История двух экипажей

Главная >> История >> История двух экипажей >> 8

 

 

Разговор с Сергеем Михайловичем Федяковым был тяжелее из-за его плохого самочувствия, но запоминающимся. Сергей Михайлович родился в 1920 году и закончил Энгельсскую военную авиационную школу пилотов в 1941 году. Звание Героя Советского Союза присвоено в августе 1944 года. В состав 872-го штурмового авиаполка попал в декабре 1942 года, и он был свидетелем интересующих нас событий.


Герой Советского Союза С.М. Федяков вернулся после 150-го боевого вылета, 1944 год

В разговоре он сразу назвал имя Максимова – Гурий и рассказал, о том, что после возвращения истребителей прикрытия и сообщения ими о совершенном таране в штабе полка долго спорили, кто же из летчиков совершил подвиг. По словам Сергея Михайловича, решение было принято следующим образом: командир полка, вместе с замполитом и начальником штаба закрывшись в кабинете, приняли «командирское» решение: самолет на склад боеприпасов направил летчик их родного полка - Гурий Максимов. Вот так в оперативной сводке полка, а далее в документах дивизии, а затем и армии появились записи о таране одного и о не возвращении второго самолета. И это объясняется очень простым и банальным обстоятельством. Дело в том, что Иван Ляпин был летчиком-инструктором из состава запасного авиаполка, он прибыл в 872-й штурмовой авиаполк на войсковую стажировку, и совершал свой последний боевой вылет за время командировки – на следующее утро он должен был убыть в ЗАП, а летчик Гурий Максимов был пилотом штатного состава полка. Поэтому, когда встал вопрос, о том, что кто-то из двух пилотов совершил огненных таран, предпочтение было отдано именно летчику родного полка!

Ох, как превратна матушка-судьба. Судьбы и жизни одних людей, неразрывно связаны с судьбами и жизнями других. Все в жизни взаимосвязано, ведь поступки и решения одних влияют на других. Конечно же, и Гурий Николаевич Максимов был достоин высокой награды, даже, несмотря на то, что огненный таран совершил не он. Каким он был, Гурий Максимов, смогли рассказать нам его родственники и земляки.


мать Г.Н. Максимова – Нина Николаевна, отец Г.Н. Максимова – Николай Вастльевич, 1913 год

Гурий Максимов родился в 1922 году во Владимире. Его мать Нина Николаевна была дамской портнихой, умерла в 1942 году. Отец Николай Васильевич работал бухгалтером в банке. В семье было четверо детей: Галина (1917 г.р.), Капитолина (1919 г.р.), Гурий (1922 г.р.), Эдуард (1936 г.р.). Гурий учился в железнодорожной школе, был пионером железнодорожного отряда, ходил в авиамодельный кружок. После восьмого класса Гурий работал токарем в цехе  5 завода "Автоприбор", совмещал работу на заводе с учебой во Владимирском аэроклубе. С 1939 по 1941 год Максимов  - курсант Балашовского военно-авиационного училища. Из разговоров с родственниками Гурия Николаевича выяснилась интересная деталь, дело в том, что его отец до 1917 года был регентом Храма Святых жен мироносиц во Владимире. Поэтому когда стал решаться вопрос о захоронении останков Гурия Николаевича Максимова на Родине в городе Владимире с помощью епархии было принято решение провести прощальную панихиду на закрытом с 1956 года Князь-Владимирском кладбище.

Сам факт свершения героического подвига широко пропагандировался в годы Великой Отечественной войны и послужил огромным материалом для воспитательной патриотической работы в послевоенное время. Так кроме уже указанных выше газетных публикаций, еще в 1943 году во Владимирской газете «Призыв» была опубликована статья «Герои не умирают, а живут в народе вечно. Смерть на посту – не гибель, а бессмертие». Мне хочется привести полный текст этот статьи, так как в ней характерно прослеживается стиль и дух той эпохи:


газета «Призыв», 1943 год

«...Из среды владимирского комсомола вышла целая плеяда героев Великой Отечественной войны, имена которых останутся в летописях борьбы советского народа, поступкам которых будут подражать, на примерах которых будут учиться миллионы юношей и девушек.

