Глава 2


Константин Финне

 

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПЕРЕЛЕТ

 

Полеты Муромцев убедили Игоря Сикорского, что теперь стало возможным совершать перелеты на большие расстояния. Он решил, что пришло время совершить путешествие на большое расстояние для того, чтобы продемонстрировать возможности его нового воздушного судна. В качестве конечной точки маршрута он выбрал Киев, который находится на расстоянии 1200 км к югу от Петербурга. План полета включал одну остановку в Орше для дозаправки, а затем полет вдоль долины Днепра к Киеву.

Сикорский отобрал экипаж из трех человек, которые должны были сопровождать его в полете: лейтенант Г. И. Лавров должен был участвовать в перелете в качестве пилота и штурмана, штаб-капитан Х. Ф. Пруссис также должен был выполнять обязанности пилота, а В. Д. Панасюк - бортмеханика. На борту находилось примерно 1100 кг бензина, запасные части для двигателей, два запасных пропеллера, дополнительные шины, проволока, болты и канистры с водой.

25.jpg (48905 bytes)

Группа офицеров Гатчинской военной летной школы в 1915 г. В первом ряду, второй слева сидит штабс-капитан К. Ф. Пруссис, участвовавший вместе с Сикорским в перелете из Санкт-Петербурга в Киев.

Сикорский назначил отлет на час ночи 30 июня 1914 года. В спокойную погоду и при свете петербургской “белой ночи” Илья Муромец взлетел с Корпусного аэродрома. Погода была ясная и безветренная. Направившись к югу, Илья Муромец поднялся на высоту 1500 метров. На этой высоте обороты двигателей были уменьшены для достижения крейсерской скорости. Три пилота сменялись у рычагов управления каждые полчаса, для того, чтобы все имели возможность насладиться изумительными видами.

После пяти часов полета экипаж подкрепился бутербродами и горячим кофе. В 8 утра Илья Муромец пролетел над Витебском, на одной из площадей которого собралось множество людей. На борту были написаны телеграммы, которые были затем вложены в небольшой контейнер с длинной лентой и сброшены над Витебском с деньгами, приложенными для того, чтобы покрыть стоимость почтовых расходов. Тот же самый метод был использован и на обратном пути, в обоих случаях сообщения были доставлены вовремя.

Около 9 часов утра Илья Муромец стал снижаться для посадки в Орше. Незадолго до аэродрома началась воздушная болтанка. Большой воздушный корабль бросало из стороны в сторону, но болтанка не помешала Сикорскому благополучно приземлиться после беспосадочного полета, продолжавшегося 8 с половиной часов.

Разумеется, посадка Ильи Муромца привлекла большую толпу, которая с любопытством рассматривала огромную и незнакомую летающую машину. Экипаж Сикорского вынужден был объяснять людям устройство самолета даже во время заправки Муромца 1100 кг бензина. Заправка заняла много времени, потому что бензин нужно было закачивать вручную, без каких бы то ни было специальных устройств, через небольшие отверстия в баках.

С большим трудом Игорь Сикорский смог отделиться от толпы и измерить импровизированное поле, с которого Илье Муромцу предстояло взлететь. Взлетная полоса была узкой, 50 шагов в ширину и 400 в длину. Само поле имело скат к крутому берегу Днепра. Сикорский решил, что несмотря на неблагоприятное направление ветра, самолет будет взлетать по направлению к реке.

Заправка самолета и подготовка к его взлету заняла приблизительно два часа. В этот момент солнце уже стояло высоко в небе и было очень влажно. Сикорский направил большое воздушное судно вниз по склону. Илья Муромец взлетел в последний момент, его колеса прошли над самым краем обрыва. Сикорский затем накренил самолет, который прошел над самыми крышами Орши и начал медленно подниматься в воздух, направляясь на юг.

Достигнув высоты 150 метров Илья Муромец столкнулся с сильным волнением воздуха, иногда воздушные ямы достигали пятидесяти метров, что делало дальнейший подъем трудным и осложнило работу пилота за штурвалом. В соответствии с планом полета Илье Муромцу предстояло пройти над обширной местностью, покрытой лесами и озерами. Сикорский предвидел, что над ней должны быть зоны сильной турбулентности и пока самолет максимально загружен бензином, это может быть опасным. Тем не менее, он решил продолжать полет.

Через пятнадцать минут после взлета Сикорский, который в тот момент находился у штурвала, увидел что бортмеханик Панасюк делает какие-то испуганные жесты, указывая на левый внутренний двигатель. Двигатель горел! Из-за грохота моторов экипажу трудно было переговариваться. Случилось так, что ведущий к двигателю топливопровод лопнул и двигатель остановился. Когда бензин стал выливаться на крыло и загорелся, огонь немедленно охватил большую площадь. Лейтенант Лавров и механик Панасюк вскарабкались на рампу, проходящую по нижнему крылу с огнетушителями в руках и несмотря на сильную болтанку, потушили пламя.

