Воздушный парад 1961

Главная >> История >> Воздушный парад 1961 г.

 

 

Сергей Исаев
Геннадий Кузнецов

Воздушный парад в Тушино 1961 года
и летчики Кубинки

(отрывок из готовящейся книги об истории 234-го гвардейского
Проскуровского истребительного авиаполка)

Традиция проведения воздушных парадов в небе Москвы зародилась в конце 1920-х годов. А в 1930-е годы воздушные праздники, проводимые над Тушинском аэродромом, стали поистине народными и собирали сотни тысяч зрителей…

После Великой Отечественной войны сложилась практика проведения ежегодно трех воздушных парадов в небе Москвы: 1 мая – над Красной площадью, в День Воздушного флота, который, как правило, отмечался в один из выходных дней в июле или августе, – в Тушино и 7 ноября – вновь над Красной площадью. Чаще всего погодные условия благоприятствовали проведению парада 1 мая и в День Воздушного флота, а из-за плохих метеоусловий воздушные парады 7 ноября удавалось проводить далеко не каждый год...

1956 год оказался последним, когда над Москвой были проведены 3 воздушных парада (1 мая, в июле и 7 ноября). В 1957-1960-х годах воздушные парады не проводились. Руководство СССР в лице Н.С. Хрущева пришло к выводу, что ракеты должны заменить военно-воздушные силы, которые были значительно сокращены, а многие современные по тем временам самолеты были отправлены в металлом.

«Пятерка» МиГ-17 полковника Мантурова из состава
234-го истребительного авиационного полка в воздухе. Конец 1950-х гг.
Архив М. Пикельного

Однако в 1961 году политическое руководство страны приняло решение провести воздушный парад в День Воздушного флота. Скорее всего, это решение было обусловлено желанием продемонстрировать «империалистам всех мастей» не ослабевшую мощь советских ВВС, а простым советским людям тот факт, что, несмотря на сокращения и увлечение ракетами, наша военная авиация не просто «держит порох сухим», но и оснащается самой современной авиационной техникой.

Во второй половине 1940-х – в 1950-х годах истребительную авиацию на воздушных парадах представляли полки 324-й Свирской, а после ее направления в 1950 году на Корейский полуостров, вновь сформированной 9-й истребительной авиационной дивизии, базировавшиеся в подмосковной Кубинке. В конце 1950 года состав 9 иад стабилизировался и оставался неизменным до 1989 года: 32-й гвардейский, 234-й и 274-й (с 1960 г. – 274 апиб) истребительные полки.

Летчики пилотажной «пятерки» на МиГ-17, слева направо:
Николаев П.Ф., Герасимов М. П., Мантуров П. Ф., Тархов О.И., Костяев Е. Ф. Начало 1960-х гг.
Архив М. Пикельного

Авиаполки Кубинки, участвуя в парадах начала-середины 1950-х годов, имели свою специализацию: летный состав 234-го «пилотажного» полка во время парадов демонстрировал филигранный индивидуальный, парный и групповой высший пилотаж, а также эскортировал флагманские самолеты, открывавшие парады. Летчики 32 гиап и 274 иап, как правило, осуществляли пролет в полковых колоннах «троек» или «пятерок», демонстрируя высокую летную выучку строевых летчиков.

В 1961 году 234 иап командовал полковник Мантуров Паисий Федорович

В 1961 году 32 гиап командовал подполковник (в то время) Шибанов Николай Васильевич

К середине 1961 года «пилотажный» 234-й авиаполк продолжал летать на самолетах МиГ-17 и МиГ-19, 32-й гвардейский полк первым в советских ВВС освоил самолеты МиГ-21Ф-13, а 274-й авиационный полк, ставший к тому времени полком истребителей-бомбардировщиков, переучился на сверхзвуковой Су-7Б.

9 июля 1961 года в Тушино состоялся грандиозный воздушный парад, который длился почти 2 часа. Главный руководитель парада – Главный маршал авиации Вершинин К.А., командующий парадом – маршал авиации Руденко С.И.

Проведению парада, как всегда, предшествовала серьезная предварительная подготовка на земле и в воздухе. Так, например, летчики 234 иап во время подготовки и проведения воздушного парада произвели 827 самолетовылетов с налетом 452 часа. Всего для участия в параде привлекалось 34 летчика «пилотажного» полка.

Построение личного состава 234 иап накануне парада в Тушино. На заднем плане хорошо видны покрашенные (красный верх – синий низ) специально для парада МиГ-19 «ромба» подполковника Фокина.
Кубинка, начало июля 1961 г. Архив М. Пикельного

Во время подготовки к параду не обошлось без трагического летного происшествия. 27 июня во время репетиции над летным полем Тушино произошла катастрофа, в результате которой погиб летчик 234 иап левый ведомый «ромба» на МиГ-19 майор Фитин Юрий Васильевич. Его самолет неожиданно вошел в штопор и упал, не взорвавшись. В это время на подходе к пилотажной зоне находилась другая группа «пилотажного» полка – «пятерка» МиГ-17 . По свидетельству П.Ф. Николаева, одного из летчиков этой группы, ведущий «пятерки» командир 234 иап полковник П.Ф. Мантуров запросил у руководителя полетов команду о дальнейших действиях и, получив подтверждение продолжить, несмотря на катастрофу, выполнение задания, отработал пилотаж «пятеркой» согласно программе.

