18 августа 1942 г.

  Главная >> История >> Документы Великой Отечественной >> 18.08.1942

 

Совершенно секретно

КОМАНДИРАМ АВИАЦИОННЫХ ДИВИЗИЙ И АВИАЦИОННЫХ ПОЛКОВ
8-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ

За июль и половину августа месяца в полосе действий 8-й воздушной армии в тактике военно-воздушных сил противника ничего нового не отмечено. По-прежнему в основу тактики воздушного боя истребительной авиации противника положено:

1. Использование внезапности, чаще всего подход на близкое расстояние к нашим истребителям и атака в хвост.

2. Отказ от открытого боя с численно превосходящими силами наших истребителей, а уход в облака или на высоту с целью поджидать удобного момента для внезапной атаки.

3. Ведение боя накоротке, увлекая наших истребителей в облака, где их поджидает другая группа истребителей и внезапно атакует. Увлечение наших истребителей на низкие высоты с тем, чтобы лишить их свободного маневра.

4. Завязывание воздушного боя парой - четверкой самолетов с большой группой и быстрое наращивание сил с целью увеличения своей группы в несколько раз для решительного боя. Это достигается тем, что противник широко использует радио и постоянно поддерживает связь с патрулирующими в разных зонах истребителями и с землей.

5. Ведение борьбы главным образом с нашими штурмовиками и бомбардировщиками. Противник придерживается правильной тактики использования истребителей — не вступать в бой с превосходящими силами при невыгодных условиях. Задача истребителей противника расчистить путь своим бомбардировщикам, прикрыть их от наших истребителей, прикрыть свои войска от штурмовых и бомбардировочных действий нашей авиации. Отсюда и приемы их действия: атаковать наших истребителей неожиданно, обеспечивая внезапность первой атаки, иметь всегда в резерве группу истребителей для борьбы с нашими штурмовиками и бомбардировщиками как главной ударной силой, обеспечивающей успех операции.

6. Нападение на одиночные наши самолеты, оторвавшиеся в результате преждевременного выхода из боя или отставания от группы в результате неисправной материальной части и несвоевременного пристраивания.

7. Отсечение отдельных самолетов или пар с тем, чтобы, добившись численного превосходства, уничтожить их.

8. Использование нашей недисциплинированности и неорганизованности, приводящей к отсутствию взаимодействия и огневой поддержки между самолетами при растянутом строе и большом удалении друг от друга. Для прикрытия сосредоточения и действий своих крупных танковых мотомеханизированных войск противник выделяет большое количество своих истребителей, доходящих иногда до 100 - 200 самолетов. В то же время нередко 2 - 4 истребителя противника охотно завязывают бой с 8 - 9 нашими истребителями, прикрывающими свои наземные войска для того, чтобы сковать и оттянуть наших истребителей с поля боя. Как правило, после завязки боя приходили бомбардировщики противника и, если наши истребители поддавались на уловку противника, безнаказанно бомбили боевые порядки наших войск.

С изменением тактики действия штурмовиков Ил-2, то есть с переходом к полетам на средних высотах, истребители противника стали применять против них атаку снизу.

За последнее время ободренные некоторыми успехами фашистские истребители обнаглели и отдельными парами («охотники») производили налеты на аэродромы и автомобильные колонны в тылу нашего фронта, принося нам иногда значительные потери. Благодаря беспечности со стороны командиров частей и соединений эти «пиратские» налеты были безнаказанны. Действиями больших групп истребителей и бомбардировщиков по нашим аэродромам противник нанес нам значительный ущерб в материальной части.

Боевые порядки истребительной авиации противник строит эшелонирование по высоте и по фронту в 2 - 3 яруса, искусно маскируясь солнцем и облаками.

Большую активность проявляла бомбардировочная авиация противника. Действуя группами 5 - б - 12 - 20 самолетов, она методически бомбардировала наши переправы, мотомеханизированные колонны, железнодорожные станции, населенные пункты, боевые порядки наземных войск и минировала на отдельных участках реку Волгу.

