3. Расследование начинается


 

Весь мир, за исключением Японии, полагает, что новость о гибели KAL 007 была сообщена Государственным секретарем США Джорджем Шульцем на пресс-конференции утром 1 сентября 1983 года в Вашингтоне. Но Шульц вовсе не был первым, сообщившим эту новость. Об уничтожении KAL 007 было объявлено на два часа раньше в Японии. Шульц начал пресс-конференцию в 10:45 восточного времени. В 09:10 вечера в Токио (то есть в 8:10 по времени Вашингтона), глава японского оборонного ведомства публично обсуждал это событие. Само по себе не так уж важно, кто первым сообщил эту новость. Важно то, что эти два человека, хотя оба описали перехват KAL 007 советским истребителем, говорили о двух разных случаях.

Свою роль в различиях во времени, в которое в обеих странах были сделаны объявления, а также, в различиях между двумя версиями катастрофы, сыграла география. Когда Джордж Шульц сделал свое телевизионное заявление, в Японии было 11:45 вечера, время, уже слишком позднее для того, чтобы заявление оказало воздействие на японскую публику. Японское оборонное агентство провело свою пресс-конференцию в 09:10 вчера, так поздно, как только это позволили возможности японского телевидения и реалии эффективной связи между правительством и публикой. Тем не менее, на берегах Потомака было только 08:10 утра, время слишком раннее для важного заявления американского правительства.

Утверждение JDA о том, что рейс 007 был сбит советским перехватчиком, появилось в новостных комнатах на телестанциях по всем США. Но прежде чем эта новость попала к прессе, она была вытеснена заявлением Шульца, сделанным спустя два часа, о том же самом предмете. Резкость Шульца, находящаяся в полном контрасте с тщательно подбираемыми словами JDA и тот факт, что история стала американским вопросом, оркестрованным из Вашингтона, быстро оттеснила на задний план заявление японского правительства. Пресса, потрясенная новостями, исходящими из Токио, просто проигнорировала японскую информацию, как только о катастрофе объявил лично Госсекретарь США. Для американского журналиста, как и для большинства западной прессы, новости делаются в Вашингтоне, а не в Токио. Поскольку две эти истории были похожи, детали, которые сопровождали заявление японского оборонного ведомства были попросту проигнорированы. В результате американская публика и большая часть мира узнали только одну сторону истории о гибели рейса 007, а именно - исходящую от Шульца.

В Японии события приняли иной оборот. Утренние газеты дали полный отчет о конференции JDA и японская публика была вскоре знакома с инцидентом. Версия Шульца упоминалась в вечерних газетах просто как иностранная интерпретация того, что считалось внутренним японским вопросом. Вот японская версия этой истории:

В соответствии с информацией японского оборонного агентства, самолет, который мог быть корейским авиалайнером, появился на экранах радаров в 03:12, двигаясь со скоростью 430 узлов. Советский истребитель МиГ-23 появился на расстоянии 25 морским миль (29 миль) позади авиалайнера. Он пересек трассу полета авиалайнера слева направо и в 2000 метрах ниже его, в 03:25 японского времени (18:25 по Гринвичу). Оба самолета исчезли с экранов радаров несколько минут спустя, в 03:29. Трасса полета советского истребителя вновь появилась на экранах, когда он начал разворот с набором высоты, но все выглядело так, как будто самолет, являвшийся предположительно корейским лайнером, взорвался в воздухе на высоте 32000 футов в тот момент, когда радиопередатчик самолета, передающий код 1300 в режиме А, прекратил свою работу. Если перехватчик на самом деле атаковал корейский авиалайнер, он мог сделать это только перед тем, как пересек его курс в 03:25.

Глава японских воздушных сил самообороны использовал эту карту, составленную по данным радара в Вакканае. Ее копии которой были переданы журналистам. (см. рис.2)

Рисунок 2. Нажмите для увеличения

Рис.2. Карта японского оборонного ведомства, распространенная в 09:10 вечера в Токио 1 сентября 1983 г., использовалась для того, чтобы проиллюстрировать картину гибели корейского авиалайнера. В действительности на ней изображен курс трех (американских военных) самолетов-нарушителей и трех советских перехватчиков, каждый из которых преследовал свою собственную цель.

Согласно американской версии событий, как ее суммировал Джордж Шульц, корейский Боинг сошел с курса и непреднамеренно пролетел над Камчаткой, где его безуспешно преследовали советские истребители. Затем он пересек Охотское море и направился к Сахалину. Над Сахалином перехватчик МиГ-23 преследовал авиалайнер в течение примерно двадцати минут, прежде чем выпустил ракету в 18:26:30 по Гринвичу. К 18:30 по Гринвичу корейский авиалайнер снизился до высоты 16000 футов. В 18:38 по Гринвичу он исчез с экранов радаров и упал в море.

Во время своей пресс-конференции Шульц не пользовался картой. Тем не менее, несколько дней спустя в ООН американский представитель Киркпатрик показала карту с трассой корейского самолета во время его пролета над Камчаткой и Сахалином (см. ниже).