26.jpg (66816 bytes)

Игорь Сикорский (в центре) со своими помощниками во время первой мировой войны. Владимир Панасюк, механик Сикорского, стоит во втором ряду, справа.

Пролетев определенное расстояние на трех двигателях, Сикорский решил приземлиться. Он и его экипаж выбрали подходящее место и приземлились благополучно. Обследование самолета показало, что нанесенный ущерб был небольшим. Топливопровод был быстро заменен. Тем не менее, было слишком поздно, чтобы возобновлять перелет, поскольку не было никакой надежды достигнуть Киева до темноты. Соответственно, Сикорский решил отложить полет до следующего утра, и экипаж провел ночь в кабине аэроплана. Всю ночь шел дождь. К утру он прекратился, но погода была пасмурной и облачной. Илья Муромец поднялся в воздух около 4 утра и на высоте 500 метров пролетел над окутанным туманом городом Шкловом.

Вскоре после этого Илья Муромец влетел в сплошные облака. По мере того, как болтанка нарастала, задача удержать аэроплан под контролем становилась все более трудной. Для того, чтобы удерживать направление, использовался компас. Неожиданно начался сильный дождь, по ветровому стеклу струились потоки воды. Стало так темно, что едва можно было разглядеть концы крыльев Ильи Муромца. После того, как болтанка уменьшилась, Илья Муромец резко наклонился вниз и влево и стал быстро падать. Усилия Сикорского сдвинуть штурвал не помогали! За несколько секунд аэроплан опустился на 200 метров вниз, затем выпрямился и продолжал свой полет в густых, окутывающих все облаках.

Во время этого неожиданного падения было замечено, что стрелка компаса сделала два или три полных оборота. По всей видимости, Илья Муромец пролетел через заряженные электричеством грозовые облака, которые повлияли на магнитную стрелку. Как только компас стабилизировался и экипаж оправился от нервного шока, вызванного быстрым спуском в облаках, было замечено, что Илья Муромец летит на восток, а не на юг. Для того, чтобы определить местоположение самолета, было принято решение опуститься ниже облачной кромки. На высоте 400 метров снова стало видно землю, но из-за дождя было невозможно определить точное положение Ильи Муромца. Поэтому, в надежде достигнуть Днепра, который один мог помочь восстановить надлежащий маршрут, было решено лететь в западном направлении. Илья Муромец летел на той же самой высоте, под самой кромкой облаков, то и дело кренясь с боку на бок, но постепенно его полет стабилизировался. Через 10 км открылся Днепр, что позволило экипажу сориентироваться нужным образом. В этом месте самолет находился примерно к югу от города Рогачева, в 270 км к северу от Киева.

Для того, чтобы избежать постоянного дождя и болтанки, Сикорский решил подниматься сквозь облака. Сейчас набирать высоту было относительно легко, потому что Илья Муромец уже израсходовал около 328 кг бензина. На высоте 1000 метров дождь прекратился, и на высоте 1500 метров Илья Муромец начал лететь более гладко. Сикорский достиг высоты 200 метров над обширным облачным океаном. Этот облачный слой внизу стал абсолютно белым и принял фантастические очертания! Экипаж наблюдал за этим драматическим видом когда Илья Муромец отбрасывал движущуюся тень на бесконечный облачный слой, который простирался до горизонта.

Пролетев на этой высоте следующие два часа, лейтенант Лавров объявил, что, по его оценкам, Илья Муромец должен находиться в 10 км от Киева. Вновь большой аэроплан прошел через облака и турбулентные воздушные потоки.

На высоте 600 метров Илья Муромец неожиданно вышел из облаков. Внизу был виден Днепр. Прямо впереди показался Цепной мост, а справа экипаж увидел золотые купола Киевско-Печорской Лавры. Пройдя над городом, Илья Муромец приземлился на аэродроме Киевского Аэронавтическиого общества (Куреневском). Илья Муромец завершил первый отрезок своего длительного перелета, во время которого молодая и отважная команда должна была справляться со многими трудностями и опасностями.

Вполне естественно, город Киев обеспечил экипажу теплый и восторженный прием. Полет Ильи Муромца вызвал огромный интерес у горожан. Киевская Дума избрала Игоря Сикорского почетным гражданином и киевский Политехнический институт наградил его почетной степенью в инженерном деле. Во время остановки в Киеве, штаб-капитан Пруссис должен был отказаться от идеи возвращения с Сикорским в Санкт-Петербург, потому что срок его отпуска должен был вскоре истечь.

Задержавшись в Киеве только на короткое время, 12 июля около 4 часа утра, Сикорский вылетел в обратный путь в Санкт-Петербург. В 8 утра Илья Муромец пролетел между Могилевым и Оршей и команда могла видеть оба города. Крейсерская высота составляла 1500 метров. В 11 утра Илья Муромец благополучно приземлился в Ново-Сокольниках для дозаправки. На этот раз заправка заняла только полчаса, поскольку бензин подавался механическим насосом.

