Работа над ошибками
Главная ] Вверх ] Открытое письмо ] Ответ критикам ] Еще раз о сталинских соколах ] К полемике "Куда улетели сталинские соколы" ] [ Работа над ошибками ]


 

Алексей Степанов

Работа над ошибками

(по поводу статьи Е.Ковалева)

Прочитав статью Е.Ковалева "Еще раз о сталинских соколах", я некоторое время сомневался - стоит ли вообще рецензировать ЭТО? Но потом, вспомнив как меня учили в школе - никогда не оставлять орфографические ошибки без исправления, чтобы ошибочное написание не фиксировалось в зрительной памяти - решил сделать небольшую работу над ошибками, дабы заведомо недостоверные факты "не оседали в мозгах" уважаемых посетителей сайта.

Едва ли крайне сложный вопрос о мотивах и содержании действий советского руководства в последние недели перед 22 июня 1941 года вообще стоило поднимать в рамках рецензии на статью Солонина. Но уж коль скоро речь зашла и об этом, придется отметить ряд вопиющих неточностей.

В одном месте Е.Ковалев утверждает: "…самое большое деморализующее последствие имело то, что он (Сталин) публично отрицал возможность войны". А чуть дальше излагается речь Сталина 5 мая 1941 г. перед выпускниками военных академий, в которой "он сказал, что война с Германией неизбежна - потому что фашизм и коммунизм являются извечными врагами, и если она не начнется раньше, Советский Союз сам ее начнет в 1942 году. Но в данный момент, сказал Сталин, Красная Армия слишком плохо снаряжена и тренирована, и поэтому отсрочка даст шанс укрепить ее силы".

Не говоря уже о том, что эти два фрагмента противоречат друг другу (никаких других "публичных" выступлений Сталина в первой половине 1941 г. не известно, так что совершенно непонятно, когда же он "отрицал возможность войны"), сам текст речи 5 мая изложен с "точностью до наоборот". Самой официальной надо считать редакцию текста, приведенную в сборнике "Документы внешней политики" т.23, книга 2, стр.648 (Историко-документальный департамент МИД России,1988 г.). В этом тексте нет НИ СЛОВА о вражде коммунизма и фашизма, о неизбежности войны, да еще и с указанием на 1942 год. Зато есть многочисленные заявления о том, что "мы перестроили нашу армию, вооружили ее новейшей техникой... мы имеем современную армию, вооруженную новейшей техникой... военная техника Германии отстает не только от нашей, но Германию в отношении авиации начинает обгонять Америка..." Кроме того, слова "снаряжена", "тренирована" явно выдают цитирование плохо переведенной статьи западного автора (правда, при этом положено все-таки давать ссылку на источник).

Далее Е.Ковалев утверждает: "Никто не готовился к немецкой атаке".

Круто сказано, очень круто. Даже самые ортодоксальные советские историки едва ли подпишутся сегодня под этим. В работах Герасимова, Горькова, Данилова, Мельтюхова, Невежина, Петрова, Суворова, Хорькова приведены сотни фактов, свидетельствующих о самой разносторонней и тщательной подготовке к войне с Германией. Из всего этого огромного массива информации достаточно вспомнить хотя бы три факта:
- развертывание фронтов и вывод фронтовых управлений на полевые командные пункты 18-19 июня;
- создание в западных округах крупнейшей в истории войн группировки войск и военной техники;
- формирование на базе всех внутренних округов новых армий и начатую 13 июня, под прикрытием "миролюбивого" Заявления ТАСС, передислокацию этих армий на Запад.

"Узнав об атаке, нарком Тимошенко проконсультировался со Сталиным и позвонил в Минск в штаб Западного округа. "Без нашего согласия никаких действий против немцев не предпринимать"- сказал он Болдину. "Товарищ Сталин запрещает нашей артиллерии открывать огонь". "Не может быть!", закричал Болдин в трубку. "Наши войска отступают! Города горят! Повсюду люди гибнут!". "Приказ остается в силе", ответил Тимошенко."

