Афганский дневник

Главная >> История >> Афганский дневник >> Часть 7. Баграм - октябрь

 

 

 

Часть 7. Баграм - октябрь 1983 г.

3 октября 1983 г. Все проходит, а хорошее особенно быстро. За это время уже немного привык к мирной жизни, правда каждую ночь летаю, стреляю и кричу во сне.

4 октября 1983 г. В Москве двухчасовая задержка с вылетом, наш Ил-86 неисправен, и пассажиров делят на два рейса Ил-62. Встречаемся с Володей Свириденко в Чирчике, ночью у диспетчера с горем пополам сооружаем заявку на завтрашний перелет.

5 октября 1983 г. Удивительно, но наша заявка прошла. По дороге на завод в дополнение к запасу белорусского пива загружаемся более крепкими напитками. Кое-как дотаскиваем тяжелые парашютные сумки и с трудом находим на аэродроме свою брошенную10 дней назад спарку. Самолет топливом так и не заправлен, воздуха тоже нет. Находим топливозаправщик и воздушник, сами заправляем и укладываем все вещи. Хорошо, что повесили АПУ-13М, в них зашло 14 бутылок, остаток кое-как укладывается в кабинах. Едем в ЛИС, получаем добро на вылет. На стоянке ни одного техника, вручную выкатываем самолет на РД. Кое-как вылавливаем АПА, сами вынимаем чеки, запускаем, водитель отсоединяет жгут АПА, выруливаем и взлетаем. Набор высоты на форсаже над аэродромом, далее курс на Самарканд, а затем на Кокайды. Там нас быстро заправляют, немного ждем, чтобы для нашего сопровождения с Баграма кто-нибудь взлетел - одиночные полеты запрещены. После взлета связываемся с Виталием – он на спарке взлетел на разведку погоды в районе предстоящего удара и изображает по радио наше сопровождение. Встреча на аэродроме и раздача подарков. Обратный путь на этот раз занял 36 часов.

6 октября 1983 г. Первые вылеты после возвращения из Союза. Разменял вторую сотню. 3 октября над Пачахаком сбили Ми-24 местной отдельной вертолетной эскадрильи. По случайности на борту оказался лишний, попросился в полет техник-лейтенант из группы РЭБ. Из четверых остался в живых оператор, которого при взрыве вертолета выбросило из кабины. Сегодня цинковые гробы везут на БТРах от стоянки вертолетов к шестой РД, где стоит Ан-12, увозящий их в Союз. После взлета звеном делаем проход над строем эскадрильи, при возвращении назад еще два прохода – это нужно уже живым.
Но жизнь продолжается, через час на аэродроме вновь шутки и смех. Это отнюдь не неуважение к ушедшим, это насмешка над смертью, ведь стреляют в каждого. Впрочем, наверное и те, кого сейчас отвозят в цинковых ящиках, тоже думали, что с ними ничего не случится. В последнее время в голове часто вертится куплет из песни:
«Напишу через час после смерти…»

7 октября 1983 г. Командир и замполит улетели в Шиндант – Кандагар, навестить вторую эскадрилью. Используем для этого свой транспорт – МиГ-21УМ.
Вечером отмечаем день рождения Светы - Виталиной супруги. По этому поводу приготовил фирменное блюдо - спагетти с сыром, чесноком и грибами, пока готовил, весь модуль «стоял на ушах» от запаха. Уговорили привезенную из Союза бутылку водки. Ночью с опозданием вспомнил про Светино напутствие поцеловать от нее Виталика ровно в девять вечера по Москве. У нас это в 23-30, Витюля уже храпит - лезть к нему ночью с поцелуями не решился, может не так понять!