Ясно, что японская и американская версии относятся к двум разным событиям:

- "Корейский" самолет, упомянутый Шульцем, преследовался советским истребителем в течение двадцати минут, в то время как самолет в японской версии оказался рядом с истребителем на несколько мгновений, когда последний пересек его курс слева направо.
- Истребитель, преследующий самолет Шульца выпустил ракету в 03:26:20 (по токийскому времени). Истребитель преследующий самолет, за которым наблюдали японцы, выпустил ракету до 03:25, прежде чем пересек его курс.
- Японский самолет взорвался на высоте 32000 футов в 03:29. Самолет Шульца стал терять высоту и к 03:30 он спустился до высоты 16000 футов.
- Самолет, упомянутый Шульцем, упал в море в 03:38.

Различия между этими двумя версиями не прошли мимо внимания японской прессы. Она подчеркивала "мистическую" разницу в 9 минут между двумя версиями гибели авиалайнера - 03:29 по японской версии и 03:38 по американской. Когда 2 сентября Пентагон заявил, что советский истребитель, сбивший корейский авиалайнер был не МиГ-23, как сказал госсекретарь Щульц, а Су-15, японская пресса быстро указала на несоответствие между двумя версиями истории исходящей из Вашингтона. Более того, японцы, придерживающиеся своей собственной версии инцидента, продолжали считать что авиалайнер был сбит истребителем МиГ-23. Вопрос «МиГ-23 против Су-15» стал одним из главных пунктов дискуссии в японских масс медиа.

Различие между двумя первоначальными объявлениями, японским и американским, заслуживает объяснения. Остается мало сомнений в том, что два правительства согласились только в том, что лайнер был сбит над Сахалином советским истребителем. Но учитывая то, что для координации было слишком мало времени, а также принимая во внимание другие факторы, которые я буду обсуждать позднее, два правительства ухватились за два разных инцидента, детали которых они представили как обстоятельства гибели рейса 007.

Когда я весной и летом 1985 года читал подшивки газет в японской национальной библиотеке, меня больше всего поразило то, что различия между двумя версиями этой истории означали: был совершен не один перехват, а несколько, и над Сахалином был сбит не один, а несколько самолетов. Это полностью меняло всю картину. Я решил, что должен еще больше углубиться в расследование.

К моему удивлению, я обнаружил что западная пресса не давала почти никакой технической информации. Тем не менее, японские газеты, особенно выходящие на Хоккайдо, привели множество технических деталей. Это произошло потому, что именно здесь находились радары, операторы которых наблюдали за этими событиями. Местные журналисты могли интервьюировать руководителей и техников, с которыми они поддерживали личные многолетние контакты. Сразу же после катастрофы журналисты собрали огромное количество детальной информации, прежде чем правительство предложило общепринятую версию события. Из-за своей полноты и точности, их отчеты составляют важный исторический документ и помогают нам понять события, развернувшиеся в ту ночь над Сахалином.

«Майничи Симбун», 1 сентября 1983 г.
Послеобеденное издание «Майничи Симбун», которое появилось в газетных киосках около 2 часов дня, сообщило, что корейский лайнер с 269 пассажирами на борту был вынужден совершить посадку на Сахалине. Все пассажиры, включая 27 японцев были в безопасности. Газета дальше описывала в деталях наблюдения, сделанные операторами радарными установками в Вакканае. Статью сопровождали две карты. Одна показывала трассу полета корейского самолета, отклонившегося от своего курса, пересекающего Курильские острова и идущего к Сахалину. Другая показывала путь движения самолета, пересекающего Сахалин с востока на запад. Обе карты были снабжены легендой, в которой было сказано, что наблюдения велись из Вакканая.

«Хоккайдо Симбун», 1 сентября 1983 г.
По данным наблюдений, В 03:23 неизвестный самолет пересек Сахалин с востока на запад, держась курса 270 градусов. Самолет находился в 112 милях (97 морских милях) к северу от Вакканая, на высоте 31500 футов.

В газетных статьях, помещенные в «Майничи Симбун» и «Асахи Симбун» говорилось о самолете-нарушителе, державшему курс 270 градусов. Это единственное упоминание о таком самолете. Все остальные источники описывают самолет, пересекающий Сахалин с северо-востока на юго-запад. В статье «Хоккайдо Симбун» также упоминается, что другой самолет пересек Сахалин, направляясь на юго-запад, и пролетел прямо над городами Холмском и Горнозаводском. Эта информация также сопровождается картой. Сравнение с картой, опубликованной японским оборонным агентством показывает, что эти траектории относятся к двум разным событиям. В то время как маршрут, обозначенный на карте JDA, показывает отчетливую кривую, на карте в «Хоккайдо Симбун» изображена прямая линия. Более того, два маршрута находятся сравнительно далеко друг от друга, маршрут JDA проходит на Холмском, а «Хоккайдо Симбун» - точно над Горонозаводском, в 34 милях к югу. Это несоответствие не может быть результатом ошибки наблюдения, поскольку японские радары имеют на этом расстоянии точность в пределах 1600 футов. В действительности последний маршрут точно соотносится с маршрутом самолета, подвергшегося преследованию и уничтоженному перехватчиком 805, который американцы посчитали истребителем Су-15.