Погода во время обратного пути была очень сырой. На высоте 600 метров самолет вновь столкнулся с болтанкой. Илья Муромцу, нагруженному бензином, было очень трудно удерживать высоту. Кроме того. За Ново-Сокольниками горели леса и торфяные болота. Было решено продолжать полет для того, чтобы долететь из Киева до Санкт-Петербурга за самое короткое время.

В этом месте Илья Муромец столкнулся с сильнейшей воздушной турбулентностью. Опасный момент наступил когда воздушное судно находилось на высоте 200 метров. Неожиданно оно устремилось вниз на 100 метров, заставив команду выбросить за борт несколько канистр с дополнительным бензином и водой для того, чтобы избежать аварии. Такие воздушные ямы сделали полет очень трудным, особенно на высоте от 200 до 500 метров над уровнем земли.

Через час Сикорский и его экипаж наконец достигли зоны лесных пожаров. Было очень жарко и они ощущали запах дыма. Полет продолжался на высоте 700 метров, потому что воздушные ямы не давали возможности набрать большую высоту. Другие тревожный момент настал, когда Илья Муромец неожиданно накренился на левое крыло и стал падать вниз. Кресла и другие предметы, которые не были привязаны, стали скользить на левый борт. Только с большим трудом Сикорский, отдыхавший в пассажирском отделении, мог вернуться в пилотскую кабину.

Несмотря на все усилия исправить крен с помощью штурвала, Илья Муромец продолжал быстрый спуск. Внизу находилось большое озеро, берега которого были покрыты лесом. Когда самолет наконец-то перешел в горизонтальный полет, альтиметр показывал высоту 250 метров. Вероятно, холодная вода озера в сочетании с лесами, охваченными огнем, вызвало образование большой воздушной ямы глубиной 500 метров, в которую и провалился Илья Муромец. Над самой поверхностью озера воздух был относительно спокойным, и это позволило выровнять аэроплан.

Избежав опасности, Сикорский поднял Илью Муромца выше, в зону затишья на высоте 1000 метров, что позволило команде отдохнуть после выхода из воздушной ямы. В 5 часов вечера они пролетели над Павловском и Царским Селом. Спустя несколько минут, пролетев над Московской дорогой и Обводным Каналом, Сикорский сделал круг над Санкт-Петербургом и приземлился на Корпусном аэродроме.

Полет из Киева в Санкт-Петербург продолжался тринадцать часов. В ходе этого перелета был установил мировой рекорд дальности, который не мог остаться незамеченным ни в России, ни за границей.

Его Величество Николай II вновь показал свое высочайшее благоволение к Сикорскому, лично осмотрев Илью Муромца и тепло побеседовав с командой. Вскоре после этого визита Сикорский получил орден Св. Владимира IV степени, который в то время был очень почетной наградой. Сикорский, по своей природе скромный человек, никогда не хвастался, но он всегда гордился своей наградой. Сикорский получил также 100 000 рублей на последующее усовершенствование своего большого воздушного судна.

В июле 1914 года на большом императорском смотре в Царском селе по случаю визита в Россию президента Франции Пуанкаре, Николай II дал Илье Муромцу имя “Киевский”. Илья Муромец – воздушное судно, достойное своего имени – находился на правом фланге всех авиационных подразделений. Большая машина привлекла острое внимание французского президента, который проводил осмотр войск вместе с императором. Пилоты, участвовавшие в церемонии, вспоминали, что Пуанкаре, сидя в экипаже вместе с императором, не просто бросил взгляд на Муромца, проезжая мимо, но продолжал оглядываться для того, чтобы получше рассмотреть этого уникального российского “Рыцаря воздуха”.

Хотя Илья Муромец вызвал большой интерес публики и взбудоражил неподвижные воды российского болота, широкие слои русского общества оставались равнодушными. Как ни удивительно, но особого интереса или симпатий работа Сикорского не вызвала, несмотря на ее оригинальность и русский национальный характер. Только немногие понимали, что воздушное судно Сикорского было первым большим многомоторным самолетом в мире, конструкцией которая открыла новый этап в создании самолетов.

С помощью конструкции Сикорского будущее развитие воздушного транспорта должно было помочь России в преодолении ее обширных, бесконечных равнин и примитивных средств транспорта. В то же время никто не предпринял никаких серьезных шагов чтобы организовать финансовую поддержку строительства специальной фабрики по производству воздушного судна Сикорского и необходимых для него двигателей...

Следует вспомнить о том времени, когда Сикорский совершил свой перелет. Это произошло как раз после убийства в Сараеве Фердинанда, наследника австро-венгерского трона. Быстро сгущались штормовые облака не только над Балканами, но и над всей Европой. Наконец произошел взрыв, принесший беспрецедентную войну, которая перевернула весь мир вверх дном.

Именно в это время широкая общественная поддержка, тщательное планирование и организация строительства Ильи Муромца была так необходима. К несчастью, все эти шаги так и не были предприняты.

Назад Следующая


Реклама

The article of body care. http://www.prisonartsdirectory.org/ is a famous beauty site.