9 октября 1983 г. Становится прохладнее. Чувствуя холода, все окрестные мыши переселяются ближе к теплу. По ночам бегают по столу, стенам и потолкам, сгрызая все съедобные и несъедобные вещи. У Виталия мыши обгрызли шлемофон. После обнаружения в кружке недопитого спирта одной особи, умершей в пьяном счастье, Виталий «вырыл топор войны». Имеющаяся в арсенале мышеловка, установленная в высотном домике, с задачей явно не справлялась. Я вспомнил и предложил училищный способ. На полевом аэродроме в Тацинской, мы боролись с мышами электричеством, подключая один провод к рамке с приманкой, а второй - к поставке с мокрой подсоленной тяпкой. Однако предложенное варварство Виталий отверг по причине небезопасности, и выбрал гуманные биотехнологии. С котами в Афганистане было плоховато, но нашлись другие хищники - вечером Виталий притащил в комнату ежа. Еж, правда, был явно не наш, немного похож на зайца - с огромными длинными ушами и хвостом. По случаю очередного приступа у штурмана одноименной болезни, ежа назвали «Радик». С агрессивностью зверушки вышла промашка. Первоначально Виталий объяснял, что тот ночью съедает мышей без остатка с хвостом. Но при таком мышином изобилии еж с удовольствием ел мух, арбузные корки и яблоки. Помещенный для охраны летного снаряжения на старте, еж стал какой-то квелый, от холода все время норовил впасть в летаргический сон. Пришлось возвращать питомца в тепло, где он раз даже проявил хищные наклонности, укусив хозяина за палец – не любят животные нетрезвых! Попытка натаскать охотника закончилась тем, что мышь, убитую ножом на стенке, ежик все же сгрыз, после чего «отключился» на неделю.
- Не сезон, впал в спячку, – объяснил неудачу Виталий.

10 октября 1983 г. Два вылета. Сегодня днем разведчики привезли «духа» и фотопланшет цели. Размещаемся за столом в нашей комнате и начинаем «викторину». Первоначально дух тычет пальцем на совсем другой кишлак. Показываем на ошибку, и просим рассказать, как проехать к нужному дому по дороге. Вот поворот, арык, виноградники, вот этот! «Едем» с другой стороны, получается совсем другая картина. С третьей стороны опять нестыковка. Так, «поползав» по фотопланшету около часа, наконец устанавливаем истину, находим нужную цель, которую и уничтожаем в вечернем ударе.
Наш старший штурман после дня рождения супруги и по случаю обострения радикулита, объявил себе «сухой закон» на две недели и пока его соблюдает, мы тоже солидарно страдаем. Сейчас варит кипятильником в трехлитровой банке компот из яблок. А еще по утрам он стал делать зарядку. Она проходит в основном в постели, когда Виталий в темноте начинает качаться на пружинах, усиленно дышать и шевелить пальцами ног. Затем в упражнение включаются и пальцы рук. Налицо положительный эффект, мы без будильника просыпаемся от интригующего скрипа кровати, вздохов и шевеления воздуха. Только бы не перекачался!
Теперь ужинаем два раза, второй раз дома – на почве абсолютной трезвости у Виталия проснулись аппетит и кулинарные таланты. Меню - от харчо из концентратов до жареной картошки или яичницы, это помимо ежедневного компота, который уже полностью сменил квас.

11 октября 1983 г. Нет, со штурманом надо что-то делать! Сегодня из-за него вставали три раза. Первый раз Виталий, услышав во сне писк невыключенного приемника, принял его за будильник, встал и, не посмотрев на часы, стал бриться и расталкивать нас. Мы вскочили, но, продрав глаза, засомневались – как-то совсем не выспались. Сверив часы, которые у всех показывали 01-30, и, сказав Витюле, о том, кто он есть на самом деле, снова захрапели. Похоже, у штурмана появляются начальные признаки шизофрении – налицо обострение чувства ответственности. Второй раз будильник зазвонил в 3-30 вместо 4-45. В конце концов, утром чуть было совсем не проспали, так как будильник вообще не сработал. Надо будет доложить доктору, чтобы вколол Витюле что-нибудь успокоительное.
Выполнил сегодня четыре вылета, раз снова полетал над целью на сверхзвуке, по четвертой цели предварительно летал на вертолете с духом ее посмотреть.

12 октября 1983 г. Неприятный случай, совершенно случайно не окончившийся более печально, капитан Косарев поймал при атаке цели осколок от С-24. При пикировании на цель вдоль склона горы, после пуска С-24 одна ракета взорвалась с большим недолетом. Осколок весом свыше килограмма, пробил конус воздухозаборника и застрял в антенне РЛС. Обнаружили его после посадки. Попади он в другое место, последствия были бы гораздо хуже. Провел с летчиками занятия по выбору направления атаки с разными типами боеприпасов.