Состав парадных пилотажных расчетов 234-го истребительного полка во время парада 9 июля 1961 года был следующим. Одиночный пилотаж на МиГ-19С с бортовым номером «42» демонстрировал майор Швецов Виктор Николаевич. «Ромб» на МиГ-19С: ведущий – зам. командира 234 иап подполковник Фокин Валентин Михайлович, ведомые – летчики Гаврилов Анатолий Иванович, Кисаев Николай Александрович и Медведев Виктор Иванович. «Пятерка» на МиГ-17: ведущий – полковник Мантуров Паисий Филиппович, ведомые – летчики Костяев Евгений Федорович, Тархов Олег Иванович, Герасимов Михаил Петрович и Николаев Павел Федорович.

Все самолеты 234 иап, участвовавшие в параде, были окрашены по специальной схеме: красно-оранжевый верх и темно-голубой низ. Кадры кинохроники, запечатлели бортовые номера МиГ-19 «ромба» Фокина: «40», «38», «44» и «45». МиГ-19 «одиночника» Швецова, все МиГ-17 «пятерки» и самолеты МиГ-19 ведомых в «ромбе» были оснащены специальными дымовыми трассерами, которые помогли сделать и без того безупречный и красивый пилотаж еще более зрелищным.

Первыми в день парада с взлетно-посадочной полосы аэродрома Кубинка в небо ушли группы «пилотажников» 234 иап, а затем звенья 274 апиб на Су-7Б и 32 гиап на МиГ-21Ф-13.

Парад состоял из двух отделений: гражданского и военного. Гражданское отделение парада открыли летчики ДОСААФ на учебных самолетах Як-18, затем свое мастерство продемонстрировали вертолетчики на Ми-1 и Ми-4, спортсмены-мастера высшего пилотажа на спортивных поршневых Як-18п и на реактивных Як-30. Вслед за летчиками ДОСААФ над зеленым летным полем Тушино прошли самолеты «Аэрофлота»: флагман Ту-114 возглавил тройки пассажирских Ту-124, Ту-104, Ил-18, Ан-10А и Ан-24. Вертолетная «страничка» парада была представлена новыми тяжелым транспортным вертолетом Ми-10К, средним транспортным вертолетом Ми-8, противолодочным вертолетом Ка-25 и экспериментальным винтокрылом Ка-22. Затем на поле аэродрома 15 военно-транспортных Ан-12 произвели выброску нескольких воздушно-десантных батальонов, а группа тяжелых транспортных вертолетов Ми-6 доставила в Тушино посадочным методом самоходно-артиллерийские установки АСУ-57 и (макеты-?) ракет на транспортных тележках.

Военное отделение парада, которым руководил командующий ВВС МВО генерал-лейтенант Горбатюк Е.М., открыл летчик 234 иап майор Швецов В.Н., выполнивший филигранный индивидуальный пилотаж на МиГ-19С. Красный самолет майора Швецова в воздухе сменила тройка новейших Су-7Б под управлением летчиков 274 апиб, ведущий майор Барычев Г.В., которая после прохода выполнила энергичную горку. За Су-7Б последовала тройка новейших МиГ-21Ф-13, ведущий зам. командира 32 гиап подполковник Перовский С.М., которая выполнила эффектный роспуск над летным полем Тушино. Следует отметить, что летчики Кубинки впервые продемонстрировали широкой публике и иностранным наблюдателям новейшие носители ядерного оружия истребители-бомбардировщики Су-7Б и сверхзвуковые истребители-перехватчики МиГ-21Ф-13.

Одиночный высший пилотаж на МиГ-19 с дымовыми трассерами выполнил майор Швецов В.Н.
Кадры из кинофильма «Могучие крылья»

Виктор Николаевич Швецов в кабине своего самолета

Затем в воздухе появилась четверка красных МиГ-19С в строю «ромб», ведущий подполковник Фокин В.М., и выполнила отточенный групповой высший пилотаж. «Подготовка к параду, – рассказывал корреспонденту газеты «Красная Звезда» (номер от 11.07.1961 г.) подполковник Фокин, – не основное в нашей службе. «Ромб» идет, как говорится, сверх программы летной подготовки. Ведь каждый из нас, прежде всего – воздушный боец. А это обязывает быть всегда начеку: уметь с первой атаки поражать воздушные цели, выполнять боевые задания в любой обстановке. Наши летчики надежно охраняют родное небо».

«Ромб» Фокина в небе над Тушино сменила «пятерка» полковника Мантурова П.Ф., выполнившая безупречный групповой высший пилотаж, глядя на который казалось, что в воздухе не 5 самолетов, управляемых 5 летчиками, а один большой самолет, который вел один летчик.