«Асахи Симбун», 2 сентября, 1983 г.
Приблизительно в 03:20 разведывательные источники японских сил самообороны перехватили радиопередачи между советскими перехватчиками и наземным контролем, предположив, что атака была произведено незадолго до того, как отметка корейского авиалайнера исчезла с радарных экранов. Сказано было следующее:
- Приготовить ракеты.
- Готов!
- Огонь!
- Ракеты выпущены.

Этот радиообмен повторялся три раза и он позволяет предположить, что корейский лайнер мог быть сбит тремя ракетами, выпущенными тремя различными перехватчиками. Эта информация была подтверждена другими источниками, включая американские спутники и японские станции наблюдения.

Упоминание трех пусков ракет тремя различными перехватчиками позволяет высказать догадку, что в это время был сбит не один, а три разных самолета.

«Асахи Симбун», 2 сентября 1983 г.
Государственный секретарь Масахару Готода заключил, что согласно отчетам, изданным силами самообороны и другими официальными японскими источниками, существует вероятность того, что корейский авиалайнер разбился в 03:38.

Японские военные источники продолжали считать 03:29 временем уничтожения самолета. Готода был членом правительства и его упоминание о 03:38 было первым отражением желания правительства уладить противоречия с американской версией.

«Йомиури Симбун», 2 сентября 1983 г.
Во время встречи высших правительственных официальных лиц, состоявшейся в пятницу утром, Министр иностранных дел Шинтаро Абе заключил, что, по его мнению, самолет был сбит в 03:38.

«Асахи Симбун», 3 сентября 1983 г. (из Вашингтона)
Госсекретарь США Джордж Шульц объявил во вторник, что южнокорейский Боинг-747 был уничтожен ракетой, выпущенной МиГ-23. Американские разведывательные источники, тем не менее, впоследствии утверждали, что ракета была выпущена Су-15.

«Хоккайдо Симбун», 3 сентября 1983 г.
Уничтожение самолета наблюдалось в Японии. Основываясь на наблюдениях, сделанных японскими воздушными силами самообороны (JASDF) в Вакканае, можно заключить, что корейский самолет был сбит ракетой «воздух-воздух», выпущенной советским перехватчиком МиГ-23. Это заключение основывается на радарных отметках корейского авиалайнера и советских перехватчиков, так же как и на анализе радиопереговоров между советским самолетами и наземными станциями наведения, которые были перехвачены разведкой JASDF. "Американская версия событий полностью отличается от наших данных“, - прокомментировал на пресс-конференции генерал Хайяши, глава департамента Воздушной обороны JASDF. "Между их заявлением и нашими наблюдениями существует различие в девять минут. Американцы также полагают, что советский перехватчик был Су-15, в то время как наши данные указывают на то, что этот самолет был МиГом-23".

Генерал Хайаши сказал также, что данные радарных установок JASDF указывают на исчезновение отметки самолета с экранов в 03:29, в то время как Госсекретарь Джордж Шульц заявил, что самолет исчез в 03:38, девятью минутами позже".

Несмотря на движение членов кабинета в сторону американской позиции, генерал Хайяши настаивал на справедливости японской версии событий, в особенности, в вопросе о Су-15 и времени исчезновения лайнера.

«Майничи Симбун», 4 сентября 1983 г.
Телевизионная станция NHK цитируя источники из японского правительства, объявила: перехваченные радиопереговоры указывают на то, что самолет был сбит после преследования тремя советскими перехватчиками МиГ-23. Эта информация противоречит более раннему американскому заявлению, согласно которому корейский самолет был сбит Су-15.

Хотя спорный пункт кажется незначительным, диспут сам по себе отражает серьезные различия между Соединенными Штатами и Японией, касающиеся этого случая, природа которых не выходила на свет в течении нескольких лет.

«Майничи Симбун», 4 сентября 1983 г. (ЮПИ, Вашингтон)
Согласно информации НАТО, Су-15 был вооружен двумя ракетами, но не имел пушек. В результате он не мог делать никаких предупреждающих выстрелов, чтобы привлечь внимание пилотов.

3 сентября в выпуске новостей ТАСС из Москвы говорилось, что самолет-нарушитель исчез с радаров ПВО и покинул воздушное пространство над Сахалином через десять минут после того, как советский истребитель произвел предупредительные выстрелы. Американское правительство первоначально отрицало, что какое-либо предупреждение вообще имело место. Изменение типа перехватчика могло быть сделано для того, чтобы добавить убедительности американской точке зрения. Тем не менее, 11 сентября американское правительство пошло в этом пункте на попятный, прежде всего потому, что слова пилота о его стрельбе из пушки можно было ясно услышать на пленке, которая была передана в ООН 7 сентября.