15 октября 1983 г. К нам снова понаехали гости из Ташкента, теперь с итоговой проверкой за год. Противнее мероприятия, чем итоговая,, в армии нет. Чувствуешь на ней себя если не преступником, то полным идиотом.
Хотя планы сделаны и даже отмечены выполнением, но вопрос со строительством явно не закрыт. Все, на что у нас хватило выдумки, это новый туалет. Да и построили его не в пылу строительного энтузиазма, а по причине полного заполнения старого. В Шинданте дела лучше, там строят новую баню с бассейном. Зато у нас сортир получился монументальным, года на три, с ямой глубиной метров десять, перекрытой аэродромными металлическими плитами. Одно плохо - нахождение на такой высоте на шатком вибрирующем полу с дырками среднего диаметра очень сильно отвлекает от естественных процессов. После торжественного пуска сооружения прапорщик с ОБАТО от страху уронил в бездну свой пистолет, эта история о трудных поисках личного оружия быстро распространилась далеко за пределами Баграма. Вскоре после этого происшествия Виталий заглянул в политотдел к Николаю Николаевичу:
- Коль, есть, чем почистить ПМ?
Коля простодушно откликнулся:
- Возьми в тумбочке, что так срочно?
В ответ Виталий с грустной рожей протянул Коле свой «Макаров», из дула которого закапала какая-то коричневая жидкость:
- Вот посмотри, тоже уронил, еле нашли - почистить надо!
После серии подобных подколов Николай Николаевич пожаловался:
- Ну что мы, Виталь, с тобой обычно о всякой гадости постоянно беседуем, можно же и о чем-то более приятном.
Виталий быстро отреагировал:
- Коль, а ты розами когда-нибудь занимался?
- Нет, но розы люблю!
- Я вот хочу у модуля розы посадить - красоты хочется.
Коля расплылся в улыбке, однако Виталий быстро прервал идиллию:
- Жалко почва везде плохая, глина, песок, лучше земли, чем у закопанного сортира не найти – удобренное место. Одно сомнение - чем они там пахнуть будут?

19 октября 1983 г. Виталий, очевидно на почве болезненной трезвости, серьезно обеспокоился предстоящей сдачей марксистко-ленинской подготовки, даже стрельнул в политотделе занюханный конспект первоисточников. На сон грядущий читает выдержки из классиков и мучает нас идиотскими вопросами. Я на конспект плюнул, ну нет его, как никогда не было, 10 минутам «позора» и потом полгода спокойной жизни.

20 октября 1983 г. Погода потихоньку портится, часто горы закрыты облаками, сегодня даже моросит дождь. Горы снова покрыло снегом. По радостному поводу сдачи ненавистной марксиско-ленинской, Виталий отменил алкогольное воздержание. Вечером, после торжественного сжигания в курилке конспекта, слегка обмыли событие.

25 октября 1983 г. Четыре месяца в Баграме. Итоговая проверка, наконец, завершилась, на подведении итогов просто тошнило. Оказывается, то, ради чего мы здесь, никому вверху не нужно. По их пониманию, нам надо сидеть, тихонько отбивать вылеты по погоде и чего-нибудь строить. То, что за тот же период мы выполнили на 50% больше, чем наши предшественники боевых вылетов, и израсходовали в два раза больше боеприпасов, даже не вспомнили. Поставили с натягом (ведь почти ничего не построили) «хорошо». Если бы еще парочку сортиров, может быть и вытянули бы на «отлично»!