МиГ-19С 234 иап в строю «ромб» во время парада в Тушино.

Ведущий «ромба» подполковник Фокин В.М. в кабине своего самолета.
Кадры из кинофильма «Могучие крылья»

После «пилотажников» 234 иап в небе над Тушино появился стратегический бомбардировщик Ту-95 в сопровождении почетного эскорта истребителей МиГ-17 – пара истребителей слева и справа, а за килем «бомбера» – тройка МиГ-17. Это эскорт подчеркивал размеры «стратега». Затем прошли колоннами троек бомбардировщики Ту-95 и Ту-16 с крылатыми ракетами под фюзеляжем, которые сменило звено реактивных противолодочных самолетов Бе-10. Прошли колонны троек сверхзвуковых бомбардировщиков Ту-22 и колонна из семи «троек» сверхзвуковых самолетов Як-27Р, которую вел командир 47 ограп (аэродром Шаталово) подполковник Кравцов Е.И. Новейшие всепогодные тяжелые барражирующие перехватчики Ту-128 и истребители-перехватчики Су-9, под крыльями которых были подвешены управляемые ракеты, выкрашенные в красный цвет, продемонстрировали возросшую мощь истребительной авиации ПВО страны.

Высший пилотаж «пятерки» МиГ-17 во время парада

Ведущий «пятерки» полковник Мантуров П.Ф. в кабине самолета.
Кадры из кинофильма «Могучие крылья»

Колонну из 20 «троек»-звеньев 32-го гвардейского и 274-го авиаполков возглавлял командир 9-й истребительной дивизии генерал-майор Астахов С.И., ведомыми у которого были зам. командира дивизии полковник Оноприенко Ф.П. и штурман дивизии полковник Степанов А.В. Ведущим второго звена вылетел командир 32 гиап подполковник Шибанов Н.В., ведущим первого звена Су-7Б 274 апиб – подполковник Шинкаренко И.И. Закрывал военное отделение воздушного парада одиночный пилотаж на МиГ-21Ф-13 с двумя трассерами зам. командира 32 гиап по политической части подполковника Щербины Н.П.

В заключение воздушного парада были продемонстрированы самолеты новейших конструкций: стратегический бомбардировщик М-50 в сопровождении двух МиГ-21Ф-13; экспериментальный самолет Е-66А с ЖРД, на котором 28 апреля 1961 года летчик-испытатель Мосолов Г.К. установил абсолютный мировой рекорд высоты, достигнув в динамическом наборе высоты 34 714 метров; реактивный истребитель Е-6В с твердотопливными ускорителями продемонстрировал короткий взлет с грунтового Тушинского аэродрома.

Ощущение грандиозности воздушного парада над летным полем аэродрома Тушино в день 9 июля 1961 года удалось передать авторам документального фильма «Могучие крылья», выпущенного ЦСДФ (сейчас этот фильм без труда можно отыскать в Интернете). В 1963 году на экраны страны вышел художественный фильм Татьяны Лиозновой «Им покоряется небо», посвященный началу эры реактивной авиации в нашей стране. В качестве заставки этой черно-белой киноленты была выбрана кинохроника парада в Тушино 1961 года, запечатлевшая, в том числе, одиночный и групповой пилотаж летчиков 234 иап на МиГ-19 с дымовыми трассёрами под плоскостями.

Подполковник Н.П. Щербина Н.П. в кабине истребителя МиГ-21Ф-13 перед вылетом

МиГ-21Ф-13 во время одиночного пилотажа в Тушино.
Кадры из кинофильма «Могучие крылья»

10 июля 1961 года в Большом Кремлевском дворце состоялся прием, на который были приглашены все участники воздушного парада в Тушино. Н.С. Хрущев, выступивший на приеме, дал высокую оценку летчикам, участвовавшим в воздушном параде, ученым, инженерам и рабочим, создавшим современную авиационную технику. От имени военных летчиков на приеме выступил подполковник Щербина Н.П., который «выразил благодарность партии и правительству за повседневное внимание и заботу о развитии авиации» (газета «Красная Звезда», 11.07.1961 г.).

А через некоторое время в Доме офицеров авиагарнизона Кубинка состоялось общее собрание офицерского состава 9 иад, на котором член Военного совета ВВС МВО генерал-лейтенант Егоров Н.В. вручил авиаторам награды за успешное овладение боевой техникой и образцовое выполнение заданий командования по подготовке и проведению воздушного парада. Все летчики, участвовавшие в параде, были награждены орденами Красной Звезды, некоторые представители инженерно-технической службы полков 9 иад были награждены орденами «Знак почета» и медалями «За боевые заслуги» (А.М. Синикчиянц. Отечества крылатые сыны. – М.: Мозаика, 2002. – С. 329).

Стратегический бомбардировщик Ту-95 в сопровождении эскорта МиГ-17 234 иап во время парада

А теперь предоставим слово непосредственным участникам и очевидцам воздушного парада 9 июля 1961 года в Тушино.