Но ничто не помогало в сглаживании противоречий между японской и американской прессой. Японские военные держались своего первоначального заявления об открытии огня по самолету-нарушителю в 03:29. Те, кто говорил, что истинное время атаки 03:38, были высокопоставленными политическими лидерами. Тем не менее, было предприняты усилия примирить эти две цифры. Министр иностранных дел Абе не говорил о самолете как о "исчезнувшем с экранов радаров", но утверждал что "самолет был сбит в 03:38". Придерживаясь, на первый взгляд, американской версии истории, Абе сохранял определенную дистанцию, указывая на 03:38 как на время атаки (а не 03:26:20). Он возможно также пытался смягчить конфликт между министерством и военными. 03:38, которое он называл временем уничтожения самолета, было, на самом деле моментом, когда истребитель В на карте JDA сбил другого нарушителя, возможно, у восточного побережья Сахалина.

«Джапан Таймс», 3 сентября 1983 г.
Член комитета начальников штабов воздушных сил самообороны заявил, что самолет, который предположительно являлся советским истребителем и летел со скоростью 450 узлов, появился на экранах радаров в 03:20, преследуя самолет, пересекающий Сахалин с востока на запад. Два самолета сблизились в 03:25 на высоте 24000 футов и след того самолета, который мог бы быть корейским лайнером, исчез с экранов в 03:29. Преследующий самолет появился на экране в тот момент, когда делал разворот с набором высоты. Полагают, что 747-й взорвался в воздухе.

Военные продолжали придерживаться 03:29 и вновь поддержали японскую версию катастрофы. Тем не менее, другие источники упоминали об атаке, произошедшей в 03:38 и исчезновении самолета с экранов в 03:39.

«Хоккайдо Симбун», 6 сентября 1983 г.
Согласно высокопоставленному официальному лицу в Министерстве иностранных дел, навигационные огни корейского лайнера в момент атаки были включены. Он добавил, что Объединенные Нации были бы информированы об этом факте. Чиновник также указал на следующую хронологию событий, наблюдаемых JASDF.

1 сентября, 03:20. Корейский авиалайнер проинформировал наземный контроль в Нарита, что проходит навигационный пункт NOKKA. Поскольку точка, в которой корейский лайнер наблюдался радаром, не соответствовала позиции, сообщенной самолетом, контроль в Нарита попросил корейский лайнер подтвердить свою позицию. Корейский самолет не ответил на запрос.

03:25. Один из трех советских истребителей МиГ-23 проинформировал Сахалинский центр ПВО, что поддерживает визуальный контакт и находится в 2 км позади самолета-нарушителя. Самолет затем проинформировал наземный контроль о наборе высоты, с тем, чтобы следовать за нарушителем выше и сзади. Он также сообщил, что навигационные огни самолета мигают. Согласно наблюдениям радара в это время (03:25), в тот момент, когда навигационные огни самолета мигали, корейский авиалайнер находился над международными водами и еще не входил в воздушное пространство Сахалина. Корейский самолет затем начал двигаться зигзагом. Сахалинский центр ПВО не прореагировал на сообщение о мигающих огнях и приказал перехватчику приготовить свои ракеты и открыть огонь.

03:38. В 03:38 советский истребитель МиГ-23 радировал с опозданием: "Я выпустил ракеты в 03:29". Хотя пилот МиГ-23 сказал, что выпустил ракеты в 03:29, данные радара показывают, что это событие имело место в 03:38.
03:39. В 03:39 отметка корейского самолета исчезла с экранов радаров.

Комментируя все эти наблюдения, японское правительство заявило, что, как они показывают, советский истребитель МиГ-23 не следовал обычным процедурам перехвата корейского лайнера. Экипаж лайнера с помощью мерцающих навигационных огней ясно просигнализировал о своем намереним следовать за советским истребителем.

Намерения министерства иностранных дел заключались в том, чтобы (а) создать впечатление, что действительности нет никакого противоречия между японской и американской версией предполагаемого уничтожения KAL 007, (б) принять в расчет некоторые факты, упомянутые военными, и (в) обвинить советских пилотов в том, что те не следовали стандартным процедурам перехвата. Заявление содержало одну ошибку (в 03:20 KAL 007 сказал диспетчерам в Нарита, что поднимается выше 33000 футов), одно новое заявление (доклад пилота МиГ-23 в 03:38 что он выпустил ракеты в 03:29), и детали трех разных перехватов самолетов, не являющихся корейским лайнером. Слова о нарушителе, идущем ломаным курсом во время вторжения в воздушное пространство Сахалина, еще прозвучат годы спустя в заявлении советского пилота.