Источник таких потрясающих заявлений, к сожалению, не приведен. Остается вспомнить незабвенные слова Лучшего друга советских физкультурников:

"Я, кАнЭчно, не могу знать, в каком именно кафе-шантане сфабриковано это вранье, но как бы ни врали господа..." ("Правда", 30 ноября 1939 г. "О лживом сообщении агентства ГАВАС"). По известным источникам, картина событий была совершенно иной. Вот "Протокол допроса арестованного Павлова Дмитрия Георгиевича, 1897 г.р., из крестьян, бывшего командующего Западным фронтом" от 7.07.1941 г. ("Неизвестная Россия. ХХ век. Книга вторая, М.,Историческое наследие, 1992 г., стр.64-66)

"... в 3 часа 30 мин нарком обороны позвонил ко мне по телефону снова и спросил - что нового? Я ему ответил, что сейчас ничего нового нет, связь с армиями у меня налажена и соответствующие указания командующим даны...". Через 15-20 минут, получив от командующих 3 и 4 армий сообщения о начале артобстрела, Павлов по телефону приказал командармам ввести в действие "Гродно-41" и "Кобрин-41", (кодовые обозначения планов боевых действий 3 и 4 армий), добавив к этому указание "действовать не стесняясь".

После чего "все, о чем доложили мне командующие, я немедленно и точно донес наркому обороны. Последний ответил: "Действуйте так, как подсказывает обстановка." Как бы мы не оценивали с позиций сегодняшнего дня этот ответ наркома, ничего похожего на запрещение открытия огня в нем нет. Совещание у Сталина началось в 5 ч. 45 мин. 22 июня. В хрестоматийно известных "Воспоминаниях и размышлениях" Г.К.Жукова оно описано так: "Я рискнул нарушить затянувшееся молчание и предложил немедленно обрушиться всеми имеющимися в приграничных округах силами на прорвавшиеся части противника и задержать их дальнейшее продвижение. "Не задержать, а уничтожить" - уточнил С.К.Тимошенко".

Можно доверять или не доверять воспоминаниям Жукова (вранья в них хватает), но вот не верить в этой части показаниям Павлова нет никаких оснований. Перед вполне предсказуемым приговором трибунала, спасая уже не жизнь, а честь, Павлов обязательно вспомнил бы любые запрещения на открытие ответного огня - если бы они (запрещения) на самом деле были.

В 7 часов 15 минут "проконсультировавшись со Сталиным", нарком обороны отправил командующим фронтами Директиву №2, в которой приказал "войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу... уничтожить авиацию на аэродромах противника... разбомбить основные группировки его наземных сил... разбомбить Кенигсберг и Мемель...". Обратите внимание на используемые глаголы: "обрушиться, уничтожить, разбомбить...". Где здесь испуг и растерянность? Когда же мог состояться столь удивительный разговор Тимошенко с Болдиным? И почему это Тимошенко отдает важнейшие указания не командующему фронтом Павлову, который всю ночь и все утро был на КП и многократно связывался с Москвой по телефону, а его заместителю?

Около 90% всех советских машин имели на вооружении только пулеметы, в то время как немецкие были оснащены гораздо более эффективными авиационными пушками.

Внесем некоторую ясность в вопрос о вооружении советских самолетов на примере истребителей.

Во-первых, отечественные пулеметы винтовочного калибра имели достаточно высокие характеристики.

Пулемет винтовочного калибра MG-17, который применялся на немецких истребителях Bf-109 модификаций E - F имел примерно одинаковый вес с советским пулеметом ШКАС (11 и 10 кг, соответственно), превосходил его по массе пули (12,8 г против 9, 6 г), но уступал ШКАСу по начальной скорости пули - 785 против 820 м/с и имел значительно меньшую скорострельность - 1000 выстр. в минуту против 1800 у ШКАС. В результате масса минутного залпа немецкого пулемета была 12,8 кг, а советского - 17,2 кг.

Во-вторых, отечественная авиапромышленность успела выпустить значительное количество истребителей не только с пулеметами винтовочного калибра, но и с крупнокалиберными пулеметами, не уступавшим некоторым немецким авиационным пушкам.

Советский крупнокалиберный пулемет Березина калибра 12,7 мм был вполне сопоставим с немецкой авиационной пушкой MG 151/15 (масса минутного залпа - 48 кг против 46 кг, соответственно) [Специальный совместный выпуск Авиация-космонавтика, 1996. Выпуск 22 - Крылья-дайджест лучших публикаций об авиации, 1996. Выпуск 8 - Техника и оружие, 1996. № 11-12. С.99].