К недостаткам действий авиации 8-й воздушной армии о т н о ш у:

1. Командиры полков и дивизий перед постановкой боевых задач сами предварительно не продумывают решения, а определяют способы выполнения задач непосредственно при постановке их летному составу. При постановке задач командиры полков и ведущие групп не дают ясных и четких указаний о способах действий, не прорабатывают с ведомыми характер наших действий при встрече с истребителями противника на маршруте к цели, при выполнении сопровождаемыми штурмовиками и бомбардировщиками боевой задачи, при встрече с противником на обратном маршруте с меньшими и превосходящим силами противника, а также на случай изменения метеорологических условий.

2. Боевые вылеты организуются плохо: взлет и сбор группы растягивается. Вылеты, как правило, запаздывают. Одновременный взлет звеном, пятеркой и, если позволяет аэродром, то и большим количеством самолетов не во всех частях отработан. После взлета группа не принимает компактного боевого порядка, обеспечивающего гибкий маневр и огневое взаимодействие, уходит с аэродрома растянутым строем, оставляя одиночек. Особенно это относится к бомбардировщикам и штурмовикам, которые не выполняют моих неоднократных приказаний и следуют к цели и обратно растянутым строем, чем затрудняют прикрытие сопровождающим истребителям и несут потери от истребителей противника.

3. Управление в бою группами непосредственного прикрытия, ударной и сковывающей группами, а также группой усиления не было в достаточной степени отработано. Поручалось малоопытным командирам, иногда пилотам, тогда как ведомыми назначались более опытные командиры-летчики. Особенно это было в тех случаях, когда группы истребителей составлялись из нескольких полков. Командиры и военные комиссары дивизий, полков и эскадрилий мало работали над подбором и воспитанием руководителей воздушного боя. Кто должен быть таким руководителем? Это должен быть командир-летчик, участвовавший в многочисленных воздушных боях, показавший высокое мужество, отвагу, уменье сплачивать людей, управлять ими в бою и имеющий на своем счету наибольшее количество сбитых самолетов.

Руководителями воздушного боя, организаторами, вдохновителями беспредельной храбрости должны быть командиры частей и подразделений. В частности, помощники командиров дивизий, командиры полков и эскадрилий должны быть руководителями в воздухе, а не на земле. Если они не являются таковыми, они не могут командовать частями.

4. Истребители, выделенные для прикрытия штурмовиков и бомбардировщиков, не всегда добросовестно выполняли возложенную на них боевую задачу, теряли до подхода к цели, отрывались и предоставляли возможность истребителям противника наносить нам безнаказанно большие потери. Так, например, 27.7.42 г. за один полет мы потеряли 7 самолетов Пе-2, несмотря на то, что была выделена мощная группа истребителей сопровождения. Противник, построив свой боевой порядок из двух групп истребителей, хитрым маневром одной группы оторвал всех наших истребителей от бомбардировщиков, а второй группой уничтожил 7 самолетов Пе-2. 4.8.42 г. 5 Ил-2 226-й штурмовой авиационной дивизии прикрывались 11 Як-1 148-го истребительного авиационного полка 269-й истребительной авиационной дивизии. С боевого задания не вернулся ни один самолет Ил-2. Все Як-1 вернулись на свой аэродром без единой пробоины.

9.8.42 г. 4 Як-1 273-го истребительного авиационного полка под прикрытием 5 Як-1 515-го истребительного авиационного полка и 4 ЛаГГ 440-го истребительного авиационного полка выполняли разведку в районе Калач, Харьков, Добринский. Сопровождавшие истребители потеряли четырех разведчиков Як-1. В результате, вместо выполнения задач по разведке, они вели воздушные бои с истребителями противника. Эти примеры не единичны.

Имели место случаи срыва и невыполнения боевых задач бомбардировщиками по причине несостоявшейся встречи с истребителями сопровождения (235-я истребительная авиационная дивизия — два случая).

5. Наши группы истребителей не всегда эшелонируются по высоте не стремятся в воздушном бою иметь превосходство, сползают вниз, лишают себя свободы маневра, дают возможность Ме-109 использовать свое превосходство на низких высотах.