«Асахи Симбун», 6 сентября 1983 г.
Согласно информации оборонного агентства 5 сентября, один из МиГ-23 поднялся в воздух с авиабазы на Сахалине и сблизился с корейским авиалайнером в 03:25. Он радировал наземному контролю: "Цель захвачена". Через одну или две минуты послышалось следующее: "Приготовиться открыть огонь". "Готов". "Огонь". "Ракеты выпущены". В 03:29 пилот сообщил: "Докладываю, цель уничтожена".

Японские военные продолжали настаивать на 03:29 как на времени уничтожения нарушителя. Тем не менее, на следующий день газеты дали иную версию событий, которая была распространена правительственными источниками. Интересно, что в ней, как и в других японских заявлениях, были приведены записи переговоров пилотов с центрами ПВО. Напротив, США отрицали, что обращения центров ПВО к пилотам были также перехвачены.

«Асахи Симбун», 7 сентября 1983 г.
Для доказательства того, что корейский Боинг был сбит советским истребителем, японское правительство опубликовало отрывок из радиопереговоров между советскими пилотами и наземным контролем. Эти переговоры были перехвачены японскими постами радиоперехвата и обнародованы Секретарем кабинета Масахурой Готода во время пресс-конференции, которая состоялась в официальной резиденции премьер-министра. Время указано японское.
03:26:20. "Огонь!"
03:26:21. "Цель уничтожена."

Пресс-конференция началась в 08:30 утра 6 сентября в Токио, за тридцать минут до речи Рональда Рейгана о гибели корейского самолета, которая начала транслироваться 5 сентября в 8:00 часов вечера по времени восточного побережья США. Заявление Масахару Готода, в котором использовались американские данные, должно было ясно показать, что Япония действовала солидарно с Соединенными Штатами. Тем не менее, эта попытка оказалась неудачной, поскольку три отдельных японских заявления давали три срока уничтожения цели, - 03:29, 03:39 и 03:26:21.

Если бы любой высокопоставленный правительственный чиновник сделал приведенные выше сравнения, он мог бы испугаться, что публика начала бы догадываться о том, что той ночью было сбито несколько самолетов. Японское правительство сделало все, что могло, для того, чтобы уменьшить девятиминутное различие между американской и японской версией, пытаясь скомбинировать раздельные и несвязанные между собой события в одно целое.

«Йомиури Симбун», 12 сентября 1983 г.
Как только что обнаружило Японское оборонное агентство, детальное изучение записей другой радарной установки в Вакканае показывает, что корейский авиалайнер описал ряд широких спиралей на протяжении десяти минут, начиная с высоты 9100 метров (29800 футов).

«Асахи Симбун», 13 сентября 1983 г.
Было обнаружено, что корейский лайнер наблюдался на экранах радарных установок в Вакканае по мере того, как он опускался по широкой спирали. Самолет наблюдался с момента начала спуска с высоты 9000 метров над островом Монерон вплоть до его исчезновения с радарных экранов на высоте 600 метров, и с этой точки он упал вертикально в море. Советский пилот сказал, что сбил самолет в 03:26, но тот оставался на экранах радаров еще 12 минут, до 03:38.

Автор этого отрывка из «Асахи Симбун» пытается соединить японскую и американскую версии гибели KAL 007 над Сахалином в одно событие. Невероятно, но неужели японской разведывательной службе понадобилось двенадцать дней, чтобы понять: один из ее радаров записал катастрофу так, что оператор этого радара ничего о ней не знал? Что мы можем извлечь из того факта, что самолет, который, как сказало Японское оборонное агентство, взорвался на высоте 33000 футов, в 03:29 оставался в полете еще на протяжении девяти минут?

Но не одни только военные специалисты наблюдали события, имевшее место этой ночью. Взрыв самолета видела группа япнских моряков и их показания были перепечатаны в деталях всеми японскими и несколькими западными газетами. Следующий отрывок заимствован из номера газеты «Хоккайдо Симбун» от 2 сентября 1983:

Японское рыболовное судно «Чидори-Мару No 58», занималось промыслом креветок неподалеку от острова Монерон вместе с примерно 150 другими японскими судами, базирующимися на Вакканае. Корабль находился в точке с координатами 46° 34' N, 141° 16' E, в 36 км к северу от Монерона, когда, в 03:30 утра 1 сентября, команда, состоящая из восьми человек, под командованием капитана Шизуки Хайяши, наблюдала гибель самолета. Сначала рыбаки услышали шум его двигателей, когда самолет внезапно приблизился, но они не смогли определить направление. Вслед за шумом последовал приглушенный взрыв. В течение двух или трех секунд они наблюдали оранжевое пламя над самым горизонтом в направлении восток-юго-восток. Когда пламя исчезло из вида, они заметили серию оранжевых вспышек, продолжавшихся пять или шесть секунд, и, в тот же самый момент услышали второй взрыв, который не был таким громким, как первый. Еще через пять минут в воздухе стал ощущаться запах горящего керосина. Ветер дул со скоростью пять или шесть метров в секунду (от 10 до 12 узлов), и несмотря на пасмурное небо, видимость была от 10 до 20 км.