26 октября 1983 г. Обычные три вылета.
У нас появляется совершенно особые навыки визуального полета. Ловишь себя на мысли, что если ранее большую часть внимания занимала внутрикабинная информация, то сейчас в кабину почти не смотришь, лишь иногда, высота, скорость, еще реже курс. Сейчас обнаружить и обойти в наборе эскадрилью вертушек, разойтись на перевале со звеном Су-25, или выполнять удар по цели, в километре от которой долбит свою цель «Град», стало совершенно обычным делом.
Продули афганцам в волейбол – стыдоба. Сказывается, что своей площадки нет – вот, может быть, что стоит нам построить. Правда, такого места, закрытого от ветра большими деревьями, у нас нет. У нас растут возле арыков тощие ивовые кусты, на который прячутся большие стрекочущие цикады – предмет охоты шустрых местных воробьев.
В городке живет десяток собак. Три из них Душман, Лариска и Мальчик - наши, «летные». Собаки давно уяснили, что мы завтракаем на аэродроме, а обедаем и ужинаем в столовой, поэтому на завтрак, обед и ужин ездят с нами на автобусе. Никогда не опаздывают, смело занимая лежачие места на полу нашего видавшего виды старого ЛАЗа. На стоянке псины метров за сто отличают наших от афганцев, которых сопровождают громким лаем, норовя укусить. Особо достается велосипедистам, сегодня еще одного «завалили», за что и получили дополнительную порцию тушенки.

29 октября 1983 г. События этого дня навсегда останутся в памяти. Три желтые страницы с записью радиообмена с магнитофонов на КДП и Ан-26РТ. Начало записи в 12 часов 03 минуты, конец в 12 часов 36 минут, всего 33 минуты, определившие выбор между жизнью и смертью.

Командир звена капитан В.Скворцов, Начальник разведки майор И.Долгих.
Под крылом зажигательные баки ЗБ-500Ш.

День начался бестолково. Назначенные на утро удары по группе опорных пунктов «духов» в ущелье юго-западнее Бамиана не состоялись. Сначала вертушки ПСО опоздали с вылетом, потом оказалось, что цель закрыта облаками. К полудню погода улучшается, и мы получаем приказ на вылет. По замыслу моя пара (в тот день вместо В.Скворцова, который дежурил в ДЗ, я летал со старшим лейтенантом С.Путятиным – позывной 545) подавляет средства ПВО, вторая пара (штурман полка Виталий Евтухов - 907 и начальник разведки Игорь Долгих - 908), а так же летчики последующего звена - нашего командира полка Петра Петровича Тарасевича (901), наносят удар по целям бомбами. У нас с Путятиным по четыре разовых бомбовых кассеты РБК-250АО2,5, у остальных - по две пятисотки ФАБ-500ШН. Нормальных бомб на складе сегодня нет, тыл за нами не успевает, приходится возить духам то, что осталось.
Взлетаем, разворот с набором высоты на запад. Справа внизу остается Бамиан со знаменитыми статуями Будды в скале и пещерным храмом. Пара вертушек ПСО уже ждет в десяти километрах севернее цели.
Ущелье довольно глубокое – даже с пикирования заход только с двух сторон. Мы с Путятиным в двух заходах сбрасываем РБК - они рассыпаются по склонам у цели небольшими вспышками осколочных бомб. Виталий атакует с курсом на север, пикирование, сброс, видны тормозные парашюты штурмовых бомб, взрывы, расходящийся круг ударной волны, столбы дыма, всплески пыли от падающих крупных осколков. Солнце в зените - огонь с земли не виден.

12 часов 03 минуты - 103 (представитель ВВС 40 Армии на борту АН-26РТ) , 905 отработал?
- 905, работает ударная группа.
Замыкающий в нашей группе Игорь Долгих вводит в пикирование вдоль ущелья с курсом на юг.
- 908, на боевом 180.
12.04. Слежу за ним, сброс, парашюты бомб, взрывы, вывод! Через несколько секунд:
- 908, загорелась лампа «Пожар»!
- (905) Проверь параметры двигателя. Дыма за тобой не вижу.
- 908, нормально.
- 907, пожар не подтверждаю.
- 103, кто доложил пожар?
- (905) У 908 сработала сигнализация.
12.05 – 908, лампа погасла.
- 908, упало давление в основной гидросистеме.
Совокупность отказов настораживает. Сигнализация о пожаре иногда срабатывает из-за отказа датчиков, но сейчас еще и отказ гидросистемы.
- (905) Проверь давление в бустерной.
- 908, в норме.
- (905) Давление в основной?
- Ноль.

Догоняем в развороте самолет Игоря. Развернувшись на восток, медленно набираем высоту.