6. Несмотря на неоднократные мои приказы об отработке пары, сих пор эти приказы не везде выполнены. Как на маршруте, так и в воздушном бою отсутствует согласованность действий ведомого и ведущего, ведомые теряют ведущего, стремятся действовать в одиночку выходят из атаки вниз и прячутся под ведущих, в результате имелось много случаев оставления ведущих одних, а отсюда частые потери кадров и более смелых летчиков. До сих пор еще не установлена строжайшая ответственность ведомого за своего ведущего и наоборот.

7. Не изжита беспечность и преступное ротозейство со стороны отдельных летчиков. Нет внимательного наблюдения за воздухом, особенно со стороны солнца, за облаками и в задней полусфере, что летчики противника используют и внезапно уничтожают наши самолеты.

8. Немецкие истребители зачастую имели успех потому, что на истребители еще до встречи, как правило, становились в замкнутый круг. При этом растягивались, теряли инициативу и не вели активного воздушного боя.

9. Летчики-истребители не обучены взаимодействию с зенитной артиллерией и зенитными пулеметами наземных войск, не умеют пользоваться в критические минуты их поддержкой, боятся идти на разрывы зенитных снарядов и воспользоваться ими как средством наведения, знают того, что при атаках наших истребителей зенитная артиллерия прекращает свой огонь и передает инициативу истребительной авиации.

10. Слабая огневая подготовка, особенно молодых летчиков. Воздушный бой слагается из огня и маневра. Если в области маневр; тактики действия мы имеем кое-какие успехи и работаем над их усовершенствованием, то вопросу обучения меткому ведению огня мы до сих пор не уделяем внимания и вследствие этого снижаем эффективность действия нашей авиации в целом. Если бы наш летный состав в совершенстве овладел метким прицельным огнем, мы бы наносили противнику значительно больше потерь, чем наносим сейчас, и значительно уменьшили бы свои потери. К сожалению, до сих пор многие командиры авиационных частей и соединений этого не хотят понять. Не предприняли никаких мер, не сделав ни одного шага для решения этой задачи, они считают, что в боевых условиях обучать летный состав меткой стрельбе невозможно. Своими пустыми и вредными разговорами эти командиры не только самоустраняются от огневой подготовки, но и расхолаживают своих подчиненных. В хвосте этих разговоров плетутся, и многие политические работники.

11. Бомбардировщики и штурмовики не обучены ведению активно-оборонительного воздушного боя, растягиваются на маршруте, оставляют в районе цели свои отдельные самолеты. Как правило, по этим причина они несут большие потери. Бомбовая нагрузка бомбардировщиков недостаточная, особенно для самолетов Пе-2 (600 кг). Меткость бомбометания и стрельбы все еще слабая. Не введена суровая ответственность за плохое бомбометание и стрельбу. Этим вопросам не уделяется должного внимания, отсутствует требовательность со стороны командиров полков и дивизий.

12. Плохо организуется наблюдение за результатами действия. После посадки, как правило, нельзя получить ясного ответа — как выполнена задача, где упали бомбы, какое нанесено противнику поражение, как противодействовал противник. Упускается из виду закон, что все роды авиации обязаны вести разведку, фиксировать и доносить командованию все сведения о противнике.

13. Благодаря недосмотру, неорганизованности и халатности со стороны командиров, летного и технического состава, большое количество наших самолетов погублено на аэродромах. Нельзя не считать преступлением, если летчик, выполнивший боевое задание, совершив благополучную посадку, заруливает в канаву и ломает машину, в то время как на аэродроме бездельничают иногда десятки командиров и лиц технического состава, в обязанности которых входит встречать и сопровождать самолеты, зарывать канавы и выбоины и предотвращать какие бы то ни было происшествия. Ломают и бьют самолеты на взлетах и посадке.

Так, например, 19.7.42 г. в 183-м истребительном авиационном полку поломаны 3 самолета Як-1. В том же полку два опытных летчика-командира посадили самолеты, забыв выпустить шасси. Хотя 183-й истребительный авиационный полк в настоящее время стал образцовым полком, но вписал в свою историю безобразные факты выхода из строя 5 самолетов. Подобные и еще более безобразные факты имеются почти во всех частях.

