В небе Северной Кореи


Генерал-лейтенант авиации в отставке Г.Лобов, Герой Советского Союза

Глава 3
Укрощение "Мустангов" и закат "Летающих звезд" и "Тандерджетов"

 

Наибольшее количество воздушных схваток советские летчики провели с истребителями-бомбардировщиками противника. Как правило, они наносили один-два массированных удара в течение дня по наиболее крупным объектам. В таких налетах одновременно участвовало две-три авиагруппы - 150-200 самолетов. С целью затруднения восстановительных работ на объектах велись эшелонированные действия средними и мелкими группами. Практиковались и свободные полеты вдоль дорог с задачей самостоятельного поиска и уничтожения цепей.

Полагаясь на относительно высокие летно-тактические данные своих самолетов, противник действовал без прикрытия. В основном это были поршневые самолеты типа F-51 «Мустанг», а впоследствии реактивные F-80 и F-84. ВВС КНДР должного отпора им дать не могли.

Обстановка заметно изменилась после того, как в войну вступила советская авиация. По мере наращивания наших сил истребители-бомбардировщики США стали нести большие потери и все чаще обращались в бегство при появлении «мигов».

12 сентября 1951 года нам пришлось ввести а бой группу из 80 самолетов МиГ-15. Надо заметить, что таким составом мы вылетали редко. Между Анчжу и Пхеньяном перехватили несколько групп реактивных истребителей-бомбардировщиков (до 150 F-80), действовавших по разным целям в пределах зрительной связи между собой. Поскольку противник не имел истребительного прикрытия, все «миги» обрушились непосредственно на него. Американцы, прекратив штурмовку, вступили в воздушный бой, но, потеряв за считанные минуты 15 самолетов, бросились наутек. Наши же благополучно вернулись на свои аэродромы. Только три машины имели небольшие повреждения.

Еще более показательный случай произошел несколько раньше, 9 сентября. Нам потребовалось уточнить некоторые вопросы взаимодействия с постами наведения и вспомогательным пунктом управления, находившимся вблизи Анчжу. Меня и ведомого лейтенанта А. Калюжного сопровождали четверо необстрелянных летчиков, прибывших недавно на пополнение. После выполнения задания я решил показать новичкам район полетов. Мы следовали на высоте 6000 м и совершенно случайно встретились с противником. На высоте примерно 3000 м строго на встречных курсах шли 64 F-80 в колонне восьмерок. Солнце находилось у нас за спиной. Поэтому атака с левого полупереворота была внезапной... Сразу удалось сбить ведущего замыкающей восьмерки. F-80, даже не встав в традиционный для них оборонительный круг пар, поспешно сбросили бомбы и ушли в сторону моря. Повторить атаку из-за близости берега мы не успели. Конечно, МиГ-15 превосходил по своим летно-тактическим качествам F-80, но все-таки позорно бежать, имея десятикратное превосходство...

Разумеется, не все истребители-бомбардировщики уклонялись от боя. Были случаи хотя и непродолжительных, но упорных схваток. Однако как только противник начинал нести потери, он тут же, как правило, ретировался.

Некоторые союзники США по агрессии прислали в Корею свою авиацию. Ее количество и качество особого военного значения не имели, но солидарность была продемонстрирована. Английские палубники действовали южнее Пхеньяна и имели лишь эпизодические встречи с истребителями Объединенной (корейско-китайской) воздушной армии (ОВА). Австралийская эскадрилья, вооруженная машинами «Метеор-4», оказалась более воинственной и появлялась в зоне действий советских «мигов».

Первые же встречи с австралийцами показали, что их самолеты далеко не метеоры. Они по всем статьям уступали «мигам», да и летная подготовка экипажей оказалась низкой. Несколько истребителей было сбито. Нас особенно поразила убогая экипировка австралийских летчиков. Так, среди обломков «Метеора-4» были обнаружены револьверы «Смит-Вессон» с кустарно выточенными деревянными рукоятками. Такое оружие уже в годы второй мировой войны считалось устаревшим. Убедившись, что «Метеор-4» никак не может успешно вести даже оборонительный бой с МиГ-15, объединенное командование ВВС агрессоров решило впредь применять их в качестве истребителей-бомбардировщиков. Обычно во время массированных налетов американской авиации «метеоры» действовали в районе юго-восточнее Анчжу и тем самым были прикрыты от советских истребителей.

Такую хитрость мы разгадали быстро. И хотя действия австралийцев сколько-нибудь существенного военного значения не имели, наказать союзников США по агрессии и разбою в Корее следовало. Для этой цели была выделена группа из 16 МиГ-15 под командованием подполковника С. Вишнякова. В один из дней по заранее разработанному плану она вылетела далеко на север и заняла зону ожидания. Наши расчеты и предположения оправдались. С появлением в воздухе групп истребителей-бомбардировщиков н истребителей F-86 5-й воздушной армии США за их «спиной» в свой район вышли и 16 «метеоров» - практически все оставшиеся.

Часть МиГ-15 получила приказ на демонстрационный бой против американцев, а группа Вишнякова в обход района воздушного «спектакля» стремительно пошла на встречу с «метеорами». Точный вывод наших истребителей на противника обеспечил вспомогательный пункт управления, расположенный под Анчжу, Австралийцы, не принимая боя в панике бросились врассыпную к морю и на юг, но пути отхода им перекрыли несколько выделенных для этого пар МиГ-15. В ходе боя 12 «метеоров» были сбиты. «Миги» потерь не понесли. Таким образом, эскадрилья на «Метеорах-4» практически перестала существовать. Примечателен тот факт, что находившиеся в это время в воздухе американские F-86 на помощь союзникам не пришли.