Геннадий Федорович Кузнецов. Родился 27 августа 1932 года в слободе Большая Орловка Мартыновского района Ростовской области. В 1948 году поступил в Ереванскую спецшколу ВВС, после окончания которой в 1951 году был направлен в Батайское ВАУЛ им. Серова, где прошел курс обучения на самолете Як-18, а затем в составе эскадрильи был переведен в Качинское ВАУЛ им. Мясникова.
После окончания Качинского училища с отличием в 1956 году по праву выбора был направлен во 2-ю авиационную эскадрилью 32-го гвардейского авиационного истребительного полка 9-й истребительной авиационной дивизии ВВС МВО (аэродром Кубинка), где проходил службу в должности летчика, старшего летчика, начальника штаба эскадрильи, командира звена. В 1960 году принимал участие в войсковых испытаниях самолета МиГ-21Ф/Ф-13.
В июле 1962 года в составе эскадрильи был направлен в правительственную командировку в Индонезию. По возвращении из нее осенью 1962 года был сначала временно прикомандирован, а затем осенью 1963 года по решению командования ВВС переведен для дальнейшего прохождения службы в состав 3-й авиационной эскадрильи 234-го истребительного авиационного полка 9 иад, аэродром Кубинка. В 234 иап проходил службу на должностях командира звена, зам. командира эскадрильи, командира эскадрильи.
Летчик 1-го класса. Участник авиационных парадов 1961 года в Тушино (на МиГ-21Ф-13) и 1967 года в Домодедово (на МиГ-21ФЛ). Принимал участие в эскортировании самолетов с советскими космонавтами и главами иностранных государств (на МиГ-21).
В 1969 году принимал участие в учениях «Восток».
В августе 1967 года в составе группы летал с дружеским визитом в Швецию (на МиГ-21ФЛ), в сентябре 1971 года – во Францию (на МиГ-21МФ). В составе группы МиГ-21ФЛ участвовал во встрече группы французских военных летчиков в Домодедово в июне 1971 года.
Воин интернационалист. С февраля 1973 года по апрель 1975 года, находясь в распоряжении 10 ГУ ГШ ВС СССР в качестве инструктора и советника-консультанта, проходил службу в Сирии. После возвращения из загранкомандировки продолжил службу в 234 гиап.
Освоил самолеты Як-11, Як-18, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21 (всех модификаций кроме «бис»). Общий налет – 2200 часов.
Мастер спорта по самолетному спорту, неоднократно участвовал в различных авиационных показах отечественным и зарубежным делегациям (групповой пилотаж на МиГ-21 в составе «ромба» – хвостовым ведомым, «семерки» – первым задним ведомым и «пятерки» – крайним правым и первым задним ведомым).
С октября 1976 года подполковник запаса, а затем в отставке. После ухода в отставку работал на 121-м авиаремонтном заводе.
Награжден тремя орденами Красной звезды, орденом «За службу Отечеству в Вооруженных силах СССР» III степени, орденом «За храбрость» (Сирия), медалями.
В настоящее время живет в п. Большие Вяземы Одинцовского района Московской области.

Геннадий Федорович Кузнецов, в 1961 году - летчик 32 гиап:

 Что такое парад? В простой интерпретации – это показ наивысших достижений в какой-то области деятельности: военной, спортивной, культурной... Это не просто так: «Поезжай туда-то или садись в самолет и лети куда-то, чтобы тебя там увидели!» Курсантом я трижды участвовал в пеших парадах и при подготовке к ним нас гоняли на плацу до «седьмого пота». Некоторые однокашники даже говорили, что «лучше сидеть на гауптвахте, чем умирать на плацу…»

На самом же деле парад – это многочисленные и многодневные тренировки по отработке слаженности действий, привлечение огромных сил и средств, высочайшее напряжение исполнительного и обеспечивающего парад составов участников, огромная ответственность за каждое совершенное тобой в воздухе или на земле действие, точное выдерживание заданных курса, скорости и высоты, и самое важное – времени «Ч», определяющего с точностью до секунды, в какое время ты должен быть над заданным объектом.

Воздушный парад – это очень сложный и трудоемкий процесс, требующий от летчика не только отличных летных навыков, но и определенных способностей.

В 1961 году на аэродроме в Кубинке базировались все три полка 9-й истребительной авиационной дивизии: 32 гиап, 234 иап и 274 апиб. Время полетов между полками было распределено, как говорится, на троих: кому – что достанется по погоде – тому и быть! Ночные полеты для подготовки пилотажников не годились, поэтому в хороший летный день нам улыбалось счастье произвести до 4 полетов на групповую слетанность. И так в течение месяца! Для летчика любой полет – благодать.

