Афганский дневник

Главная >> История >> Афганский дневник >> Часть 5. Баграм - август

 

 

 

Часть 5. Баграм - август 1983 г.

Справа зам ком 1 аэ по п/ч майор А.Черноволод, подвеска 4-С-24, на снимке С-24 с радиовзрывателем.

1 августа 1983 г. Новый месяц, старые заботы. Три вылета. Второй, с точки зрения необычности, наиболее запомнился. Летим на спарке с Толей Черноволодом на разведку погоды на восток, к границе с Пакистаном, до нее 5-10 км, от аэродрома - 170. Над целью облачность 7-8 баллов, условия сомнительные, цель закрыта облаками. Передаю домой, чтобы группу не выпускали, пытаюсь связаться с вертолетами целеуказания (753 и 754) из Джелалабада. На каналах боевого управления их нет. Перед уходом, перехожу на всякий случай на первый канал, чтобы спросить о том, передали ли 753-му, что звено от нас не выходит. Тут прорывается 753, говорит, что 754 сел на вынужденную, просит передать информацию и координаты посадки на «Омар» - из-за малой высоты у него связи с Джелалабадом нет. Передаю сообщение и одновременно найти место приземления. Оказывается, мы совсем рядом, выходим со снижением в район вынужденной посадки и обнаруживаем на земле вертолет. 753 в это время спешит на площадку, откуда взлетали, чтобы вызвать БТР, площадка совсем недалеко.
Снижаемся, проходим над вертолетом пониже, вертушка цела, экипаж и пассажиры рядом, насчитал 4 человека, рядом телега с волами, вскоре подходит БТР (похоже, наши). Проносимся над ними, набор, разворот, новый проход. Признаков боя не видно - вроде бы все спокойно, у нас на спарке две ФАБ-250 – не самое лучшее оружие для прикрытия своих вертолетов, но попугать можно. Повторяем еще несколько проходов. Подлетает 753, все нормально, да и у нас остаток 600, что для удаления до дома 170 км совсем не много. Форсаж, в наборе восстанавливается связь с Джелалабадом, сообщаю обстановку туда. Бомбы приходится выкинуть в горы, удар по запасной цели не получится. Легкая спарка быстро выскакивает на 9000 (10500), на удалении 130 появляется связь и с Баграмом, там немного поволновались - мы не были связи около 20 минут. Остаток 350. Заходим сходу правым разворотом, после посадки остаток топлива немного менее 200 л, еще на полтора круга.
Становится немного жарче, август здесь жаркий месяц. Снега в горах остались только выше 4000-4500 м, а когда прилетели, снег был на всех горах вокруг. Еще одно изменение в погоде, обычные полуденные ветры значительно стихли, а днем над горами иногда развивается кучевая облачность.
Днем между делами подбил в летной книжке итоги за июль, всего получилось 70 боевых вылетов с налетом 48 часов, треть обычного годового налета мирного времени.

3 августа 1983 г. Четыре вылета, из них один на спарке. Сейчас, через месяц после прилета, наш полк стал подобен отлаженному механизму с множеством резервных частей, все без команд знают и делают свое дело и готовы заменить друг друга. Выбывание какого-нибудь звена совершенно не оказывает влияние на результат. Всегда готова десятка самолетов с разными боеприпасами. Если нет дополнительных команд, то автоматически одно звено готовится с бомбами, одно с С-24, и пара с комбинированной зарядкой бомбы - РБК или полностью с РБК. Подготовка звена самолетов к повторному вылету занимает 15-20 минут, боеприпасы подвозятся к месту стоянки, когда самолет еще в воздухе и вешаются когда летчик еще не успевает вылезти из кабины. В высотном домике всегда дежурят летчики, готовые составить ударную группу, подобрать нужные карты цели, самолеты с наиболее эффективной зарядкой и взлететь через 15 минут после вызова.