14. Слабая работа тыла: неподготовленность аэродромов, несвоевременность подвоза горючего и боеприпасов, неорганизованность питания летного, технического и рядового состава приводили к срыву боевых действий частей.

Все перечисленные выше недостатки в большинстве своем являются результатом плохой организации боевой деятельности частей и соединений со стороны их командиров, военных комиссаров и штабов. Все еще много косности, неповоротливости, бездеятельности, преступной халатности. Многие командиры и военные комиссары ставят себя в положение немощных людей и пытаются оправдать имеющиеся недостатки. Они считают, что кто-то приедет свыше и сделает за них работу, устранит все неполадки, забывая то, что они являются большими людьми, ответственными за всю деятельность подчиненных и состояние материальной части.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Командирам дивизий и полков до постановки задачи летному составу тщательно прорабатывать самим с тем, чтобы передать ее летному составу в виде устного или письменного приказа.

2. Для согласования боевых действий и боевого порядка при атаке цели командирам штурмовых и бомбардировочных дивизий заблаговременно высылать своего представителя к командиру истребительной дивизии или полка, который будет прикрывать бомбардировщиков или штурмовиков. При базировании на одном аэродроме постановку задач производить в присутствии истребителей.

3. Перед полетом, еще до сигнала «воздух», каждой группе штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей тщательно согласовывать порядок полета и выполнение задачи — штурмовка, бомбардирование и прикрытие. Расстановку летчиков в строю производить с учетом их боевых качеств и качеств самолетов. При построении боевых порядков особое внимание обратить на подбор и расстановку взаимодействующих в бою пар, потребовать взаимной выручки, не щадя жизни за жизнь товарища, и ответственности как ведомого за ведущего, так и ведущего за своего ведомого. Особое значение имеет подбор ведущих и их заместителей.

4. Запретить уход от аэродрома к цели неполностью собранной группой. Уход от аэродрома группы должен производиться по установленному командиром сигналу. В тех случаях, когда время не позволяет произвести полный сбор группы «на кругу», допускать сбор на пути к цели, при этом ведущий должен лететь на уменьшенной скорости.

5. Боевой порядок строить из пар, рассредоточенных по высот с обеспечением удобного наблюдения друг за другом. На всех самолете имеющих радио, непрерывно поддерживать связь и управлять групп: как на маршруте, так и в бою. Боевой порядок истребителей должен соответствовать выполняемой задаче, но обязательно быть подвижны и маневренным. При вылете большой группы истребителей ведущим назначать ответственного командира, но не ниже командира истребительного авиационного полка, которому и поручить командование всем группами.

6. Организовать и требовать от всего состава самого неослабно: наблюдения за солнцем и облаками от момента выгуливания до момента посадки. Исключить разговоры: «не видел», «не знаю». Считать несвоевременное обнаружение противника в воздухе равносильным сну на боевом посту, в результате чего может быть погублена целая част соединение и сорвана боевая операция.

7. Организовать прикрытие своего аэродрома во время взлета посадки.

8. Ведущими групп назначать наиболее смелых, решительных и подготовленных командиров.

9. Отработать самые простые и легко запоминаемые группой сигналы в бою, вызов помощи, наведение на противника и т. д., используя радио и эволюции самолетов.

10. Использовать тактику немецко-фашистской авиации, научить свой летный состав скрытному подходу к противнику и нанесению ем неожиданного удара.

11. Принять все меры, чтобы выбить козырь из рук фашистски летчиков-истребителей — использование вертикального маневра. Это можно достигнуть путем построения боевого порядка, рассредоточения пар или групп самолетов по высоте. Ведя воздушный бой, ни в коем случае нельзя допускать потерь высоты, где Ме-109 имеют преимущество, а наоборот, увлекать их на высоту. Особенно это важно для самолетов ЛаГГ-3, которым необходимо стремиться вести бой на высотах не ниже 1500 - 2000 м. Для того чтобы не терять высот и не срываться на боевых разворотах в штопор, не допускать переворотов, перетягивания ручки и кренов более 30°. Необходимо объяснить летному составу, что потеря высоты в воздушном бою является поражением. Для парирования вертикального маневра Ме-109 пара или две пары истребителей, в зависимости от состава группы, должны быть выше основных сил на 600 - 700 м. При выходе Ме-109 из боя или при занятии им более выгодной позиции путем подъема на высоту «свечой» верхние пары стремительно атакуют и расстреливают его на восходящей траектории.