В то время я служил в 32-м гвардейском полку и это был мой первый парад. В «табеле о рангах», в парадном расчете, мое место было правым ведомым одного из звеньев колонны полка. Ведущим нашей тройки был А.В. Марков, а слева от меня шел В.И. Моисеев. Дистанция и интервал в звене 3 х 3 метра. Чтобы не делал ведущий, как нам говорили старшие товарищи: «Твое дело телячье – присосался и стой!» В этой связи мне всегда вспоминается командир 1-й эскадрильи 234-го полка Н.А. Кисаев. На всевозможные «жалобы» и пожелания своих ведомых, поступавшие во время пилотажа, он неизменно строго отвечал: «Стоять надо!»
9 июля 1961 года. Погода «миллион на миллион», ни облачка. Взлетно-посадочная полоса аэродрома Кубинка готова к полетам и заставлена самолетами в порядке очередности взлета. На каждое звено свое АП и тележка АК, за границей полосы – вспомогательная техника: заправщики, «воздушки», пожарники и пр. Предпарадная лихорадка, небольшая дрожь в коленях – как все обойдется? Дело в том, что накануне во время генеральной репетиции разбился летчик 234-го полка майор Фитин Ю.В.

Итак, на полосе три полка: первыми стояли «пилотажники» из 234 иап, затем звенья 32 гиап на МиГ-21Ф-13 и звенья 274 апиб на Су-7Б. Ведущий колонны 9 иад командир дивизии генерал Астахов С.И. Прозвучала команда занять самолеты и приготовиться к запуску. Запуск! С этого момента время уже не повернуть вспять. Наверное, по психологической напряженности обстановка напоминала ту, когда готовятся к взятию мировых рекордов или нанесению точных ударов по каким-то важным наземным целям. Но еще ближе по ощущениям – взлет по тревоге.

В день парада не обошлось без ЧП. От волнения или напряжения летчик-фронтовик, участник многих парадов опытный командир звена капитан Уралов Б.С. после запуска двигателя убрал шасси своего самолета... О великий и могучий наш технический состав! Первые самолеты еще взлетали, когда ведомые из звена Уралова срулили на «рулежку», а техникам каким-то немыслимым способом удалось стащить аварийный самолет с взлетной полосы, освободив ее для посадки самолетов.

Все полеты прошли успешно, и задание было выполнено на «отлично». Какие впечатления и воспоминания остались от того полета? Мы стояли каждый на своем месте, как и положено. Скорость 1000-1100 км/час. Высота? За ней не следил, но боковым зрением казалось, что трибуны находятся выше нас. Позднее, уже в «пилотажном» полку, я летал в «ромбе», «пятерке» и «семерке» и был ведомым, потому видел все: где, куда, как и сколько. А тогда я успел заметить только массу людей, тысячи разноцветных головных уборов, словно море тюльпанов в казахской степи, и все это за каких-то 5 секунд!

На земле нас уже ждали поздравления с благополучным возвращением и дивизионный «чифань» (китайское слово, означающее прием или обед в честь какого-то события, было привезено нашими летчиками из Китая во время Корейской войны), а впереди был прием и встреча с самим Н.С. Хрущевым в Кремле, который рассыпался в комплиментах по поводу нашей высокой летной подготовки.

МиГ-19 234 иап на аэродроме Кубинка. На заднем плане ПАЗ (полковое авиационное здание) 234 иап.
Конец 1950-х гг. Архив А. Калиновского

Виктор Васильевич Шарков. Родился 29 апреля 1928 года в Новосибирске. В 1943 году окончил 7 классов, после окончания школы работал электромонтером на заводе им. Коминтерна. В июне 1947 года поступил в Иркутскую авиационную школу механиков (ИВАШАМ), которую окончил в декабре 1948 года по специальности «авиамеханик» с присвоением звания сержант. В 1949 году обучался на курсах при ИВАШАМ по изучению теории и конструкции реактивной авиационной техники, после окончания которых было присвоено звание младший техник-лейтенант.
Май 1949 года - январь 1950 года – техник самолета 29 гиап, аэродром Кубинка. Февраль 1950 года - май 1962 года – техник самолета 1-й авиационной эскадрильи 32-го гвардейского иап, аэродром Кубинка. В 1962-1963 годах – капитан, начальник группы по СД 1 аэ 32 гиап. В 1964-1967 годах – начальник группы регламентных работ ТЭЧ 32 гиап. В 1967-1970 годах – заместитель начальника ТЭЧ 32 гиап, аэродром Шаталово.
В 1970-1974 годах – начальник ТЭЧ 787 иап 324 иад, аэродромы Темплин, Финов, ГСВГ. В 1974-1978 годах – начальник ТЭЧ 234-го гвардейского истребительного авиаполка, аэродром Кубинка.
Гвардии майор Виктор Васильевич Шарков демобилизовался в 1978 году.
Живет в Кубинке.

Виктор Васильевич Шарков, в 1961 году - техник самолета 32 гиап:

День парада. 32 гиап на самолетах МиГ-21Ф-13 готов к взлету. Предпоследний ряд у края взлетной полосы. Двигатели всех самолетов запущены, полк взлетает, техсостав на грунте. Ждут взлета последних самолетов. И вдруг МиГ-21 ведущего тройки капитана Уралова Бориса Семеновича клюет носом об бетонку, шасси складываются, фюзеляж касается взлетной полосы. Все оцепенели! Дождавшись, когда взлетят все самолеты, оба ведомых Уралова зарулили на стоянку. Народ бросился к самолету, летчик покинул кабину. Командовал инженер полка майор Жаров Константин Васильевич. Решение единственное: убрать самолет с бетонки с помощью людей, но силы 80-100 человек не хватало сдвинуть 10-тонную машину. Времени практически не было. Уже появились взлетевшие первыми «пилотажники», а за ними «сухие» – несколько Су-7Б из 274 апиб вынужденно сели на грунт, а на подходе была целая армада самолетов. На КП, мягко говоря, волнение.