В апреле 1939 г. вышло правительственное постановление о принятии на вооружение и серийном производстве системы "ТКБ-150", известной также как 12,7 мм пулемет БС (Березина синхронный), а с середины 1940 г. ими оснащались И-16 тип 29 (выпущено в 1940-1941 гг. 650 самолетов) и "Чайка" И-153. [См.: Маслов М. Истребитель И-16. М: Экспринт НВ, 1997. C. 25].

В-третьих, уже с 1938 г. в массовом масштабе начался выпуск истребителей с пушечным вооружением (И-16 тип 17), которое превосходило немецкие образцы. Имевшая одинаковый калибр с нашей ШВАК, немецкая пушка MG FF уступала ей и в массе минутного залпа (48-60 кг против 77 кг у ШВАК) и в дальности стрельбы (начальная скорость снаряда 600 м/с против 800 м/с у советской пушки) [Специальный совместный выпуск Авиация-космонавтика, 1996. Выпуск 22 - Крылья-дайджест лучших публикаций об авиации, 1996. Выпуск 8 - Техника и оружие, 1996. № 11-12. С.99].

Невероятно, но факт: масса минутного залпа "устаревшего" пушечного И-16 превосходила (180 против 150 кг) огневую мощь тяжелого истребителя-бомбардировщика Bf-110 C, имевшего взлетную массу как у трех "ишаков".

"По сравнению с немецкими пушками аналогичного калибра, русские имели начальную скорость полета снаряда почти на 50% выше, интенсивность огня была вдвое больше, а сами снаряды - тяжелее" [Майк Спик. Асы Люфтваффе. Пер. с англ. Смоленск, Русич, 1999. С.128]. Интересно, читал ли Е.Ковалев ту книгу, на которую он столь часто ссылается?

Уже к концу 1939 г. - года начала Второй мировой войны - в СССР было изготовлено около 400 истребителей И-16 тип 17, 27, 28 с двумя пушками ШВАК, а в 1940 г. было выпущено, соответственно, по 300 самолетов И-16 тип 27 и 28. [См.: Маслов М. Истребитель И-16. М: Экспринт НВ, 1997. C. 21, 33 ].

Заметим также, что истребители И-153 "Чайка" выпускались в 1939-1940 гг. с различными комбинациями вооружения, в том числе с двумя БС, с двумя ШВАК и другими [Иванов В. П. Авиаконструктор Н. Н. Поликарпов. СПб.: Политехника, 1995. С. 204-207]. Даже в варианте с двумя БС он превосходил по массе минутного залпа новейший немецкий "Мессершмитт"Bf -109F.

" ...типов бомб насчитывалось 86... "

Сущая правда. Да еще каких! Ротационно-разбрасывающая бомба РРАБ-3 разбрасывающая 116 осколочных гранат АО-2,5, бетонобойная бомба БетАБ 250 с твердотопливным ракетным ускорителем, бомбоампульная связка БАС-1 (122 кг взрывчатки и жестяных ампул с самовоспламеняющейся жидкостью КС), кассеты АБК-500П, вмещаюшие до 108 зажигательных минибомб ЗАБ-1...

А что же плохого в том, что бомбардировочная авиация могла гибко варьировать вооружение в зависимости от задания? Авиабомба не нуждается в ремонте и запчастях, масло в ней менять не надо. Вот 240 типов машин в 17 танковой дивизии вермахта (о чем 22 мая 1941 г. сокрушался в своем дневнике Гальдер) - это действительно большая проблема, да и машины эти, как пишет в своих мемуарах Г.Гот были "невоенного образца" (нахватали во Франции и Бельгии все, что с колесами) и "для прохождения по дорогам Востока почти не годились".

" К июню 1941 года более 90% командиров авиационных частей находились на своих постах менее 6 месяцев."

А у немцев, в люфтваффе, после огромных потерь летного состава в ходе "битвы за Англию"- как обстояло дело с ротацией кадров? Без такого сравнения цифра 90% сама по себе ни о чем не говорит.