Рыбаки слышали первый взрыв до того, как увидели пламя. Согласно законам физики, свет распространяется быстрее звука. Мы можем использовать эти законы для того, чтобы вычислить, на каком расстоянии от нас ударила молния. Нам нужно лишь определить время в секундах, которое протекло между первоначальной вспышкой молнии и моментом, когда мы услышали гром. Затем мы просто перемножаем это время на 1200, скорость звука в футах в секунду, и получаем готовый ответ.

Первый взрыв, который услышали рыбаки, не мог быть связан с взрывом, который они видели впоследствии. Этот взрыв должен быть связан со вторым звуком. И место взрыва тогда должно находится на расстоянии 2400 или 3600 футов к востоку-юго-востоку от судна. Эта оценка расстояния подтверждается временем, за которое запах горящего керосина дошел до рыбаков. В пяти минутах триста секунд, при скорости ветра в 5 метров (16 футов) в секунду мы получаем 1500 метров (4921 фут). Это дает нам примерное расстояние от места взрыва до судна. Тем не менее, этот взрыв не соответствует взрыву самолета на высоте 33000 футов, поскольку взрыв, по словам рыбаков, произошел прямо над водой на расстоянии приблизительно 1500 метров от рыболовного судна. С высоты 33000 футов звуку взрыва потребовалось бы гораздо больше времени, чтобы дойти до судна, а запах керосина никогда бы не опустился до уровня моря. Таким образом, самолет, взрыв которого видели рыбаки «Чидори Мару», не мог быть cамолетом, исчезнувшим с экрана радара JDA в 03:29.

Как мы можем объяснить звук приглушенного взрыва, услышанный рыбаками, который последовал за шумом двигателя приближающегося самолета? Начнем с шума двигателей. Самолет взорвался на расстоянии 1500 метров от рыбаков, и они услышали шум двигателей прямо перед тем, как раздался приглушенный взрыв. «Чидори-Мару 58» - 99-тонное рыболовное судно. Когда раздался взрыв, оно занималось промыслом креветок. Шум судового дизеля, лебедок, другие обычные для рыболовного судна звуки вместе с шумом ветра и моря создают фоновый шум в зоне судового мостика приблизительно от 85 до 95 децибел. Это примерно эквивалентно шуму поезда метрополитена. При этих условиях и на расстоянии 1500 метров команда не была бы способна услышать двигатели Боинга-747 на фоне обычных шумов. Более того, на этом расстоянии рыбаки не смогли бы обнаружить "неожиданное приближение" источника звука. При обнаружении быстрого приближения источника звука доплеровский эффект вряд ли смог перебить фоновые шумы. Значит, источник звука прошел относительно близко к рыбакам, практически над их головами. Это, в свою очередь, исключает возможность того, что самолет, шум двигателей которого они слышали, был тем же самым, который взорвался через несколько секунд в полутора километрах от них.

Два самолета участвовали в этом событии. И этот факт может дать ответ на загадку первоначальной детонации.

Рыбаки вначале услышали приглушенный взрыв, за которым последовал оранжевый свет, горевший две или три секунды в направлении восток-юго-восток. Когда эта вспышка исчезла, они увидели ряд других оранжевых вспышек, длившихся от пяти до шести секунд, и в тот же самый момент услышали второй взрыв, менее мощный, чем первый. Первый взрыв можно легко соотнести с пуском ракеты с самолета, пролетевшего прямо над их головой. Пуск ракет вызывает немного приглушенный звук, именно такой, какой и описывали рыбаки. Первая оранжевая вспышка, которая длилась от двух до трех секунд, соответствует старту ракетного двигателя, которое рыбаки видели, находясь прямо под ракетой, которой потребовалось две или три секунды, чтобы достичь своей цели. Это дает ей относительную скорость (относительно цели) примерно равную скорости звука, что кажется приемлемым. Серия оранжевых вспышек появилась, когда первая вспышка угасла, поскольку двигатель ракеты перестает работать когда она взрывается. Вторая вспышка длилась пять или шесть секунд. Это описание точно соответствует взрыву самолета, в топливные баки которого попала ракета. И оно точно соответствует взрыву, который рыбаки услышали через две или три секунды после попадания ракеты, когда пламя взрыва было все еще видимым. Это объяснение не противоречит тому обстоятельству, что все эти взрывы произошли одновременнно. Запах керосина, ощущавшийся рыбаками, доказывает, что ракета попала в топливные баки.

Это приемлемое объяснение, но оно не говорит нам, какой именно самолет был сбит. Можно сказать только, что это не был тот же самый самолет, который взорвался в 03:29 на высоте 33000 футов. Это не был также и тот самолет, который исчез с экранов радаров в 03:38 или тот, который был сбит ракетой в 03:38 и исчез с экранов радаров в 03:39.