А у аварийного самолета толкотня, шум и никто не знает, каким образом убрать самолет. Не хочу хвастаться, но у меня моментально возникло предложение: цеплять водило за ось переднего колеса (колесо было видно), а тросы обвязать за еле видные основные стойки шасси, подогнать тягач и при поддержке людей стянуть самолет со взлетной. Подбегаю к Жарову и говорю, что делать, а он растерялся, не может «врубиться», как это можно сделать.

В такой ситуации люди ждут конкретных дел, невзирая на звания и должности. Я, рядовой техник самолета, старший лейтенант, схватил с тягача водило и скомандовал: «Соединить шкворень с передним колесом!» К основным стойкам шасси подобраться было трудно. Перевалив планер на один бок, сумели закрепить один трос водила, то же сделали с другой стойкой, перевалив планер на другой бок. Цепляем тягач, по 30-40 человек держали самолет с двух сторон в вертикальном положении и на пилоне (на парад топливные баки не подвешивали) медленно, со скрежетом убираем самолет на грунт на 20-30 метров от взлетной полосы. И в это время стали приземляться остальные самолеты… В итоге все обошлось благополучно.

А шасси убрались из-за ошибки летчика. В момент взлета летчик по инструкции обязан убрать защелку (сдвинуть в сторону) с рычага электрического переключателя уборки и выпуска шасси. Что он и сделал, но рука у него была в перчатке и он, очевидно, задел случайно переключатель и шасси убрались. Может быть, сказалась нервозность обстановки перед вылетом или это была небрежность со стороны летчика.

Один из первых серийных МиГ-21Ф-13 на аэродроме Кубинка. 1960 г. Архив С. Исаева

Алексей Андрианович Михайлов. Родился 12 марта 1930 года на хуторе Южный Краснодарского края. В 1947 году поступил в Краснодарскую спецшколу ВВС № 12, после окончания которой в 1950 году поступил в Армавирское училище летчиков. В 1953 окончил училище в составе первого выпуска на реактивных самолетах МиГ-15 и был направлен в 573-й учебный авиационный полк Военно-воздушной академии (Монино). В 1954 году получил допуск летчик-инструктор.
В 1956 году был переведен в 234-й истребительный авиаполк 9 иад, аэродром Кубинка, где освоил самолет МиГ-19. В 1958 году был переведен в 32-й гвардейский авиаполк, в котором прослужил 15 лет. В 1959 году назначен командиром звена. В 1960 году принимал активное участие в освоении и войсковых испытаниях самолета МиГ-21Ф/Ф-13. В 1962 году в составе 2-й эскадрильи 32 гиап находился в командировке в Индонезии. В 1964-1965 годах – зам. командира авиационной эскадрильи. В 1965-1972 годах – штурман 32 гиап, подполковник. Участник воздушных парадов 1961 и 1967 годов.
В 1970 году закончил Военно-воздушную академию им. Гагарина и освоил самолет МиГ-23С. В 1972 году назначен инспектором-летчиком 9 иад, в 1973 году – старший штурман 9 иад, аэродром Кубинка.
В 1974-1978 годах – главный штурман 61-го истребительного авиационного корпуса ГСВГ, Виттенберг. Участвовал в организации и проведении войсковых испытаний истребителя-бомбардировщика МиГ-27 и его прицельно-навигационного комплекса. Подготовил инструкцию по боевому применению МиГ-27. В 1977 году присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР».
В 1978-1983 годах – старший штурман Черниговского ВВАУЛ. Летал на МиГ-23 до июля 1982 года. Освоил 17 типов самолетов, в том числе МиГ-15, МиГ-19, МиГ-21, МиГ-23, МиГ-27. Общий налет 2940 час.
В марте 1983 года по состоянию здоровья был уволен из Вооруженных сил.
Полковник Михайлов Алексей Алексеевич награжден двумя орденами Красной Звезды, 8 медалями, финской медалью «Shomen Armeija».
Живет в Чернигове.

Алексей Андрианович Михайлов, в 1961 году – летчик 32 гиап:

9 июля 1961 года тысячи людей, пришедшие в Тушино, наблюдали выполнение высшего пилотажа одиночными самолетами и группами. А затем на скорости 1000 км/ч над Тушино пролетели 20 троек самолетов на дистанции 500-700 метров, выдерживая интервалы 3 на 3 метра, – это были полки 9-й истребительной авиадивизии, которую вел командир дивизии генерал-майор Астахов С.И. Каждый полк – это 10 троек.