Во всей своей могучей духовной красоте встает перед нами героический образ комсомольца-владимирца Гурия Максимова – мужественного и бесстрашного защитника Родины, павшего смертью отважных в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Гурий Максимов, окончив неполную среднюю школу, ушел работать на «Автоприбор», а отсюда его потянуло на аэродром, к крылатым машинам.

Полтора года неутомимый юноша разделял время между заводом и аэроклубом. Он работал и настойчиво учился летному делу. И то, и другое делал хорошо. Гурий принадлежал к тем людям, которые внешне ничем не выделяются, но пускают корни в жизнь глубоко и растут спокойно и уверенно.

С аттестатом отличника Гурий Максимов в 1939 году поступает учиться в военно-летную школу.

Война с немецко-фашистскими убийцами застает его мастером летного дела. Позднее он – один из лучших штурмовиков ленинградской авиации. В воздушных боях он проявлял величайшую смелость, находчивость, презирая смерть. Настойчивость и упорство, железная воля и исключительное хладнокровие – черты его характера.

Неукротимость летчика, его чкаловский характер наводили на врагов смертельный страх. Он обладал не только мастерством, но и огромной внутренней убежденностью.

Родина, свобода и жизнь – вот источник его силы и невиданного героизма.

…Боевой день подходил к концу. Младший лейтенант Максимов получил приказ вылететь на бомбардировку колонны вражеских войск, двигавшейся к линии фронта. В воздух поднялась грозная машина. Цель настигнута. Максимов начал расстреливать фашистов пушечно-пулеметным огнем. Вражеские зенитки открыли перекрестный огонь по советскому самолету. Снаряд фашистского орудия разорвался рядом с кабиной. Выход остался один – выброситься с парашютом. Но стойкий сокол принял решение: он направил горящий самолет на склады противника. Гигантский столб дыма и огонь поднялся на месте гибели отважного летчика.

Великим подвигом во имя Родины закончил он свою короткую, но славную жизнь молодой большевик Гурий Максимов. За самоотверженное выполнение боевого задания и героизм тов. Максимов посмертно награжден орденом Красного Знамени.

***

Своё детство и юность Гурий Максимов провел в родной семье. Его мать, Нина Николаевна, человек большой культуры, была для детей не только матерью, но и другом. Кто знает юного Гурия, тот помнит этого культурного мальчика, увлекающегося музыкой и спортом. Хорошим примерам он учился не только у матери, но и у своей сестры Галины.

Галина Николаевна Моторина – старый комсомольский работник. Много работала она по созданию и укреплению пионерской организации в нашем городе. После смерти матери и гибели брата Галина Николаевна взяла на воспитание семилетнего брата Эдика. Имеет трехлетнюю дочурку Нину. Муж на фронте.

Горячо любил Гурий и свою младшую сестру Капитолину. Эта замечательная женщина мужественно пережила суровые испытания войны. Проводив мужа на фронт, она осталась одна с дочкой. Она честно работала и жила. Её муж Голубев Николай вернулся недавно с фронта. Он сказал, что Капитолина Николаевна создала крепкую, дружную семью.

Родные героя отечественной войны Гурия Максимова достойны своего брата.

А. Конькова...»

Как Вы понимаете, эти материалы служили основой для других публикаций о Гурии Максимове, в том числе и на подготовленную в 1973 году статью В. Елагиным, которую мы приводили выше. Последователями этой работы уже в 2000 году стали воспитанники музея Дворца детского (юношеского) творчества города Владимира, которые встречались с сестрами Гурия Николаевича Максимова и на основе этих встреч подготовили реферат «Имя и подвиг» с которым выступали в музее на Поклонной Горе в городе Москве. А в годы войны политработники 14-й Воздушной армии и Волховского фронта популяризировали подвиги летчиков авиасоединений армии. Как говорится в научной работе Института военной истории Министерства Обороны СССР «На Волховском фронте 1941-1944 гг.»: «...В 283-м истребительном авиаполку после проведения митинга пять летчиков, подали заявления с просьбой принять их в партию. Лейтенант В.Д. Коняхин в своем заявлении писал: «...Только партия большевиков могла воспитать таких бесстрашных героев, какими являлись коммунист Трубицын и комсомолец Максимов, которые беззаветно любили свою Родину. Я горжусь тем, что защищаю свою любимую Родину здесь, под великим городом Ленина. В бой с ненавистным врагом хочу идти коммунистом. Клянусь, что это высокое звание оправдаю с честью, а если для победы потребуется моя жизнь, то отдам ее, как Трубицын и Максимов...».