7 августа 1983 г. Для проверки нашей работы к нам прилетела комиссия ВВС ТуркВО. Первый вопрос командующего, ну показывайте, что построили, немного озадачил. Оказывается, наша главная задача что-то строить. Дальше больше, страшное дело, оказывается, у нас нет плана боевой подготовки. А ведь без него не то, что летать, и жить оказывается нельзя! Вообще-то план, образца 1 декабря 1982 г., тогда мы и не знали, что летим в Афганистан, у нас был. Но он, по нашей простоте, так и остался дома. Еще один ужас, также дома остался план приведения полка в боевую готовность! Какая боевая подготовка, какое приведение, когда боевые вылеты каждый день, все самолеты постоянно с подвешенными бомбами, а дежурное звено с ракетами? Но нас жестко поправили, и мы засели творить так «необходимые» нам бумаги.
Организуем для комиссии показательный удар. Шесть целей в 4-6 км от аэродрома, смотреть можно прямо со стоянки. Склады с оружием, учебный центр и даже 76 мм орудие, вчера ночью «вражеские» духи даже раз выстрелили по духам «нашим», занимающим внешнее кольцо охраны аэродрома. Летим восьмеркой. Удар по фотопланшету, у всех зарядка по 4 С-24. Удар четко спланирован, цели пронумерованы, что позволяет их перераспределять в случае поражения. Для обеспечения внезапности второе звено после взлета уходит в сторону, и наносит удар с небольшим перерывом. Каждый в замыкающем звене, после двух заходов с пуском С-24 с разных направлений, делает один заход из пушки по садику, где установлено орудие. В результате удара почти все цели поражены, вражеская трехдюймовка разбита. Однако это не очень впечатляет проверяющих, по их мнению, слишком много заходов, много шума и малой высоты. Так же не понравился порядок взаимного прикрытия, негоже по мирным меркам, меняться местами в полете и летать неслетанными парами! Видно, про воздушные бои, когда понятия ведущий и ведомый превращаются в атакующий (кто волей случая оказался в более выгодном положении) и обеспечивающий, они давно забыли, а может, и не знали. Чувствуется, что наши проверяющие были бы больше довольны, если бы мы в ударе просто сделали по одной атаке вне зависимости от результата.
Отметили день рождения Виталия Евтухова, по этому поводу состоялся выпуск газеты и вечерний мальчишник управления полка. Все прошло хорошо, впрочем, хорошей была и доза «принятого на грудь».

9 августа 1983 г. Два вылета. После обеда разбор работы ташкентской комиссии с «наказанием невиновных и награждением неучаствующих». Сортиров не построили, планов нет, летаем много и с полной нагрузкой, бомбы расходуем, героический тыл не справляется, одним словом, все плохо! Срочно исправиться и доложить!

10 августа 1983 г. Сегодня не летал, «поставил не на ту лошадь». Обычно сам выбираю, на какие удары летать. Сегодня моя «лошадь сдохла, не дойдя до финиша» – на всех трех целях по данным вертолетов ПСО погоды не было.
Начинаем готовиться ко дню авиации, правда пока это означает только то, что мы вспоминаем о его близости. Еще не решили, когда праздновать, 18 августа, как раньше, или в положенное сейчас третье воскресенье, т.е. 21, хотя воскресенья от других дней у нас не отличаются. К празднику политики готовят что-то спортивно-музыкально-застольное. Со спортом здесь не очень. Свободное время выдается обычно, когда жарко, ветрено, пыльно, темно или хочется спать. Афганские офицеры, правда, часто играют в волейбол, надо бы устроить международную встречу.

12 августа 1983 г. Два боевых вылета, оба раза летали восьмерками.
В последнее время установили более тесную связь с местными разведгруппами, они как из ГРУ, так и из КГБ. Почти каждый день имеем информацию (фотопланшеты) о дополнительных целях в районе аэродрома, которые можно использовать как запасные, в случае срыва удара. Не все заявки разведки удовлетворяются в ВВС 40А, к тому же есть цели, удар по которым надо выполнить немедленно. Утром на предполетных указаниях доводим эту информацию летчикам, так же это дает возможность внепланово потревожить духов из пушки перед заходом на посадку (от второго до третьего разворота) практически в каждом полете.
По аэродрому дети пасут местных тощих коров, коз и овец. Вся эта живность так привыкла питаться верблюжьей колючкой, что, похоже, пробует на зуб и колючую проволоку. Ну а газета или лист бумаги для них просто деликатес, поэтому бумажного мусора нигде нет, козы даже едят окурки от сигарет вместе с фильтрами. Местных женщин практически не видно, их удел – сидеть дома. Иногда их можно встретить ожидающих отлета на афганском борту, с мужем, конечно, и в парандже. У некоторых офицеров по две жены. Как-то бестолковая посадка на Ан-26 местной толпы привела к тому, что «антон» сел на хвост, слава богу, никого не придавив.
Вечером, когда стемнело, наблюдали НЛО. На севере над горами появилось яркое пятно, которое начало расти, приобретая форму полусферы. Полусфера постепенно увеличивалась в размерах, через 10 минут верхний ее край был уже в зените и светилась половина неба, наверное, на Байконуре что-то запустили.