Потери истребительно-бомбардировочной авиации в боях с «мигами» и от огня зенитной артиллерии продолжали возрастать, Это сказывалось на моральном состоянии летного состава противника, о чем убедительно свидетельствовали показания пленных. Так, капитан Веркинс сказал: «...наша часть состояла иа трех подразделений, имевших на вооружении 72 самолета. За 40 дней боевых действий из этого количества не аэродром не вернулись 52 машины. Оставшиеся 20 самолетов почти все имеют пробоины. Это вызывает у летного состава страх...»

Наступил, как случилось ранее с бомбардировщиками, кризис истребительно-бомбардировочной авиации. Он все более усиливался, поскольку советские истребители, покончив с дневными действиями В-29, переключили основные усилия на борьбу с истребителями-бомбардировщиками, а в бои постепенно начали втягиваться и авиасоединения ОВА.

Командование ВВС интервентов предпринимало меры по снижению больших потерь. Оно перенесло основные действия истребителей-бомбардировщиков в районы южнее линии Пхеньян-Вонсан. Здесь были более легкие условия, как признавали сами американцы, чем те, которые они встретили бы севернее и где могли подвергнуться атакам с воздуха. Напомню, что действовать южнее этой линии советским летчикам запрещалось. Американцы знали об этом.

Такая переориентировка в их действиях облегчила условия сообщений и перевозок по коммуникациям и рокадам на севере Кореи, где быстро были восстановлены разрушенные мосты и переправы. Это вновь заставило американское военное командование активизировать боевое применение своей авиации в этих районах. Однако пользоваться прежними тактическими приемами истребители-бомбардировщики уже не могли, так как их потери достигли огромных размеров. Поэтому американцы были вынуждены пойти на радикальный пересмотр тактики нанесения бомбовых и ракетных ударов.

В статье полковника Чарльза Ташнера «Истребители-бомбардировщики в Корее» говорится: «Анализ боевых действий показал, что наибольшее количество повреждений было нанесено самолетам на высотах менее 900 метров на втором и третьем заходах на цель. Соответственно с этим атаки стали ограничиваться одним заходом каждого самолета и минимальной высотой выхода из пикирования не менее 900 метров для большинства целей. В результате точность попаданий снизилась».

Эти ограничения привели к тому, что пулеметный огонь потерял вообще всякий смысл, а пуск неуправляемых реактивных снарядов выполнялся с дистанции 1400-2000 м. Попадания их в узкие и малоразмерные цели стали случайностью. Резко ухудшились и результаты бомбометания. Необходимость сброса всей бомбовой нагрузки практически с ходу, да еще при указанных ограничениях, значительно снизила боевые взможности истребителей-бомбардировщиков и вынудила авиационное командование противника посылать для уничтожения целей в несколько раз больший наряд сил, чем прежде. Однако существенного снижения потерь эти меры не дали. Время пребывания отдельных самолетов над целью действительно сократилось, но из-за выделения более крупных групп для уничтожения объектов общее время нахождения мад ними не уменьшилось. Потери не снижались, что вынудило командование ВВС США пойти на новые коренные перемены.

Для обеспечения действий ударных авиационных групп стали выделяться крупные силы прикрытия их от атак «мигов» и подавления зенитной артиллерии. Так, например, а шести массированных налетах, совершенных с 10 по 15 января 1953 года с целью разрушения переправ в районе Синыйчжу- Нанми, из 1146 истребителей-бомбардировщиков 713 подавляли средства ПВО и только 453 наносили удары по мостам. К этому следует добавить, что для их прикрытия было сделано несколько сот вылетов экипажами F-86. Таким образом, на каждый ударный самолет стало приходиться до трех и более обеспечивающих.

К этому же времени относится и очередное перевооружение ВВС США в Корее иа новую авиационную техника Начав на поршневых самолетах F-51 «Мустанг», они перешли на реактивные F-80, затем освоили F-84, а за ними - лучший американский истребитель того периода F-84. Каких-либо сушественных преимуществ новые самолеты не дали. Причины же столь частых и дорогостоящих перевооружении состояли а том, что значительная часть старых и поступивших им на смену самолетов вскоре уничтожалась «мигами» и зенитной артиллерией.

Известна склонность американцев к различного рода расчетам, в том числе военно-экономическим. Так вот, в сборнике воспоминаний участников войны в Корее один из представителей истребительно-бомбардировочной авиации прямо говорит, что наступил такой период войны, когда за уничтожение небольшой группы военнослужащих противника или даже одиночной автомашины приходилось платить дорогостоящим самолетом.

Огромные потери в схватках с советскими истребителями и авиацией ОВА, от огня наземной ПВО вынудили противника перейти к тактике нанесения ударов с одного захода, повышению высот полета и увеличению дальности пуска и сброса боеприпасов, что не могло не привести к снижению боевой зффективности. Положение усугублялось отвлечением крупных сил истребителей-бомбардировщиков для собственного обеспечения. Воздушная обстановка к этому времени в Корее значительно изменилась. Вслед за крупным фиаско бомбардировочной авиации США, которая была вынуждена перейти к действиям только в ночное время, ощутимое поражение потерпела и истребительно-бомбардировочная авиация.

Глава 2: "Черный вторник" и его уроки

Глава 4: Крылом к крылу

Авиация и космонавтика №12, 1990 г.

Реклама

Сертификаты соответствия на продукцию ./sostavit-sertifikaty-sootvetstviya в Воронеже.