(Сноска по Трубицына и Коняхина)
- Трубицын Иван Иосифович, гвардии майор командир АЭ 4-го гвардейского бомбардировочного авиаполка. Самолет Пе-2 гвардии майора Трубицына был сбит в воздушном бою 24 февраля 1943 года, летчик выпрыгнул с парашютом, но разбился, захоронен в дер. Сарожа Тихвинского района Ленинградской области.
- Коняхин Василий Дмитриевич, старший лейтенант 287-го истребительного авиаполка. На фронте с июля 1943 года. За годы войны совершил 227 боевых вылетов, провел 28 воздушных боев, в которых лично сбит 17 и 2 в группе с другими летчиками, самолетов противника. 18 августа 1945 года присвоено звание Герой Советского Союза.

Конечно, нельзя переоценить, проводимую пропаганду в годы войны. На примерах стойкости и мужества выросло не одно поколение нашей молодежи. Такая работа действительно была нужна в страшное время войны. И примером такого отношения к памяти погибших товарищей может служить письмо одного из однополчан Гурия Максимова. К сожалению, письмо, которое хранится в семье погибшего летчика, подписано только именем автора и мы не знаем его фамилии. Намного проще и человечнее кажутся эти слова, адресованные сестре Гурия Максимова – Капитолине Николаевне Голубевой: «...21 августа 1943 года. Здравствуйте Капа!!! Много потерял я друзей, много гибли у меня на глазах. Но эта потеря для меня очень ощутительна. Нет больше Гурки, с которым вместе скитались, спали под одним одеялом, вместе делили горе и радость, с которым строили планы, замечательной будущей жизни. И как больно думать, что его нет. Никак моя душа не может поверить, что его уже нет. Но, увы это так. О сколько ненависти у меня против этих ублюдков, которые оборвали его жизнь. С каким наслаждением я смотрю, когда подомной рвется удачно сброшенная бомба, поднимая все в воздух, возвращая этих гадин на землю в разобранном виде. От всей души Капа вместе с Вами скорблю о потере вашего любимого брата и моего лучшего друга. Я понимаю Капа это тяжелая утрата для Вас. Я мщу за него, не одна еще тонна бомб будет брошена на головы так называемых гансов и фрицев. Гурка жив в наших сердцах, и помрет только вместе с Нами. Будем Капа помнить о нем, пускай в каждом нашем движении он будет присутствовать вместе с нами. Исполняю Вашу просьбу. Посылаю вырезку из газеты «Сталинский сокол». Пишите. С приветом, Владимир...».


Письма сослуживца

Гораздо официальнее было письмо от командира 872-го штурмового авиаполка подполковника Н. Кузнецова:


Командир 872 ШАП, подполковник Н.Кузнецов

«...Капитолине Николаевне Голубевой. На Ваше письмо по поводу запроса о брате Максимове Гурии Николаевиче сообщаю следующие: 27 июля с.г. при выполнении боевого задания погиб смертью храбрых в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Верный сын Родины, Ваш брат Гурий проявив исключительную храбрость и героизм во имя нашей Родины и народа. Не желая сдаться озверелому и ненавистному врагу, не щадя своей жизни, с целью нанести огромного ущерба противнику, он пожертвовал собой. Товарищ Максимов был и остается образцом преданности, мужества и геройства для всего личного состава части, его подвигом восхищаются воины не только нашей части, но и фронта о чем Вы можете убедиться в прилагаемой вырезке из газеты. За проявленную храбрость при исполнении служебных обязанностей младший лейтенант Максимов Гурий Николаевич посмертно награжден орденом «Красное знамя». Командир войсковой части 42180, подполковник Кузнецов. 21 августа 1943 года...».


Письмо командира 872 ШАП подполковника Кузнецова

Обсудить на форуме

© Илья Прокофьев 2009

Дата публикации: 22.08.2010
Автор: Илья Прокофьев

Назад Главная Вверх Следующая

Реклама