Потери только летного состава Люфтваффе с 1 сентября 1939 г. по 22 июня 1941 г. составили 18533 человека (в том числе 3428 офицеров), в том числе 13505 человек убитыми и пропавшими без вести и 4998 ранеными [Подсчитано по: Мировая война: 1939-1945 годы. Сборник статей. Пер. с нем. М.: Издательство иностранной литературы, 1957. С.515]. Необходимо учесть, что в августе 1939 г. в ВВС Германии насчитывалось 20 тыс. человек летного состава [История второй мировой войны 1939 - 1945.: В 12-ти томах М.: Воениздат, 1974. Т. 2. Накануне войны. С.379]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что общие потери пилотов германской авиации за неполные два года второй мировой войны фактически достигли уровня численности всего предвоенного летного состава. Это означало, что значительное количество пилотов с высоким уровнем подготовки погибла в боях, а их место заняли гораздо менее опытные молодые летчики. Теория блицкрига не предполагала таких потерь за такое сравнительно короткое время, поэтому летные школы Германии возмещали потери пилотами с более низким уровнем подготовки.

"...качество технического обслуживания было удручающим..."

Качество технического обслуживания измеряется не эмоционально-окрашенными эпитетами, а цифрами - прежде всего процентом исправных самолетов. Цифру эту Е.Ковалев знает, далее по тексту она приведена: 87% самолетов в АДД и округах были 22 июня 1941 г. исправны. Теперь осталось только сравнить этот показатель с соответствующими немецкими.

На 10 мая 1940 г. (перед началом наступления на Западе) во 2-ом и 3-ем Воздушных флотах были исправны: 73% бомбардировщиков, 72% истребителей Bf-109 и 69% двухмоторных Bf-110 (A.Price, Luftwaffe Data Book). На 17 августа 1940 г. (начало "битвы за Англию") эти цифры значительно ниже, до 55-59%, но здесь сказываются последствия французской кампании и непрерывных воздушных боев над Ла-Маншем (источник тот же).

На 22 июня 1941 г. - по данным разных авторов - процент боеготовых самолетов был значительно выше : порядка 77-80%.

Нужны ли еще комментарии к "удручающему качеству обслуживания" самолетов ВВС РККА?

" В зимний период среднее число часов налета составляло в Прибалтийском округе 18 часов, а в Киевском - только 6... никаких упражнений по отработке взаимодействия с наземными войсками не проводилось вообще... только 1192 экипажей могли летать в обычных условиях ночью и лишь 23 экипажа могли летать ночью в плохую погоду..."

Даже не открывая ни одного справочника, можно с полной уверенностью заявить, что число экипажей, на самом деле способных "летать ночью в плохую погоду", в любой другой армии мира равнялось нулю. До появления бортовых локаторов и наземных средств радионавигации, взлететь и сесть в туман, да еще и ночью, могли только наши люди. Что же касается численности ночной бомбардировочной и истребительной авиации Германии 1941, то она достаточно хорошо известна. Согласно данным английских авторов в ночных налетах на Лондон осенью 1940 г. участвовало не более 300 бомбардировщиков, а в знаменитом рейде Люфтваффе на Ковентри принимало участие 437 самолетов [Ричардс Д., Сондерс Х. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939-1945 гг.). Сокр. пер. с англ. М.: Воениздат, 1963. С.146-147, 150].

Ни в одном из ночных налетов на Москву летом 1941 года не участвовало более двух сотен экипажей ночных бомбардировщиков.

Формирование подразделений ночных истребителей началось 20 июля 1940 года.

Через 11 месяцев, 24 июня 1941 года в трех эскадрах ночных истребителей насчитывалось 205 самолетов, из них 148 (72%) были исправны. (A.Price) . Экипажей, возможно, было и больше, но в любом случае 1192 советских экипажа, способных летать в ясную лунную ночь - это не "только", а очень много.

Что же касается проходящих через всю статью Е.Ковалева фразах о том, что наши летчики вступили в войну имея "10 часов учебного налета налета "по коробочке", то в действительности все было не совсем так, или совсем даже не так.

"Скорострельная" подготовка военных летчиков была введена Постановлением ЦК ВКП(б) иСНК "О реорганизации авиационных сил Красной Армии" 25.02.41 г.

Но даже и этот, крайне авантюристичный документ, предусматривал все-таки не пресловутые "10 часов по коробочке", а 9 месяцев обучения (13 в мирное время) и 50 -54 часа учебного налета до отправки летчика в строевую часть. Годовой налет в строевых частях был установлен в 160 часов, из них 20 - на совместные учения с наземными (!) войсками. (Мельтюхов "Упущенный шанс Сталина", М.Вече,2000 ).