Все чаще и чаще лобовые атаки становятся гибелью для Ме-109. Поэтому, если противник атакует, следует немедленно перейти на встречные курсы и атаковать в лоб. При этом следует всегда сохранять за собой инициативу боя и держаться по возможности группой. Если немецко-фашистские истребители или бомбардировщики становятся в круг, следует последовательными атаками со стороны разбить его или стать самим в обратный круг с тем, чтобы уничтожить их лобовыми атаками.

12. Всегда брать инициативу боя и первыми резко и внезапно переходить в атаку. Не допускать шаблонной «карусели», прочно вкоренившейся в нашу практику, а смело и решительно атаковать, разбивать строй противника и уничтожать его одиночные самолеты. Только в тех случаях, когда бой ведется над территорией, занятой противником, и на его стороне будет значительно больший численный перевес, допускать переход к обороне, став в замкнутый круг. Во всех остальных случаях цепочкой и парами смело и решительно переходить в атаку и беспощадно уничтожать фашистских стервятников, ни в коем случае не допуская отрыва.

Выход из боя ни в коем случае не производить по прямой, а с маневром по горизонтали. Не допускать того, чтобы одиночные самолеты становились в «карусель», так как всегда можно ожидать неожиданного удара в хвост.

13. При сопровождении бомбардировщиков боевой порядок строится в зависимости от количества бомбардировщиков и сопровождающих истребителей. Вполне оправдал себя опыт прикрытия тремя ярусами. Первый ярус — группа непосредственного прикрытия, второй ярус — группа усиления, следующая на 400 - 600 м над бомбардировщиками или группой непосредственного прикрытия, и третий ярус — ударная группа, следующая с превышением на 800 - 1200 м над группой непосредственного прикрытия. При завязке боя группа усиления всегда может оказать поддержку как группе непосредственного прикрытия, так и ударной группе.

Если известно, что в районе цели патрулируют истребители противника, а также в том случае, когда имеется большое количество истребителей сопровождения, разрешается строить прикрытие из трех групп — группы непосредственного сопровождения, ударной и сковывающей групп. Сковывающая группа следует впереди на 10 - 15 км и завязывает оборонительный бой, оттягивая истребительную авиацию противника в сторону с тем, чтобы очистить цель от его истребителей и дать возможность беспрепятственно выполнить задачу своим бомбардировщикам. Ни в коем случае не допускать оставления бомбардировщиков и штурмовиков без прикрытия, вести бой до последней капли крови, но не дать противнику уничтожить ни одного самолета штурмовика или бомбардировщика. Командиры истребительных частей и соединений, а также ведущие групп истребителей, каждый летчик-истребитель несет строжайшую ответственность за каждого сбитого штурмовика или бомбардировщика.

14. Установить строжайшую ответственность истребителей за охраняемый объект. Командиров групп истребителей, прикрывающих поле боя, переправу, пункт сосредоточения и т. п., допустивших противника безнаказанно бомбить или штурмовать охраняемый объект, немедленно отдавать под суд.

Прикрывая район действия наших наземных войск и другие объекты, строить боевые порядки групп или групп истребителей эшелонирование по высоте в 2 - 3 яруса, обеспечивая взаимную видимость. При встрече с истребителями противника не вступать одновременно всем в бой с тем, чтобы при появлении бомбардировщиков не дать им выполнить свою задачу, а уничтожать до подхода к охраняемому объекту. Самолеты, скованные воздушным боем с истребителями противника, должны при всякой к тому возможности резким маневром выйти из боя и атаковать бомбардировщиков.