12.07 – (905) 103, передайте на «Элипс» (сменный позывной Баграма), пусть обеспечат 908 внеочередную посадку.
- «Элипс», 103 обеспечьте 908 внеочередную посадку.
- «Элипс» понял.

Под нами сплошные горы, вертушки ПСО остались над целью. События продолжают закручиваться в невеселую спираль.

12.09 - 908, в бустерной тоже упало!
- (905) Как управление?
- (908) Пока управляется.

Гидроусилители стабилизатора необратимой схемы, при полном падении давления в обеих гидросистемах ручку самолета в продольном отношении заклинивает. По крену, правда, можно управлять с большими усилиями. Сесть в таком случае нельзя, но, чтобы не прыгать в горах, можно управлять по тангажу изменением оборотов. Устойчивый по скорости самолет при ее увеличении набирает высоту, а при торможении опускает нос. Так можно дотянуть до аэродрома - катапультироваться у аэродрома в охраняемой зоне как-то веселей.

- (905) 908, сбалансируй на этой скорости.
- (908) Сбалансировал.
- (905) 907, стань ближе слева.

Виталий переходит влево. Подхожу ближе. По фюзеляжу снизу красноватые разводы от текущей гидражки, за хвостом серебристый след, очевидно керосин – повреждены баки или трубопроводы. Если течет керосин, хватит ли до дома? Связи с аэродромом еще нет – мешают горы.

12.11 - (905) 901, передай на «Элипс» - пару ПСО в воздух.
- «Элипс», 901, подними пару ПСО.
- «Элипс» понял.
- (905) 908, как управление?
- (907) Управляю.
- 901, все на точку.

Под нами горы и ущелья, здесь быстро не найдут! До аэродрома еще километров сто. Томительно тянется время, кажется, висим на одном месте. Наконец, впереди появляется темное пятно долины.

12.14 – (КП) 905, Ваше удаление 55.

Горный хребет заканчивается, должны выйти к посадочному курсу на удалении около 40 км.

12.15 – 908 загорелась лампа «Масло».
- (905) Давление масла?
- 3,5.

Под нами плоское предгорье, далее зеленка.

12.17 - 239 (позывной ведущего Ми-8), взлет.

- Взлетайте.

Это руководитель полетов Анатолий Иванович Кулешов отловил пару Ми-8, севшую на площадке Баграмского госпиталя, направляет ее нам навстречу.

12.18 – 908, будем снижаться?
- (905) Снижаемся.

Вдруг за хвостом самолета Игоря возникает и разрастается почти без дыма, в полной тишине длинный, метров на 20, колеблющийся огненный хвост – картина, в реальность которой трудно поверить.

12.19. – (905) Игорь горишь, прыгай!
- (907) 908 , катапультируйся, горишь!

Доли секунд растягиваются в вечность, почему не прыгает?
Кричим еще раз в эфир одновременно с Виталием:
- 908, катапультируйся!

Игорь, услышав команду, взглянул в перископ. За хвостом вместо привычной дымки во все стороны рвалось яркое пламя. Небольшая заминка - «выходить» из самолета совсем не хотелось – и, бросив ручку и РУД, сжал и потянул на себя красные ручки. Не работает? Но вот стукнули по локтям ограничители разброса рук, притянуло ноги и плечи, улетел фонарь и кресло, сильно стукнув снизу, вынесло летчика из самолета. В лицо ударил холодный встречный поток, кресло резко стабилизировалось и понеслось вниз.

У нас время тоже остановилось. Почему ждет? Ведь обычный исход пожара – взрыв баков. Наконец, отлетает фонарь, вспышка, и кресло с летчиком выбрасывается наружу. Горящий самолет, медленно опуская нос, заваливается влево и крутой спиралью уходит вниз. Все внимание креслу. Вот точка разделяется на две части, и раскрывается купол парашюта. Высота 2500 (4000), встаем в круг.
- (905) Парашют раскрылся,

Пролетев немного с летчиком, кресло ушло вниз - сильно тряхнув, раскрылся спасательный парашют. Игорь осмотрелся, один ботинок сорвало при катапультировании – если не считать самолета, больше потерь нет. Глупую мысль, как придется ходить в Баграме, сменила другая - туда надо еще попасть. Уютный кабинный мир сменился открытым пространством, вверху шелестел наполненный потоком купол, внизу полупустынная местность с отдельными крепостями и колодцами. Тройка МиГов гудела где-то рядом, но это уже в другом мире. Выдернул фал, НАЗ выпал и повис внизу.