Для меня это было первое участие в воздушном параде. Я летел ведущим пятой тройки, слева от меня был летчик Золов С.В., справа – Фоломеев Д.А. Во время полета старший штурман 9 иад, летевший ведомым у генерала Астахова, обычным голосом подавал команды на начало разворота группы, увеличение скорости, начало снижения, проход над трибунами. Я не мог понять, почему я ничего не вижу кроме впереди идущего самолета, а штурман видит все?

Полет выполнен. Парад закончен. Общее построение дивизии. Генерал Астахов поблагодарил всех участников парада и особенно технический состав, который успел до нашей посадки убрать с ВПП самолет летчика Уралова, у которого на взлете сложилось шасси.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Истребители-бомбардировщики Су-7Б в полете. Архив С. Цветкова

Евгений Николаевич Владимиров . Родился 3 февраля 1928 года в селе Бобино Слободского район Кировской области. В 1947 году поступил во Второе Чкаловское военно-авиационное училище штурманов (2-е ЧВАУШ), которое закончил в декабре 1950 года.
1950-1953 годах – штурман 164-го Отдельного гвардейского разведывательного авиационного Краснознаменного Керченского полка (аэродром Торунь) Северной группы войск (СВГ). Летал на Пе-2 и По-2, вел воздушную разведку и фотографирование объектов и площадей. В конце 1953 года был списан с летной работы по состоянию здоровья. За период летной работы налетал 250 часов на самолете Пе-2 и 120 часов – на По-2. Продолжил службу штурманом-оператором командного пункта 239 иад, аэродром Ключево, СГВ.
1958-1962 годах – штурман-оператор КП 9 иад, аэродром Кубинка. 1962-1963 годах – штурман КП 32 гиап, в составе которого был командирован на Кубу. 1964-1966 годах – инженер 32 гиап по радиоэлектронному оборудованию.
1966-1968 годы – командировка в Ирак для оказания технического содействия в эксплуатации самолетов МиГ-21. В 1968-72 годах – преподаватель учебного центра по обучению иностранных специалистов ремонту авиатехники.
1972-1974 годы – командировка в Алжир. Старший инженер по ремонту радиоэлектронного оборудования авиаремонтного завода по ремонту самолетов МиГ-15, МиГ-17, МиГ-21, Ил-28.
Демобилизовался из рядов Вооруженных сил в 1974 году в звании майор.
Живет в Люберцах.

Евгений Николаевич Владимиров, в 1961 году – штурман КП 9 иад, аэродром Кубинка: При организации полетов во время воздушных парадов главной задачей была отработка групповой слетанности. Сначала летали пары, затем отрабатывалась слетанность звена, затем эскадрильи, полка. При отработке слетанности группы проходили над стартом, и руководитель полетов делал замечания относительно выдерживания дистанции и бокового расстояния. Подготовка к параду занимала месяца четыре. За несколько дней до парада проводилась генеральная репетиция, во время которой пролет над Москвой уже не проводился, а в определенном месте перед Москвой осуществлялся разворот на точки базирования.

При организации полетов главную роль играл, конечно, руководитель полетов (РП). Как правило, накануне полетов производилась предварительная подготовка к полетам, во время которой до летного состава доводилась плановая таблица полетов. Затем производился розыгрыш полетов, во время которого летному составу задавались вопросы и вводные: как летчики будут действовать в той или иной обстановке. Руководителем полетов приказом по части назначался один из заместителей командира полка или сам командир полка. Во время полетов РП находился на командно-диспетчерском пункте (КДП), часто называемом «вышкой», который располагался в 300–400 м от ВПП на равном удалении от концов полосы. Руководитель должен был иметь хороший обзор – видеть взлетающие и заходящие на посадку самолеты. Работы у РП было очень много, за 4–5 часов полетов руководитель иной раз терял в весе 2–4 кг. Все команды проходили через него: разрешение на запуск, выруливание на взлетную полосу, взлет и т. д. Руководитель полетов должен был помнить, кто пилотирует в зоне, кто находится на маршруте или выполняет перехват.

Во время полетов КП дивизии всегда находился на связи с руководителями полетов, следил за полетами по маршруту, выполнял перехваты воздушных целей и вел магнитофонную запись радиообмена на всех каналах связи. Радиообмен во время полетов по кругу, в зоне проводился на одном канале, полет по маршруту, перехват воздушных целей – на другом канале, с тем чтобы не мешать друг другу. Командный пункт полка, дивизии как бы помогал руководителю полетов в выполнении плановой таблицы полетов.