Таким образом, самый простой расчет времени по месяцам показывает, что горе-летчики с такой "ускоренной подготовкой" в июне 1941 года просто не могли прийти в боевые авиаполки. А с немцами в воздухе встретились летчики той авиации, которая только в ходе войны с Финляндией совершила более 83 тысяч боевых вылетов - сравните эту цифру с 40 тысячами вылетов 2-го Воздушного флота люфтваффе к 12 ноября 1941 года (о чем далее пишет сам Е.Ковалев). Для справки : 2-ой флот – это половина всех сил люфтваффе на Востоке.

"В третьих, для обслуживания 7133 самолетов имелось в наличии 5937 подготовленных экипажей, а 1196 машин пилотировать было некому."

Есть и другие цифры. Так, В.И.Алексеенко (ругательски ругающий тех, кого Е.Ковалев называет "историки-ревизионисты") приводит, ссылаясь на документы Управления формирования, комплектования и боевой подготовки ВВС РККА, следующие данные : всего летчиков к 22 июня - 13563, из них 7555 в западных округах. Это без ПВО, без авиации ВМФ и дальнебомбардировочной авиации [Алексеенко В. И. Советские ВВС накануне и в годы Великой Отечественной войны // Авиация и космонавтика вчера, сегодня, завтра, 2000. № 2.]. А всего на воинской службе (по данным, приведенным М.Мельтюховым со ссылкой на РГВА) находилось более 38 тысяч летчиков при общей численности личного состава ВВС более 350 тысяч человек. Программа подготовки летного состава в 1941 году предусматривала выпуск из авиашкол 32500 летчиков и 69 000 других авиаспециалистов. Так что было кому пилотировать "лишние 1196 машин".

"30 августа летчики JG3 уничтожили 1000-й русский самолет. "4-й воздушный флот - 800-я воздушная победа к 20 октября".

Как тут с арифметикой? Истребительная эскадра JG3 входила в состав 4-го флота, как же могла часть флота сбить больше русских самолетов, чем весь флот?!

"313-й и 314-й разведполки: все экипажи из молодых пилотов в наличии, но нет самолетов... 314-й полк разведывательной авиации ... к началу войны только 6 экипажей летали на Як-4. "

Здесь главное - номера. 313, 314 и последующие авиаполки никак не входили в число 218 "боеспособных авиаполков", о которых говорится в документах советского военного планирования, а относятся к тем 115 формирующимся полкам, которые в "Соображениях по плану стратегического развертывания..." названы "совершенно еще не боеспособными" (ВИЖ №№ 1,2/ 92 г.) Зачем же приводить их в качестве образца подготовленности всей советской авиации?

"У этой (Ил-4) военной версии советского рекордного самолета была большая дальность полета, но он был невероятно медленным и имел недостаточное оборонительное вооружение. Все оружие состояло из пулеметов ружейного калибра и стрелок не видел самолет, приближающийся сзади"

Для того, чтобы читатели могли составить собственное мнение о "невероятной медлительности" основного бомбардировщика советской ДБА, приведем данные его зарубежных аналогов: двухмоторных бомбардировщиков большой дальности.

Тип, страна

Дальность, км Максим. скорость, км/час
Виккерс "Веллингтон" (Англия) 3540 378
"Савойя-Маркетти"SM-79 (Италия) 1900 427
"Хейнкель" He-111 (Германия)   2800 410
Илюшин ДБ-3ф (СССР) 3300 445
"Юнкерс" Ju-88A (Германия) 2700 467
"Мицубиси" G4M (Япония)  5040 428

(Д. Соболев "История самолетов 1919-1945" М.,РОССПЭН, 1997)

Что касается вооружения, то не только ДБ-3ф, но и все вышеуказанные самолеты были вооружены пулеметами винтовочного калибра. Крупный (12,7 мм) калибр появился только на американской "Летающей крепости" В-17 и на нашем Пе-2.

Каким образом обзор у двух стрелков на ДБ-3ф оказался хуже, чем у того же количества стрелков немецких He-111 и Ju-88, также расположенных в передней части фюзеляжа самолета с однокилевым оперением - неясно.

