заканчивалась сбитием самолета врага.
Сбитие нашими летчиками-истребителями бомбардировщиков противника достигалось, как правило, с двух последовательных атак - первая на подавление стрелков, а вторая - на поражение самолетов.
Последующие атаки - третья, четвертая и т.д. достигали успеха не более чем 10% от числа всех сбитых самолетов.
Количество выстрелов на один сбитый самолет в среднем можно принять:
- при стрельбе из пулеметов нормального калибра - до 1000-1200 выстрелов;
- при стрельбе из крупнокалиберных пулеметов - до 600 выстрелов;
- при стрельбе из 20мм авиапушек ШВАК - до 150 выстрелов;
- синхронных 20мм авиапушек Б-20 - до 100 выстрелов;
- при стрельбе из 37 и 45мм авиапушек НС-37 и НС-45 - до 20 выстрелов.
Приведенные количества выстрелов на один сбитый самолет врага, в зависимости от калибра и типа оружия обуславливается в первую очередь опытом летчиков и летными качествами самолета - истребителя, способными обеспечить дерзкую атаку самолетов врага первым. Самолеты истребители ЛаГГ-3 и Як-1, вооруженные 7,62мм и 12,7мм синхронными авиапулеметами и моторной (редукторной) 20мм авиапушкой ШВАК не имели заметных преимуществ перед немецкими истребителями, поэтому атака первым нашим летчикам не всегда удавалось. В ходе разгоревшегося воздушного боя стрельба по немецким самолетам была сопроводительной или заградительной под ракурсом более 2/4. Сбитие самолетов врага было делом мучительных атак с большим расходом боеприпасов.
Истребители Ла-5, Ла-7, Як-9 и др. превосходили, во всяком случае, не уступали немецким истребителям Ме-109 и ФВ-190 последних модификаций.
Первая атака была за нашими летчиками, а эффективность действия снарядов 20 и 37мм авиапушек при попадании в воздушную цель обеспечила безусловное поражение самолета врага, о чем говорят цифры, характеризующие боевую эффективность наших самолетов на заключительном этапе войны.
"В ходе Венской операции 17 ВА совершила 21400 боевых вылетов. В 148 воздушных боях сбито 155 самолетов врага. Было сброшено 5023 т. бомб, 7276 РС. Израсходовано 494 тыс. снарядов и более 2 млн. патронов..." (17-я воздушная армия в боях от Сталинграда до Вены М.,военизат, 1977 стр. 240-241).
" В Германскую операцию ВВС произвели 91384 боевых вылета, провели 1282 воздушных боя. Сбито самолетов врага - 1166. Свои потери - 547 самолетов ВВС и 26 самолетов 18ВА ДД". ( По данным Музея ВВС).
" В декабре 1944 г. 3 ВА совершила 10851 самолетовылет. Сбросила 2465 т. авиабомб. В 123 воздушных боях сбила 148 самолетов противника..." 157 иап за первый год войны уничтожил 130 самолетов, из них 106: в воздушных боях и 24 уничтожили на аэродромах. За полгода с 22 июня 1941 г. совершил 1003 боевых вылета. В первых воздушных боях сбито 17 самолетов противника" (П.Анищенков, В.Шуринов “Третья воздушная” М., Воениздат, 1983г).
Анализируя военно-мемуарную литературу и официальную информацию, можно заключить, что вооружение отечественных самолетов в комплексе с их общими летными качествами, начиная с 1943 года, обеспечило нашим летчикам путь к победе над сильным воздушным врагом. Если соотношение сбитых и потерянных самолетов в 1942 году было 1:1, то с 1943 года это соотношение резко изменилось в нашу пользу и примерно равнялось:
- в 1943 году на 1,5 сбитых наших самолетов приходилось 46 сбитых немецких;
- в 1944 году это соотношение было 1:7, а в 1945 году -1:10.
Если на каждый сбитый немецкий самолет в 1941-1942 г.г. требовалось провести успешно 4-5 воздушных боев, то в 1943-1945 г.г. от трех до одного воздушного боя. Причем расход боеприпасов в 1945 г. на один сбитый самолет врага составлял не более 0,5 боекомплекта.
Германия потеряла за 1941-1945 годы войны 77 тыс. самолетов из 89,5 тыс., построенных за это время.
Таким образом, ВВС СА, авиация ПВО страны и авиация ВМФ в ходе Отечественной войны нанесла основной, сокрушительный удар по люфтваффе, уничтожив из 77 тыс. - 54 тыс. самолетов.
Напряженная боевая работа ВВС на фронте, тружеников авиационной и оборонной промышленности в тылу, в сочетании с разумной инициативой ученых, конструкторов и испытателей по созданию простой и эффективной системы вооружения самолетов оружием воздушного боя обеспечили славным воздушным бойцам нашей Родины победу над сильным воздушным врагом фашистской Германии. Их система оружия воздушного боя потерпела крах.

Назад Вверх Следующая

© Д.И.Романов

Реклама

Песок речной и карьерный цены на песок.

 

Дизайн, ремонт помещений: дизайн интерьера двухкомнатной квартиры. Как обновить свой дом?