К северо-западу от Кабула

15 августа 1983 г. Сегодня у меня сотый боевой вылет, четвертый за день. В нем по плану операции без целеуказания уничтожили цель в районе н.п. Бабар (8 ФАБ-500Т).
При ударах с использованием С-24 комбинируем взрыватели, в каждой паре снарядов один с контактным, а один с радиовзрывателем. С-24 в радиовзрывателем взрывается на некоторой высоте, обеспечивая большую зону поражения открыто расположенных целей, ракета с контактным взрывателем разрушает укрепленные. С-24 хотя и обеспечивают большую точность, чем бомбы, вес боевой части в 120 кг все же для большинства целей маловат.
Виталий утром слетал с оказией в Кабул, а остальную половину дня мучает нас рассказами о холодном пиве. Здорово рискует - за такие рассказы можно схлопотать чем-нибудь тяжелым.

19 августа 1983 г. Вчера в Кандагаре потерян Су-17 156 апиб из Маров-2, самолет при ударе без вывода упал возле цели, летчик погиб. Мы тоже получили первую «посылку» от духов - 12,7-мм пуля ДШК попала в переднюю кромку левого крыла, пробила лонжерон и застряла в балке. Топливные пары в крыльевом баке-отсеке не взорвались, лишь на секунду воспламенились и немного вспучили обшивку. Повреждение было обнаружено после посадки, крыло придется полностью менять.

21 августа 1983 г. Отметили день авиации, было море самых разнообразных гостей. Вчера по случаю праздника приезжала очередная группа с концертом, неизвестный ансамбль под названием «Лица друзей» из Свердловска. В другой обстановке артистов забросали бы тухлыми яйцами, но в нашей концерт сошел за первый сорт, пели хоть и не свои, но нормальные песни. До них приезжали украинцы, из западных, так те, кроме националистических номеров, вообще ничего не изобразили. Почему-то в каждую группу включают фокусников, номер с развязыванием железных колец за это время смотрел уже трижды. В кино вечером почти не ходим. Того политика, что отбирает ленты, надо бы заточить на месяц в кинотеатр и крутить наш репертуар - фильмы 40-х годов про войну с идиотами-фашистами и «шедевры» киностудий туркмен-таджик-кизгизфильм.

24 августа 1983 г. Три дня не летал - вылезая из самолета, ударил левое колено, оно распухло, на рулении при правом повороте ногу не согнуть. В довершение, наш «пилюлькин» Володя Чечнев всадил всем по два укола гаммаглобулина, говорит от гепатита. После этих уколов я сразу чуть было не отключился, а потом поднялась температура. Нога еще болит, хромаю, но сегодня уже летаю, на земле при даче правой педали еще больно.