Просматривая материалы японской прессы, мы находим три различных срока, когда корейский лайнер был предположительно перехвачен, четыре срока пуска, когда ракеты были выпущены и попали в цель, четыре срока когда авиалайнер предположительно исчез с экранов радаров и четыре различных срока его гибели. Данные указывают на четыре перехвата и, по крайней мере, на четыре или возможно, пять сбитых самолетов. Пятым мог быть самолет, который, возможно, был посажен после 04:00, или разбился при посадке. Вопрос уже не в том, были ли все эти самолеты KAL 007. Он в том, что это были за самолеты и который из них был корейским авиалайнером, если тот вообще находился поблизости?

Японская карта

Во время пресс-конференции 1 сентября в 9:10 вечера японское оборонное агентство передало прессе карту радарных следов, наблюдаемых над островом Сахалин радарными установками в Вакканае. На ней показаны следы "того, что могло бы быть корейским лайнером" и трех советских истребителей. Истребитель А, трасса полета которого показана на карте, - это тот самый, который пересек путь корейского лайнера в 03:25. Тем не менее, ясно обозначены траектории полета двух других истребителей, B и C. Если "корейский самолет" был сбит в 03:29, единственным заключением может быть лишь то, что истребители B и C преследовали не "корейский самолет", а два других самолета, один из которых они, возможно, заставили приземлиться в Южно-Сахалинске.

Японское оборонное агентство было убеждено, по крайней мере с 02:30 токийского времени, что к северу от Японии происходили какие-то тревожные события. Старшие офицеры воздушных сил самообороны были подняты с постелей и встретились в штаб-квартире JASDF в Токио около 04:00. Как мы увидим позже, столкновения над Сахалином все еще продолжались. В 05:10, услышав доклады о происходящих событиях, японские офицеры решили, когда события стали сбавлять ход, вновь проанализировать данные радаров на Хоккайдо и севере Хонсю. Возможно именно в это время аналитики JASDF поняли, что расстояние между концом трассы 03:29 и началом трассы 03:32 было слишком велико, чтобы она принадлежала одному и тому же самолету. Самолет, чей след исчез в 03:29 и тот, чей след появился, должны были быть двумя разными самолетами. Это означает, что самолет, след которого исчез в 03:29, был, скорее всего, сбит. Этот страх был усилен фактом, что самолет передавал код 1300 в режиме А, и передача внезапно прекратилась вместе с исчезновением с экранов его радарной отметки.

Трасса полета этого самолета, по всей очевидности, берет свое начало над Курильскими островами и в Тихом океане, рядом с ROMEO-20. Это официальный маршрут, назначенный рейсу 007, который прекратил отвечать на все попытки радиоконтакта вскоре после 03:27. Можно было предположить, что самолет, идущий со стороны Курил, был рейсом 007 и это предположение было сделано после того, как поисково-спасательные операции в точке NOKKA были прекращены. След заканчивающийся в 03:29 был идентифицирован (японцами, по крайней мере) как, возможно, принадлежавший корейскому авиалайнеру. Мы должны идентифицировать след 03:32, который окончился в 03:38 и след 03:35, который окончился в 04:01.

Американское правительство указало, что корейский самолет исчез с экранов радаров в 03:38. Это время соответствует обрыву радарного следа для истребителя B, который начался в 03:32. Тем не менее, карта, переданная послом Киркпатрик в ООН, на которой должен быть показан путь корейского авиалайнера, окончившийся его исчезновением в 03:38, требует более пристального анализа, в процессе которого можно установить, что след принадлежит другому самолету.

Рисунок 3. Нажмите для увеличения

Рис.3. Карта, переданная послом Киркпатрик Объединенным Нациям 7 сентября 1983 года показывающая мнимый маршрут KAL 007. Хотя утверждалось, что эта карта составлена на основе перехваченных данных русского радара, следившего за корейским авиалайнером, аналитики полагают, что это отрезки траекторий по крайней мере трех разных самолетов, которые могли быть американскими военными самолетами.

Американская карта

Предполагалось, что на этой карте показан след лайнера по наблюдениям советского радара. Этот постоянный след начинается в точке 1551Z [по Гринвичу – Е.К.] в Беринговом море, пересекает Камчатку, где самолет был замечен в 1654Z неподалеку от Петропавловска, следует над Охотским морем по направлению к Сахалину, где самолет засекли в 1821Z и наконец заканчивается в Татарском проливе в 1838Z. В таком виде карта не отражает советские наблюдения. На ней не показано, что советские радары несколько раз теряли самолет-нарушитель, и, следовательно, его след не может быть представлен непрерывной линией.

Советские радары впервые потеряли самолет над Камчаткой, перед самым вторжением самолета в советское воздушное пространство. Для точности, след должен быть показан с разрывом над Камчаткой. То же самое справедливо для пути самолета над Сахалином. И здесь советский радар потерял след самолета на все то время, пока он был над островом. Соответственно, след также должен быть показан с разрывом над Сахалином. Сплошная линия, обозначенная на карте посла Киркпатрик, должна была быть показана как три отдельных отрезка, первый тянется от Берингова моря до побережья Камчатки, второй идет от Камчатки до побережья Сахалина и последний - от Сахалина до его исчезновения в Татарском проливе. Более того, дальнейшее изучение покажет, что эти три сегмента не принадлежат одному и тому же самолету.