15. К 1.9.42 г. ликвидировать стрелковую немощь, прекратить пустые разговоры о невозможности обучения ведению меткого огня в боевых условиях. Издавая приказ № 130, Народный Комиссар Обороны требовал в любых условиях овладеть метким огнем, ибо от этого зависит победа над противником. Не выполняя этого приказа и приказа № 039, мы делаем преступление. Поэтому за состояние огневой подготовки буду строго взыскивать непосредственно с командиров и военных комиссаров частей, отвечающих за боевую подготовку своего личного состава.

16. Резко повысить меткость бомбометания. Пора покончить с позорящими нашу авиацию беспорядочным сбрасыванием бомб и бесцельной тратой боеприпасов. Командирам авиационных дивизий и начальнику разведывательного отдела штаба 8-й воздушной армии организовать контроль поражения целей.

Добиться действительного огня своего оружия. Открывать огонь всегда с близких дистанций. Если противник не видит, летчик не должен стрелять по нему издалека, а подойти на близкое расстояние и расстрелять его в упор первой же очередью. Истребители, атакующие бомбардировщиков, не должны заканчивать стрельбу на дистанции 300 - 400 м и тем самым подвергать себя огню стрелков противника. Каждый летчик должен помнить, раз он уже вышел на дистанцию действительного огня, то необходимо во что бы то ни стало в упор расстрелять противника. Тщательно продумывать выбор средств для наиболее эффективного поражения целей (калибр бомб, специальных пуль и снарядов, зажигательные средства), соответственно с поставленной задачей.

17. От всех командиров и летчиков-истребителей требую неуклонного выполнения приказа Народного Комиссара Обороны № 0489 — о действиях наших истребителей в первую очередь по бомбардировщикам противника.

18. Всему летному составу изучить аэродромную сеть. При постановке задач командирам полков указывать, где можно произвести посадку и дозарядку для перелета к себе на аэродром.

19. Исключить поломки и порчу самолетов на аэродромах. О каждой поломке или аварии на аэродроме немедленно докладывать мне для назначения следствия.

20. Моему помощнику по тылу:

а) Немедленно наладить бесперебойное питание летного состава, выделив для этого самые лучшие продукты, которые мы только имеем. Разнообразить блюда, подвозить пищу к самолетам и кормить летный состав в перерывах между полетами, обеспечить хорошей питьевой, а если возможно, газированной и минеральными водами, создать для летчиков отдельные столовые, выделить лучший обслуживающий персонал, открыть буфеты.

б) Обеспечить летный состав местами для отдыха, для занятий и проработки заданий.

в) Специально выделить автомашину для подвоза летчиков к самолетам и доставки их на командный пункт после выполнения боевых задач. Машину передавать в распоряжение командиров ведущих групп

21. Флагманскому врачу проверить выполнение пункта 20 данных указаний. Принять все меры к охране здоровья и восстановлению сил летного состава. Каждый нечетный день в 20.00 докладывать мне, где и как поставлено питание и отдых летного состава.

22. Командирам и военным комиссарам дивизий и полков, предъявляя жесткую требовательность к летному составу, повышая дисциплину в то же самое время потребовать от всего технического и командного состава частей и соединений окружить летный состав всяческими заботами, чтобы каждый воздушный боец думал только над тем, как уничтожить больше войск и техники противника с наименьшими потерями наших сил и самолетов.

23. Исключить практику вмешательства отдельных должностных лиц в отдаваемые командирами распоряжения и прекратить обсуждение этих распоряжений. От командиров всех степеней требуют проявления твердой воли, непреклонной решимости и смелой инициативы. Ответственность за выполнение настоящих указаний возлагаю на командиров и военных комиссаров дивизий.

Начальнику штаба воздушной армии полковнику Селезневу организовать контроль выполнения настоящих указаний. План контроля представить мне к 23.00 18.8.42 г.

Указания довести до сведения всего летного и технического состава авиационных полков.

 

Начальник штаба 8-й воздушной армии
полковник СЕЛЕЗНЕВ

18.8.1942 г.

№ 00295

 

Назад Вверх Следующая

 

 

Реклама

Panasonic kx mb1500.