25 августа 1983 г. Сегодня мне стукнуло 31. Никаких суеверий, в честь дня рождения три полета. Вспоминаю прошлогоднее тридцатилетие, тогда эскадрильей летали в Польшу с ответным визитом на аэродром Миньск-Мазовецкий. Поляки несколько ранее гостили у нас, прилетали поодиночке, по учебному тихо снижаясь от четвертого к первому развороту. В связи с отсутствием тогда у нас нормальной гостиницы поселили их на аэродроме в высотном домике, там баня, но удобства на улице. Накачали мы их тогда сильно, назад гости еле вернулись, да и только на третий день. Мы же в ответном визите эскадрильи прилетели звеньями, пробили облака на посадочном курсе, прошлись на высоте 50 м и скорости 1000 на роспуск и сели парами, вызвав немалый восторг местной публики. Угостившись тощей сосиской с чаем и посетив казарму (солдатики в пижамах и тапочках, музыка, бара разве только нет), мы собрались домой. Произошел небольшой казус. Дома при подготовке к перелету, чтобы не переоборудовать самолеты под крыльевые баки, были выбраны самолеты первой эскадрильи, которые по боевому расчету были с пилонами для баков. Наша инженерная мысль проявила бдительность – чтобы не нервировать поляков, которым ракеты Р-60 тогда еще не поставлялись, все АПУ-60 были заменены на АПУ-13М. Однако забыли, что именно эти самолеты являлись носителями и имели под фюзеляжем совершенно оригинальный пилон с большим ШР и заглушкой, предназначенной для прикрытия в полете ПВД ядерного изделия. Польский инженер, обратив на него внимание, задал вопрос, что это такое. На ответ, что это пилон под разведывательный контейнер, инженер залез под самолет и заявил:
- Яка полива, то ж бомбка!
Обратно мы улетали тоже красиво. Проходя к самолетам мимо высокого бетонного отбойника, на котором устроились местные зеваки, я обронил, что напрасно они сюда залезли. С широкой полосы взлетали звеньями. После взлета отворот, разворот на курс обратный взлетному, снижение, форсаж. Пронесшись на высоте метров 50 над стартом, крутой горкой на форсаже уходим вверх и скрываемся в облаках. К взлету следующего звена зрители, из тех, кто не свалился с него ранее, спешно покинули отбойник. Прошел всего год, кажется, как давно это было, совсем в другой жизни!
Вечером – небольшой торжественный ужин. Небольшой потому, что в таких случаях количество выпитого пропорционально времени, а завтра в 4 подъем. Вообще снять стресс после дневных вылетов становится обычным делом. В отличие от пехоты, недостатка в алкоголе у нас почти нет, благо конструкторы МиГ-21 позаботились об этом. У нас в самолете не новомодная спиртоводяная смесь, а чистый (по регламенту ректификат) спирт, помимо антиобледенителя, им охлаждается радиолокатор РП-22. Реально спирт заливается только в самолеты дежурного звена, на стоянке вероятность сохранения залитого в самолет равна нулю, поэтому основная его часть распределяется через инженера и идет исключительно для внутреннего употребления. Как уже давно повелось в летной среде, каждый наливает сам себе, исходя из своих потребностей и здоровья.
Тыл, правда и тут пытается нам напакостить. Предпоследняя партия спирта не то, что ректификат, а вообще почти отрава. Пахнет какой-то гадостью, при разбавлении мутнеет, а после приема внутрь – такая резиновая отрыжка, как будто проглотил пару калош.
Помогаем напитками соседям-вертолетчикам, а также командованию местного 345 парашютно-десантного полка - они лазают по горам и в отличие от нас, воюют не в лайковых перчатках. «Верхи» могли бы подумать и хоть бы для офицеров ввести «наркомовские». Поэтому пехота, быстро уничтожив то, что удается провезти через таможню, обычно занимается приготовлением браги. Говорят, что ее можно довести до готовности за несколько часов, поместив смесь в стиральную машину!

26 августа 1983 г. Сегодня не летаем, но не по причине вчерашнего застолья, просто наш район проходит холодный (прямо смешно) атмосферный фронт. Над горами огромные тучи, по ПРВ верхний край более 15 км – сам вместе с метеорологом ходил смотреть на это немыслимое для средних широт чудо. Немного громыхнуло, шквал, пыль и сухой дождь, капли испаряются, не долетев до земли. После обеда еще сильнее потемнело, гроза усиливается и начинается настоящий ливень, который идет больше часа, вызывая локальные наводнения. Говорят, это редчайшее для лета событие, видно захватили с собой из дома немножко своей погоды. От воды к вечеру проснулись тучи маленьких, голодных и злых комаров. Дождь также же вскрыл дыры в крыше нашего жилища, без ремонта зимой нас ожидает жизнь с ведрами и консервными банками.

28 августа 1983 г. Два вылета, один снова с ОДАБ, на этот раз по пещерам. Пещеры в горах, как правило, сверху почти не видны, приходится ориентироваться относительно более опознаваемых ориентиров.
Продолжается обычная однообразная жизнь, несколько полетов, томительный период «убивания» времени между ними и снова полеты ночью во сне. Виталий где-то вычитал, что спать надо головой на восток - ориентирование тела по странам света во время сна особо сильно влияет на качество сновидений. Дней десять назад, придя с ужина после полетов, мы обнаружили в комнате кровать нашего штурмана, стоящую посреди комнаты. Судя по расчерченной мелом на полу сетке, ориентирована она была подушкой вперед с курсом 90 градусов. Так на восток штурман тогда и лег. Однако утром проснулся недовольный, первая ночь ожидаемого результата не принесла. После второй ночи вообще начались «критические дни»: сначала вечерняя хандра с явным злоупотреблением, потом утреннее «поправление здоровья», к обеду Виталий был уже тепленьким, еще отказался летать и завтра. Нет, явно, курсы надо менять! Несколько дней кровать крутилась по комнате, пока, наконец, не успокоилась в обычном месте с курсом около 150º у стены с большой картой Афганистана в деревянной рамке, особо почитаемой клопами.

©  Fighter-pilot 2009

Дата публикации: 22.08.2010
Автор: Ветеран 927 иап

Назад Вверх Следующая

Реклама

контактные линзы okvision infinity в Воронеже