12.19 - (РП) 239 связь с 905.
- 413 (ведомый Ми-8) на месте.
- 905, я 239.
- (905) 239 подходи по посадочному курсу удаление 30-32.
- (РП) 905, остаток?
- 700, наблюдаю 908, высота 2000.
- 905, 239 отхожу с курсом 220.
- (905) С этим курсом.

12.21- (239) 905, какой населенный пункт?
Достать карту и искать название невозможно:
- (905) По посадочному, километров 10 юго-западнее Карабага, большое ровное место.
- (РСП) 905 ваше удаление 32, азимут 210.
- 905, на посадочном, южнее Карабага.
- (РП) В азимуте 200- 220.

Крутим пологую спираль со снижением. Внутри разворота маленькая фигурка на парашюте. Помочь Игорю уже не в силах!

- (905) Высота парашюта 1200.
- (905) 239, подходи правее большой дороги, характерный вход в ущелье справа от дороги, большое желтое место.
12.22. - (РП) 545, остаток?
- 450.
- (РП) 907 и 545, на точку, на восьмой – РП понимает, что они уже лишние.

Игорь посмотрел вниз. Почти неподвижная ранее земля начала приближаться. Из ближайшей крепости выскочил и побежал человек, из колодца вылезло еще двое. Скорость сближения увеличилась, НАЗ стукнулся об землю, вот и она, больно ударив, свалила с ног. Парашют, не погаснув сразу, протащил немного по земле. Прилетели.

12.25 – (905) Парашютист приземлился! 239, смотри, открытое место, желтое пятно, южнее парашют.
- (РСП) 905, уменьшите радиус виража.
- 905, сейчас прохожу над ним, перпендикулярно большой дороги грунтовая, южнее ее метров 300.
-239, подхожу на 2000.

Снижаюсь, от места приземления до ближайшей крепости метров 200, рядом несколько колодцев. К парашюту бегут несколько человек. Вертолетчики уже надо мной.

- (239) 905, это ты в вираже внизу?
- (905) Прохожу над местом, парашют южнее белого пятна.
- (РП) 905, остаток?
- (905) Пока побуду!

Из крепости и колодцев, выбежали несколько человек. Хлеба с солью не видно, хотя видно не с пустыми руками. Уже совсем близко, Проклятый НАЗ с автоматом застрял в десяти метрах камнях, пока надежда только на ПМ. Выстрел из пистолета прозвучал слабым хлопком. Вот и ответная стрельба! НАЗ никак не вытягивается. Пистолет с запасной обоймой и пара гранат – не очень большой арсенал!

12.29 – (905) 239, смотри, обозначаю место из пушки.

Отхожу в сторону, разворот. Кнопка перезарядки - пушка отзывается глухим стуком под фюзеляжем. Пологое пикирование. Пора! Длинная очередь, торопливое рокотание пушки, выбрасывающей по 50 снарядов в секунду. Первые разрывы ложатся правее парашюта возле фигурок людей, конец очереди крошит стены дувала.

Игорь попытался еще раз подтащить в себе НАЗ. Вдруг громкий треск пушки, МиГ пронесся над духами, длинной очередью подняв фонтаны пыли и уложив приближающихся на землю. Надолго ли? Если обойдут с разных сторон, без автомата долго не продержаться. Но вот и шум вертушки, правда, еще где-то очень высоко.

- (905) 239, смотри северо-западнее разрывов, парашют. Пыль видишь, он вначале трассы.
- (239) Не вижу.
- (905) Смотри пыль, северо-западнее белый паращют.
- 413, наблюдаю.
- 239, где?
12.30 - (413) Он подо мной, маленький белый парашют, южнее его лежит.
- (413) 239, переводи на снижение.
- 239, куда снижаться?
- 413, виноград, справа в районе первых выстрелов, по дороге влево и туда.
12.32 - (413) 239, пройдите по дороге.
- (413) 239, вправо 30.
- (413) 239, наблюдаете слева?
- (239) 413, слева впереди?
- 239, наблюдаю парашют.
- 239, сажусь.