Опытный стратегический бомбардировщик М-50 в сопровождении МиГ-21Ф-13 во время парада в Тушино.
Архив А. Калиновского

Николай Дмитриевич Пудовкин. Родился в 1932 году в селе Никольское Пензенской области. После окончания средней школы и Учительского института им. Радищева по комсомольской путевке поступил в Черниговское военное училище летчиков-истребителей, которое закончил в 1954 году.
После окончания училища был направлен в «северный» авиационный истребительный корпус Группы советских войск в Германии, которым в то время командовал время генерал-майор Кутахов П.С. Затем полк, в котором служил Н.Д. Пудовкин, был перебазирован в Латвию.
В 1960 году переведен в 32 гиап, где переучился на МиГ-21. Участник воздушного парада в Тушино в июле 1961 года. В 1962 году в составе 2-й эскадрильи 32 гиап находился в командировке в Индонезии.
В 1964 году переведен на должность командира звена в 159 гиап 239 иад, аэродром Ключево, Северная группа войск. Вместе с полком принимал участие в «чехословацких событиях» в 1968 года, базируясь на чехословацком аэродроме Миловице.
Летал на самолетах Як-18, Як-11, УТИ МиГ-15, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-21.
Списан с летной работы по состоянию здоровья в 1970 году.
Служил штурманом КП 239 иад. С 1971 года – штурман наведения 234 иап 9 иад в Кубинке.
Демобилизовался в 1978 году.
Живет в Кубинке.

Николай Дмитриевич Пудовкин, в 1961 году – летчик 32 гиап:

При подготовке к параду в Тушино командир 9-й истребительной авиадивизии генерал-майор Астахов С.И. поставил задачу: подготовить кроме пилотажной группы 234-го авиаполка колонну звеньев на самолетах МиГ-21Ф-13 и Су-7Б. Эту группу возглавил сам комдив на МиГ-21, который был ведущим первой «тройки», вторую «тройку» вел командир нашего полка подполковник Шибанов, третью – майор Карамушка.

Мы с летчиком Барменковым были в третьей «тройке»: он – слева, я – справа. Всего в колонне нашего полка было более 10 звеньев. Колонна Су-7Б 274 апиб замыкала общую дивизионную колонну. «Сухие» взлетали позже нас и садились первыми из-за большого расхода топлива.

«Тройки» самолетов шли с интервалом 500–700 м. Главным и самым сложным, как оказалось, было выдержать эту дистанцию. Во время первых тренировочных полетов нам это не удавалось: то звенья налезали друг на друга, делая «гармошку», то растягивались, особенно при подходе к Тушино, когда ведущая «тройка» увеличивала скорость. Нам была поставлена задача пройти над Тушино на скорости 1000–1100 км/ч. Хрущев тогда решил показать всему миру, что и у нас есть сверхзвуковая авиация. Поэтому мы выполняли задачу государственной важности.

Каждый тренировочный полет фиксировался на кинопленке, которую нам на разборах полетов «прокручивали». Ведущие звеньев видели свои недостатки и устраняли их. Наше дело было – хорошо держаться: 3 х 3 м.
Групповая слетанность у истребителей всегда была одной из основных задач. Но у МиГ-21 была большая приемистость: стоило чуть отвлечься – и ты отстал. Сектор газа был в постоянном движении. Приходилось и хитрить: пользоваться тормозными решетками (воздушными тормозами). Многое зависело и от ведущего: возмущенная (спутная) струя от звена была довольно мощной и, если попадешь в нее, твой самолет выбросит из строя. Так случилось с летчиком Барменковым В.В. на генеральной репетиции парада. Правда, уже после прохода над Тушино: когда колонна перешла в набор высоты, его самолет попал в струю – в одно мгновенье его выбросило из строя влево вверх метров на двести. Над Тушино мы снижались до высоты «бреющего» полета. Я стоял справа от ведущего звена, и мне хорошо было видно, что трибуны были выше нас.

А основной пролет во время парада 9 июля 1961 года мне запомнился на всю жизнь. Не знаю почему, но в тот день я был вынужден лететь на другом самолете: на моем самолете то ли вышли сроки регламентных работ, то ли при «газовке» что-то заметили. Только мне был подготовлен другой МиГ-21Ф-13. Мы на это не обращали особого внимания – летали на любой машине своей эскадрильи. Но в тот день мне явно не повезло.

Вначале все шло хорошо, пока мы не стали увеличивать скорость. Тогда я заметил, что мой самолет налезает на ведущего. Начал давить на правую педаль. Потом я почувствовал, что мне не удержать. Начал прикрываться креном. «Но ведь это не красиво будет выглядеть на проходе», – подумал я. – «На маршруте еще ладно, никто не видит. А какая нагрузка будет при проходе? Удержу ли?!» – Не выходило у меня из головы. – «Сказать, чтобы подменили? Поздно! Этот рубеж пройден. Надо удержать!» И я держал… Нога в полете стала «деревянной» и потом болела от перенапряжения. Но никто ничего не заметил. Нам поставили оценку «отлично». А затем всех участников парада пригласили в Кремль на банкет. Поздравлял нас лично Н.С. Хрущев.

На фотографии из газеты «Красная звезда» летчики 32 гиап, 234 иап и 274 апиб.
Июль 1961 г., аэродром Кубинка. Архив С. Исаева

Обсудить на форуме

© S.Isaev, G.Kuznetsov 2010

Дата публикации: 22.08.2010
Авторы: Сергей Исаев, Геннадий Кузнецов

 

Реклама

Компания "АРС-Патент".