За несколько дней налетов стаффель Ралла сбил 45 советских бомбардиро-вщиков, а месторождения Плоешти продолжали давать немцам нефть до лета 1944 года, до тех пор, пока Румыния, наконец, не вышла из войны.

45 самолетов за "несколько дней" - это много или мало? Для разумного ответа на этот вопрос надо бы знать, сколько все-таки было дней, а главное - сколько самолетовылетов было совершено советскими бомбардировщиками за эти дни. По гораздо более конкретным отечественным источникам вырисовывается следующая картина:
первый налет на Констанцу силами 3 ДБ и 6 СБ был совершен уже вечером 22 июня. На следующий день число самолетовылетов дошло до 73. 24 июня 1941г. 18 ДБ и 18 СБ сбросили на нефтяные терминалы Констанцы 178 фугасок общим весом 32500 кг, не потеряв при этом ни одного самолета. Вечером того же дня, при налете в составе 32 бомбардировщиков мы потеряли 10 самолетов, из них 9 сбиты истребителями.

Всего за первый месяц войны было совершено 25 авианалетов на промышленные объекты Румынии. Результат был. 13 июля на нефтеперегонном заводе в Плоешти возник пожар, продолжавшийся 3 дня. Конечно, для полного разрушения нефтяной промышленности Румынии нужны были совсем другие силы и средства (союзники сбросили на Германию 2,5 мегатонны, прежде чем серьезно нарушили работу немецкой экономики), но и оснований для того, чтобы изображать этот эпизод начала войны в форме "избиения младенцев" суперменами из люфтваффе, тоже нет.

"Они никогда не оборачивались в кабине, и было относительно просто приблизиться к их группе и сбить несколько машин, прежде чем они начинали понимать, что происходит (WWII,p. 58.) Я сбил много русских пилотов, которые даже не догадывались, что я находился поблизости"

Не только русских. В книге Майка Спика "Асы люфтваффе", которую Е.Ковалев часто цитирует, на стр.74 русского издания читаем: "из отчетов о боях истребителей видно, что почти на 80% жертва, как правило, не видит атакующего врага или осознает, что ее атакуют, лишь в момент, когда противник имеет уже все преимущества". Это описание воздушных боев над Францией в мае 1940 г. Эта проблема - практически полное отсутствие обзора назад на истребителях начала войны – была столь острой, что все созданные в ходе войны новые модели (FW-190, "Мустанг", "Тандерболт", "Темпест", Як-9, Ла-7) имели фюзеляж с пониженным гаргротом для обеспечения кругового обзора. Практически единственным массовым истребителем, в котором как ни "оборачивайся в кабине" - все равно ничего сзади не увидишь, оставался "Мессершмитт-109".

"каким образом, И-16, имеющий на 40% меньшую скорость в горизонтальном полете и не оснащенный никакими компрессорами наддува мог не уступать своему противнику в скороподъемности ?"

Здесь уже перепутано решительно все.

Во-первых, на 40% уступал "Мессершмитту" в скорости не И-16, а тихоходный, но при этом более маневренный, И-153 "Чайка".

Во-вторых, оба эти истребителя (И-16 и И-153) были оснащены моторами М-62 и М-63 с двухскоростным нагнетателем.В этом можно убедиться, открыв такое фундаментальное издание, как выпущенный в ЦАГИ двухтомник "Самолетостроение в СССР" (т.1 , стр.162), или посмотрев любые чертежи продольного разреза И-16, где хорошо виден характерный контур центробежного компрессора, установленного соосно с винтом за блоком цилиндров. На любой фотографии или даже хорошей картинке И-16 виден воздухозаборник нагнетателя (трапецевидное отверстие в верхней точке капота двигателя).

В-третьих, максимальная горизонтальная скорость и скороподъемность определяются соотношением разных параметров, поэтому они вовсе не обязательно будут сочетаться в одном самолете. Скороподъемность главным образом зависит от тяговооруженности (для самолета с поршневым двигателем о ней можно косвенно судить по нагрузке на мощность двигателя), а максимальная скорость зависит от соотношения тяги винта и аэродинамического сопротивления. В результате американский истребитель конца войны "Тандерболт"Р-47 и наш "ишачок" И-16 тип 24 имели одинаковую скороподъемность, но при этом "Тандерболт" разгонялся до максимальной скорости 690 км/час - на 226 км/час большей, чем у нашего истребителя. (все цифры взяты из книги М. Спика ).