Все, мне пора уходить, топлива почти нет – расходомер перевалил половину последнего 200- литрового деления, но аэродром рядом, должно хватить.

- 905, захожу на посадку.
- 905 (РП), на посадку.
12.34 - 239, парашютист живой, все нормально.
- 905 (РП) остаток?
Стрелка расходомера подползла к 0, но чувствую, что на посадку при выпуске шасси в последний момент должно хватить.
-905, хватит, на посадочном, пока без шасси.
- (РП) Понял.
Новая вводная - слева заходит афганец на МиГ-21ПФ. Меня не видит, расходимся метрах в 50 и летим рядом. У меня выбора нет:
- 905, тут друг заходит, убери его на второй или садимся в паре.
- (РП) Понял, передаю.

Через некоторое время мой сосед, повернув голову в мою сторону, убирает колеса и отваливает влево.

Вертолет сел совсем рядом. Игорь отстегнул фал НАЗа - подарок духам, бросок к вертолету, быстро втаскивают в кабину, взлет.

12.36 – 239, взлетел, летчик на борту, невредим.
- 905, дальний, выпускаю шасси.
- (РП) Проверь выпуск, посадка.
- 413, на месте.

Пока заруливал на стоянку, вертолеты уже подошли к аэродрому. Встречаем их на стоянке. Открывается дверь, ставят трап, показывается Игорь, бледный (11 минут на земле не прошли даром), поцарапанный, в одном ботинке, главное живой! Потери - сбитый самолет, ботинок, НАЗ, ЗШ и три пробоины в вертолете не сравнимы с этим фактом!
Стакан спирта от стресса, небольшой разбор, кто, что видел, доклад наверх. В связи со счастливым концом обычный этап «наказания невиновных» очевидно не состоится. Вечером по ЗАС звонит Главком ВВС, Игорь уложенный на снятую с петель жесткую дверь, уже полностью в разобранном состоянии. Общается с Главкомом командир, в конце разговора расплывается в улыбке:
- Служу Советскому Союзу!

Увеличить

Карта района, в котором произошли события 29 октября (увеличить - 560 Кб)

30 октября 1983 г. Сегодня дважды безрезультатно искал упавший самолет, конкретного места, где он упал, не видел. Очевидно, с большим углом вошел где-то глубоко в землю, а воронок в долине не пересчитать. С инспекторами из Кабула занимался разбором и оформлением документов по происшедшему. Ясно, что претензий ни к организации, ни к летчикам нет, а прикрытие и обозначение из пушки вообще не часты в сверхзвуковой истребительной авиации.
У нас появляются первые небоевые потери - трое летчиков из Шинданта заболели гепатитом, среди техников есть заболевшие и у нас, помимо гепатита еще и брюшной тиф.

31 октября 1983 г. Игорь пока отдыхает, до праздников побудет здесь, а потом поедет на ВЛК – у нас это обязательная процедура после катапультирования. Написали ему представление на «Знамя». По-прежнему спит на жесткой двери, уложенной на кровать, спина все же побаливает. Виталий без ведомого тоже занемог с радикулитом и за компанию притащил себе еще одну дверь. Теперь у нас два «радика», две лишних двери и слетанная пара отдыхающих на них, Игорь лежит на спине, а Виталий на животе. Даже свой любимый компот сосет трубочкой из банки, поставленной на пол. Натираю его какими-то вонючими мазями. В процессе процедуры Виталий неожиданно сообщает, что прививки перестали действовать, и к спине прибавился радикулит еще одного органа. И тут же, в разговоре о спорте заявляет, что не любит гимнасток, что хотя последняя наша чемпионка и похожа на женщину, все равно предпочитает пловчих. Надо срочно отправлять в отпуск!

©  Fighter-pilot 2009

Дата публикации: 22.08.2010
Автор: Ветеран 927 иап

Назад Вверх Следующая

Реклама

Подшипниковый узел купить подшипники корпусные и подшипниковые.