На карте с трассой корейского лайнера, представленной в ООН послом Киркпатрик, показаны точки с временными отметками. Основываясь на этой информации, легко измерить расстояние между точками и вычислить скорость движения самолета. Скорость, вычисленная таким образом, составляет 510 узлов для первого отрезка, 500 узлов для второго и 280 узлов для третьего. Первые два значения скорости соответствуют скорости Боинга 747 в трансконтинентальном полете, третье - нет.

План полета KAL 007, рассчитанный компьютером, позволяет определить скорость самолета на первом отрезке как Мach 0.84 или 455 узлов. Скорость 510 узлов на первом отрезке, показанная на карте Киркпатрик, таким образом, не соответствует скорости полета KAL 007. Второй отрезок начинается точно в 1654Z над Камчаткой, и вычисленная скорость в 500 узлов соответствует скорости рейса 007 в 496 узлов во время движения по этому отрезку. Советские источники заявили, что самолет, находившийся над Камчаткой, летел со скоростью 800 км в час или 432 узла. Самолет на карте Киркпатрик, скорость которого отличалась от указанной, является скорее всего тем самолетом, который засекли над Камчаткой советские радары. Третий участок маршрута, показанного на карте Киркпатрик, также имеет свои проблемы. Пилот, который, как сказали представители Соединенных Штатов, сбил корейский авиалайнер, утверждал впоследствии, что советский наземный контроль потерял радарный контакт как со своим собственным перехватчиком, так и его целью над Сахалином, поэтому карта вновь не верна, поскольку на ней показана сплошная траектория. Более того, принимая во внимание фактор времени и расстояния и очень низкую скорость в 280 узлов, последняя часть пути, показанная на карте к западу от Сахалина, как кажется, не принадлежит самолету, чей курс был проложен через Охотское море.

Русские, японцы и американцы относились к траекториям всех самолетов-нарушителей как к "корейскому самолету". На самом деле то, что они нам показали, является радарными следами нескольких разных самолетов. "Корейский самолет" засеченный советскими радарами над Камчаткой, имел скорость 432 узла, которую он сохранял на всем своем пути к Сахалину. Японский радар (согласно официальной истории), впервые зафиксировал полет "корейского самолета" в 03:12 по токийскому времени недалеко от Сахалина, когда тот летел со скоростью 430 узлов. Но этот самолет не мог быть тем, который советские радары вели от Камчатки. Если он летел со скоростью 432 узла, то он просто не мог прибыть на то место, в котором японский радар увидел "корейский самолет" в 03:12, поскольку не мог бы оказаться там в лучшем случае до 03:35.

Самолет, который японские локаторы наблюдали у берегов Сахалина в 03:12 скорее всего, был тем, который, по словам «Майничи Симбун», появился со стороны Тихого океана, пересекая Курильские острова, и, таким образом, вообще не проходил над Камчаткой. Что касается самолета, который, по данным советского радара пересек Камчатку, и затем Охотское море, то он мог вполне быть целью истребителя B, трасса которого показаа на карте японского оборонного агентства. На этой карте след начинается в 03:32 у Сахалина, затем поворачивает к северу, находясь все еще над международными водами и прекращается в 03:38, в тот момент, когда по японской версии, самолет был уничтожен в 03:39.

Рисунок 4

Рис. 4. Исправленный вариант карты Киркпатрик, иллюстрирующий различные отрезки, из которых была составлена общая траектория.

Согласно японским источникам, самолет, похожий на корейский авиалайнер, сбитый в 03:39, был перехвачен истребителем А. Его траектория начинается в 03:20 и длится до момента гибели самолета в 03:29. Этот "корейский самолет" не появляется на карте Киркпатрик. Он не может быть, по временным и пространственным соображениям, тем самолетом, который советские радары следили от берегов Камчатки. Как мы можем заключить по информации, полученной из других источников, самолет приблизился со стороны Тихого океана, пересек Курилы и появился над Сахалином прежде чем произошло любое из событий, отраженных на карте Киркпатрик.

Карта связывает вместе данные о полете трех различных самолетов. Она игнорирует самолет, уничтоженный по японской версии, которую США хотели предать забвению. Траектория на карте Киркпатрик, начинаясь над Беринговым морем и заканчиваясь в 03:38 к западу от Сахалина и северу от Монерона, показывает что она была сфабрикована для того, чтобы обосновать американскую версию событий на основе реальных данных, относящихся к самолетам, которые не являлись KAL 007. На рис. 4 ошибки карты Киркпатрик исправлены.

Назад Следующая


Реклама

R820t2 sdr.