"И-15, И-153 и И-16 были созданы в КБ Поликарпова на базе американского истребителя "Боинг" и приводились в движение 750-ти сильной лицензионной (по некоторым данным - нелицензионной, то есть, если называть вещи своими именами, украденной) версией американского двигателя Райт-Циклон (Mason, p. 225.) Так что говорить о том, что эти машины были созданы Поликарповым, мягко говоря, не совсем верно".

Энтони Саттон - автор монографии "Западные технологии и советское экономическое развитие в 1930 - 1945 гг." [Sutton Antony C. Western Technology and Soviet Economic Development 1930 to 1945. - Hoover Institution Press; Stanford University, Stanford, Kalifornia, 1971. - Vol 2. - 401 p.] - приводит в своей книге таблицу о западном влиянии на развитие конкретных типов советских самолетов. Он считает, что И-15 был создан под влиянием конструкции истребителя Боинг П-12, а И-16 был развитием "старого Боинг П-26". В первом случае он ссылается на книгу Р.А.Килмаркса "Развитие советской воздушной мощи", которая была издана в 1962 г.[ Kilmarx R. A. A History of Soviet Air Power. Frederick A. Praeger, Publisher; New York, 1962. - 359 p.], во втором на периодическое издание "Aviation" XLII, № 2, февраль 1943 г. Таким образом заметим, что этот исследователь, опирающийся на источники 30-50-летней давности, пишет (в отличии от Е.Ковалева) лишь о влиянии нескольких машин, но не о создании на базе одного американского истребителя всех советских машин аналогичного типа 1930-х годов.

Новейшие американские источники ни единым словом не сообщают о каком-либо копировании советскими конструкторами вышеупомянутых американских машин [См., например: Davis L. P-12/F4B in action. - Squadron/signal publications, Carrolton, Texas, 1993. - 49 p. ; Davis L. P-26. Mini in action. - Squadron/signal publications, Carrolton, Texas, 1994. - 50 p].

В известной монографии о применении советских и американских самолетов во время гражданской войны в Испании [Miranda J., Mercado P. World awiation in Spain (The Civil War) 1936-1939. American and Soviet airplanes. - Silex Ediciones, Madrid, 1988. - 285 p.] указывается, что советские истребители создавались под влиянием опыта мирового самолетостроения - американского, английского, польского. Это естественный и нормальный процесс в мировой практике. Отметим также, что истребители Боинга и машины Н.Н.Поликарпова принципиально различны по технологии производства - первые цельнометаллические, вторые - смешанной конструкции. Заметим, что П-26 даже по внешнему виду : "длинно- хвостый" самолет с неубирающимися шасси и подкосным крылом совершенно не похож на "коротышку" И-16 с убирающимися шасси и свободнонесущим крылом. Версия о копировании возникла на Западе в связи с массовым появлением новейших по тому времени истребителей у республиканцев Испании. Первоначально они были объявлены американскими, затем, когда вопрос о стране-производителе отпал, то объявили об их "копированиии" Советским Союзом.

Что касается заявления об украденном "Циклоне", то здесь Е.Ковалев просто не знает истории развития советской авиации. СССР легально выкупил права на производство этой модели и строил ее на специально созданном заводе в Перми. Легальное и открытое отрудничество с фирмой продолжалось вплоть до введения президентом Рузвельтом "морального эмбарго" в декабре 1939 г. (после бомбардировок советской авиацией финских городов и гибели гражданского населения).

"К сведению автора, "истошные призывы" "пикантно" выглядеть не могут, получается совсем как "стремительный домкрат" у Ильфа и Петрова."

К сведению г-на Ковалева. Словарь Н,Комлева "Иностранные слова и выражения" (М.Современник,1997) определяет "пикантный" как "привлекающий острый интерес". В некоторых ситуациях истошные призывы вполне могут вызывать к себе острый интерес, отнюдь не нарушая правил изящной словесности.

 

Реклама

 


Главная ] Вверх ] Открытое письмо ] Ответ критикам ] Еще раз о сталинских соколах ] К полемике "Куда улетели сталинские соколы" ] [ Работа над ошибками ]